Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 августа 2014, источник: Газета Коммерсантъ

Открыточный вид на жительство

В Выборге начался XXII кинофестиваль «Окно в Европу», который открылся «Пацанами» Рената Давлетьярова, а потом принял международный оттенок благодаря приезду Жерара Депардье, представлявшего картину «Виктор» — фильм открытия конкурса «Игровое кино. Копродукция», который теперь добавился к обычным выборгским программам

Источник: Газета «Коммерсантъ»

«Виктор», хоть и снят французом Филиппом Мартинезом, имеющим опыт работы в американском кино, на самом деле больше похож на российский малобюджетный трэш, несмотря на вполне пристойный заявленный бюджет $10 млн. Богатство особенно чувствуется в интерьерах, в которых преобладают золото, мрамор и бархат: такой дизайн присущ интерьерам фешенебельных московских заведений, где герой Жерара Депардье — крутой французский гангстер — вынужден разыскивать виновных в гибели его сына. 

Встречи с ним герой ждал 15 лет, сидя в тюрьме за кражу какой-то всем небезразличной картины, однако за три месяца до освобождения некие торговцы бриллиантами убили в Чечне его сына, видимо, пошедшего по папиным стопам в криминал. Помогает герою в его благородной миссии отмщения другой положительный и импозантный чеченец (Эли Данкер), а главное — его старая русская подруга (Элизабет Херли), женщина еще более сногсшибательная, чем убранство принадлежащего ей ночного клуба «Турандот». Когда она идет по нему в золотом платье, глаза буквально режет от избытка роскоши на квадратный сантиметр кадра. 

В драматургическом смысле этот женский персонаж выполняет примерно ту же функцию, для которой в менее изысканных фильмах служит интернет,-- то есть помогает герою найти нужных людей. На Элизабет Херли смотреть, безусловно, приятнее, чем на поисковую строку Google, тем более что герой на нее не только смотрит. Жерар Депардье сравнивает своего героя с графом Монте-Кристо и на выборгской премьере призвал видеть в «Викторе» не безмозглый и бездушный боевик, а историю с человеческим содержанием. Содержание это, однако, отмечено такой же скупостью, как некоторые реплики диалогов типа: 

«Я позвонил, просто чтобы вы услышали голос человека, который вас убьет». Гораздо более важным содержанием фильма становится возможность запечатлеть Жерара Депардье на фоне то Большого театра, то Исторического музея, то храма Василия Блаженного, а вместо конспиративной квартиры служит номер в «Метрополе», где, по уверениям всезнающей подруги героя, его никто не будет искать. И все-таки самым роскошным «интерьером» становится золотистое колосящееся поле, по которому в предфинальной сцене герой шагает с ружьем,-- картина примерно такая, как если бы пейзажист Шишкин задумался о карьере баталиста. Но вообще-то «Виктор» интересен не столько сам по себе, сколько как пункт удивительной творческой биографии гражданина Депардье, в которой много чего было, но еще не хватало такого позолоченного портфолио на фоне самых помпезных мест столицы его благоприобретенной «отчизны». 

Специфический интерес представляет и показанная на открытии «Окна в Европу» картина Рената Давлетьярова, которой прокатчики дали зазывное, как им кажется, название «Пацаны». Известный ранее под рабочим названием «Однажды» этот фильм снят по тому же сценарию Юрия Короткова, что и вышедшая в 1997 году картина Дмитрия Месхиева «Американка» о дворовых пацанах 1970-х. Ставить этот сценарий тогда собирался сам Ренат Давлетьяров, но на него легло бремя руководства Московским международным кинофестивалем, и вот только теперь дошли руки сделать все по-своему. Если посмотреть «Американку» и «Пацанов» подряд, это напоминает забаву из детских журналов «найди десять различий». 

Понятно, что Ренат Давлетьяров оставил почти в неприкосновенности диалоги из полюбившегося ему сценария (если в месхиевском фильме заливавший про свои сексуальные похождения пацан хвастался 18-20 «палками», то в условиях нынешней инфляции речь идет о 30-40). Но не очень ясно, зачем по второму разу браться за тот же материал, не имея в виду ничего нового по сравнению с предыдущим постановщиком и никак не меняя ту интонацию дворовой песни с блатным прононсом, которой пропитан коротковский сценарий. 

Чисто визуально «Пацаны» выглядят по-другому, чем «Американка»: снимавший ее Сергей Мачильский стремился найти оригинальные ракурсы и заботился о втором плане (если уж сценарий плоский, путь хоть кадр будет поглубже). Работавший же с Ренатом Давлетьяровым Семен Яковлев любит световые контрасты и мелодраматические контражуры, но это, кажется, его личные пристрастия, а не сознательное решение режиссера, принципиально по смыслу изменившего лишь одну деталь в финале — в угоду людям решительным, не любящим ждать и откладывать. 

И так же решительно в фильм Рената Давлетьярова въезжает на своих конях четверка «неуловимых мстителей» — словно для того, чтобы поддержать юных героев в таким нелегком деле, как половое созревание, которому посвящен сценарий Юрия Короткова. 17 лет спустя в нем, сколько ни рассматривай на просвет, никак не проступают новые водяные знаки внефизиологических смыслов.

Лидия Маслова