Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 августа 2014, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Жерар Депардье: Высоцкого люблю больше, чем «Очи черные»

В Выборг прибыл Жерар Депардье. Актер представил в рамках фестиваля «Окно в Европу» новый фильм со своим участием, картину под названием «Виктор», которая в сентябре должна выйти в российский прокат.

«Виктор» — совместный франко-российский проект, он не случайно оказался на фестивале отечественного кино. Дело в том, что с прошлого года в афише форума появилась новая программа Копродукция. Таким образом, Выборг теперь открывает окно не только в Европу, а сразу в мир.

Действие фильма «Виктор» по большей части происходит в Москве. Лишь ненадолго главный герой картины полетит в Чечню. Там он должен посетить могилу убитого сына. Именно для того, чтобы отомстить за его смерть, Виктор и прибыл в Россию. Представляя ленту, режиссер Фелиппе Мартинес и исполнитель главной роли Жерар Депардье настоятельно обращали внимание аудитории на то, что это вовсе не криминальная история, как может показаться, а история человеческая. И все бы хорошо, но пытки, стрельба, втыкание ножей в пятки и шампуров в бедро, никак не дают избавиться от мысли, что криминала в фильме, все-таки, больше, чем обычной человеческой правды жизни.

Помимо всего прочего, в фильме нарушены причинно-следственные связи. Вопросы «почему?», «кто?» и «зачем?» возникают поминутно. Однако ответы на них, увы, не находятся. При этом Фелиппе Мартинес говорит, что его задача была показать красоту России. Поэтому в кадре – Красная площадь, Большой театр и прочие туристические места, а страстная девица поет «Очи черные» (романс, написанный в 1842 году украинским писателем Евгением Гребинкой). В довершение мешанины весь интернациональный участников действа говорит почему-то на русском языке. То есть непродуманный дубляж еще больше путает зрителя.

Обо всем этом журналисты и расспрашивали Жерара Депардье на пресс-конференции после фильма.

— Почему Россия в вашем фильме такая лубочная? Вы разве не видели другой России?

— Этот вопрос лучше адресовать режиссеру. Это его решение. Знаете, я очень люблю русскую культуру, литературу и музыку. А если говорить о песнях, то, песни Высоцкого мне нравятся больше, чем «Очи черные». Но ведь в фильмах Павла Лунгина или Никиты Михалкова мы тоже видим некие клишированные представления о России. Однако я не думаю, что это вредит их картинам.

— Какие российские фильмы Вы любите?

— Я люблю старые советские фильмы больше, чем современные. Например, «Ивана Грозного» Эйзенштейна я пересматривал несколько раз. Мне нравится эта несколько театрализованная традиция в кинематографе. У тех же Лунгина и Михалкова тоже есть потрясающие картины, вспомнить хотя бы «Очи черные». Такое кино не снимают уже давно. Если же говорить о вашей актерской школе, то, например, в картине «Виктор» я работал с Алексеем Петренко. Он великий артист. Я к актерам, вообще, испытываю сильное уважение, но в российской традиции в актерском деле сильна драматургия. Когда мой друг Владимир Машков играет в голливудских фильмах, мне смотреть на него не так интересно, чем когда он создает образы в российских картинах. Поэтому мне, конечно, хотелось бы как можно больше работать с российскими режиссерами.

— Часть действия фильма происходит в Чечне. Откуда такая идея?

— Знаете, я бывал в Чечне. И мне подумалось, что хорошо бы то место, которое ассоциируется с войной, показать в мирное время. Нам хотелось, чтобы все увидели, что там красиво, и что там тоже возможно снимать. Конечно, Кавказ – это особое пространство и особая культура. Александр Дюма описывал свои путешествия по Кавказу, рассказывал о местных жителях. И мы, в какой-то степени, занимаемся тем же самым.

— А обязательно было показывать Москву как мировой криминальный центр? Почему герои фильма – убийцы, дилеры и нелегальные торговцы бриллиантами?

— Мне кажется, что здесь главное вовсе не это. Мы рассказали в первую очередь историю человека, который мстит за своего сына. Последите за тем, что показывают на большом экране, на телевидении — криминал сейчас главная тема. Нам круглые стуки показывают что-то про убийства и прочие преступления. Но наша картина не совсем такая, как, например, новый фильм со Сталлоне и Шварцнеггером («Неудержимые 3» – Вести.Ру). Мы не хотели спекулировать на этом, не хотели делать кинематографический фаст-фуд.

— Ваш фильм кажется вымышленной историей про вымышленную Россию, где нет ни одного положительного персонажа.

— Отчасти я с этим согласен. Да, возможно, кажется странным, что герой француз, его внук воспитывается в Чечне, а любовница англичанка живет в Москве. Но все это было необходимо для того, чтобы показать универсальность истории. Нам хотелось, чтобы было понятно: такое могло произойти в любой стране. А что касается положительных персонажей, да, мой герой жесток, но он мстит за сына. Вспомните графа Монте Кристо, где тоже есть мотив мщения. Мстить мирно невозможно. А имидж России, как мне кажется, в нашем фильме не страдает.

— Для вас важно мнение публики?

— Смотря какой публики. Фестивальная публика специфическая. У меня есть опыт, когда на разных фестивалях некоторые мои фильмы принимали очень плохо. Но все это не помешало им впоследствии стать классикой.

Жерар Депардье, в сущности, прав: публике порой совсем не интересен фильм. Зрители в Выборге пришли посмотреть на любимого актера. И когда он появился на сцене, зал засветился вспышками дисплеев телефонов и фотокамер. Мсье был растроган, признался городу в любви, а заодно и в любви к России. И пусть картину «Виктор» большинство забудет уже на следующий день. Зато в семейных альбомах останется фото Жерара Депардье.