Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 августа 2014, источник: Газета Коммерсантъ

Свинья на сцене

«Глория фон Якстберг» на фестивале в Брегенце
История про мясника, говорящие сосиски и любовь кабана стала основой оперного либретто — на фестивале в Брегенце показали «Глорию фон Якстберг» ХК Грубера. В том, что мир оперы шире распространенных о ней представлений, на фестивале в австрийском Брегенце убедился специально для «Ъ» Алексей Мокроусов.

Источник: Газета «Коммерсантъ»

Фестиваль опера

Традиционно фестиваль в Брегенце состоит из двух нечасто соприкасающихся частей — идущей под открытым небом оперы и программы редко исполняемых произведений авторов прошлого и наших дней.

Билеты на «большую» «Волшебную флейту» в постановке интенданта фестиваля Дэвида Паунтни распроданы давно. Нет их и на большинство проектов параллельной программы. Многие из них посвящены современному австрийскому классику ХК Груберу (его инициалы пишутся без точек), ставшему композитором--гостем фестиваля. Его произведения выглядят редким универсалом. Так, в «Busking», концерте для трубы, аккордеона, банджо и струнных (Венским симфоническим оркестром дирижировал хорошо знакомый российским слушателям Клаус Петер Флор), трубачу по ходу дела приходится использовать три инструмента, не говоря уже о многочисленных заглушках,-- бельгиец Жером Бервертс справляется со своей задачей виртуозно.

Не менее изобретателен Грубер и в своих операх — в театрах Брегенца их показывают сразу две. Одна — по пьесе Эдена фон Хорвата «Сказки Венского леса», причем автор сам встал за дирижерский пульт (он, кстати, еще и поет, и на виолончели в оркестре играет). Другая — по детской книге Рудольфа Херфуртнера «Глория фон Якстберг». Аристократически звучащее имя на самом деле принадлежит обаятельной свинюшке (ее партию исполняет Джиллиан Кейс), считающей себя самой красивой свиньей в Альпах.

Истории у такой дурочки могут быть только дурацкие. Размечтавшись о принце, Глория влюбляется в первого попавшегося мясника. Но Герхард (тенор Эндрю Дикинсон) только притворяется романтично настроенным, его цель — превратить Глорию в фарш для сосисок.

Парадом этих сосисок в человеческий рост, выползающих из колбасоделательной машины, опера открывается — и вид подкопченных и белых сосисок скорее умиляет, тем более что среди них затесалась и сосиска для вегетарианцев. Но у кабана Родриго (бас Шин Коронуай) другой взгляд на происходящее. Он жаждет выступить в роли принца, спасающего возлюбленную от мясорубки. В отчаянной борьбе с мясником, занесшим было нож над доверчивой жертвой, кабан побеждает. В финале он женится на Глории, не подозревая, что та нарожает ему 40 детишек.

«Глория фон Якстберг» считается сатирической оперой — жанр, который в Брегенце в чести. Прежде здесь показывали, например, оперу про пластическую хирургию, а также классику советского юмора — «Москва, Черемушки» Шостаковича.

Сюжет «Глории» Грубер считает политическим, ведь речь о расизме и повседневном фашизме. Если вспомнить, какую роль еда в последнее время стала играть в мировой дипломатии, политики и впрямь здесь увидишь немерено. Но, кажется, у английского режиссера Фредерика Уэйк-Уокера, ставящего по всей Европе, от Глайндборна до брюссельского «Ла Монне», иные задачи. Вдохновленный традициями немецких кабаретистов 1920-х, он ставит классическую буффонаду, пеструю по костюмам и оформлению (художник Мамору Иригучи изначально изучал зоологию — вот и пригодилась!). Смысл здесь прорастает из смеха и музыки. Джеффри Паттерсон дирижирует, по сути, джазовым оркестром: к скрипке и арфе добавлены две трубы, два саксофона, тромбон, туба и ударные. Партитура полна цитат не только из Вагнера и Малера, но и из народной музыки вроде альпийских йодлей и баварских мотивов. Быки поют блюзы, джазовые стандарты опознаются на раз, а чем занимается хор лягушек, лучше и не говорить.

Впрочем, ограничений по возрасту у Грубера нет — английская оперная компания Mahogany (в сотрудничестве с ней австрийский фестиваль и ставил «Глорию») уже показала оперу этим летом на разных сценах, включая фестиваль в английском Бакстоне. Может, когда-нибудь она доедет и до России — ведь на художественное изображение импортных свиней и кабанов санкции пока не распространяются.