Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 августа 2014, источник: "Российская газета", (новости источника)

Семья беженцев из Луганска нашла работу в сельской больнице

Жители Луганска Тарас и Татьяна Хомутянские приехали в Ростовскую область с двумя маленькими детьми и «тревожным чемоданчиком».

Источник: "Российская газета"

В нем — документы, детские вещи, вода и печенье. На родине остались родители обоих супругов и двухкомнатная квартира в центре города. Тарас и Татьяна, врачи по специальности, сразу начали искать в донском регионе работу. Им предложили места терапевта и педиатра в сельской больнице.

Село Натальевка Неклиновского района — почти курортная зона. За околицей — Азовское море, в пяти километрах —санаторий «Рожок» с песчаными пляжами, до Таганрога — 30 километров. Луговчане Тарас и Таня Хомутянские вместе с двумя детишками, пятилетней Полиной и Ладимиром, которому всего годик и три месяца, поселились здесь неделю назад в ухоженном красном домике с палисадником и огородом прямо напротив больницы. Оплачивают только коммунальные услуги. Арендную плату с врачей-беженцев хозяйка дома, медицинский психолог, брать не стала. Ребята познакомились с ней случайно, когда пришли в районную больницу спросить, требуются ли специалисты. Тарас — врач общей практики, Таня — педиатр. Главный врач Неклиновского района Евгений Трут честно признался, что медиков не хватает, особенно в селе. «Поедете в Натальевку? Там хорошая больница, ремонт только два года назад сделали». Тарас и Таня согласились. Почти все лето, с тех пор как на юго-востоке Украины началась заваруха, они живут в Таганроге у друзей. Но надо и честь знать.

Жители Натальевки, узнав, что у них поселятся беженцы с Украины, принесли в красный домик продукты. Еще больше обрадовались сельчане тому факту, что Хомутянские — медики. В больнице всего пять врачей, а узкие специалисты приезжают только в определенные дни.

— Мы вошли в дом, а в коридоре стоит мешок лука и картошки, лукошко с яйцами, — рассказывает Татьяна. — Соседи очень обрадовались, что у нас детишки есть. На улице всего двое ребят, и им играть не с кем. А тут такое пополнение. Совершенно неожиданно пришли две посылки от хозяйки магазина для рукоделия из города Долгопрудного Московской области. Я когда в декрет пошла, занялась рукоделием и приняла участие в конкурсе. Организатор, та самая хозяйка магазина, узнав, что мы были вынуждены покинуть родину, написала мне, спросила по какому адресу выслать приз. И пришли две посылки. В одной ленты и кружева для творчества, в другой — детские вещи.

Татьяна и сейчас, как выдается свободная минута, достает заветный короб с разноцветной мишурой.

— Нервы успокаивает, — признается женщина.

На первый взгляд, молодая, счастливая семья, здоровые, веселые дети. Но в глазах Татьяны тревога за родных, оставшихся в Луганске, — маму и брата.

— Они уехали к  родне мужа в Свердловск, там, хоть и перебои с водой и едой, но относительно спокойно. А после того как Луганск бомбили, позвонили соседи, сказали, что в нашей квартире стекла выбило взрывной волной. Мама с братом поехали забрать вещи, заделать окна, и вот уже неделю с ними нет связи.

— Мои родители пытались добраться до Луганска, но их не пустили ополченцы — дорога все время под обстрелом, — добавляет Тарас.

Он готов выйти на работу хоть завтра. Но сначала необходимо оформить документы. Сейчас Хомутянские просят временного убежища, но если военный конфликт затянется, хотят стать гражданами России.

Статус временного гражданства дает право работать в другой стране. Медикам, в отличие, скажем, от инженеров или парикмахеров, надо подтвердить диплом и пройти сертификацию в российском учебном центре. На Дону это Ростовский медицинский университет. После того как в донском регионе побывали федеральные высокопоставленные чиновники, в том числе министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова, сроки сбора документов сократились в четыре раза. Так, например, если раньше на подтверждение медицинского диплома иностранного специалиста уходил год, то сейчас обещают оформить все запросы за три месяца.

У себя на родине, в Луганске, Тарас ушел из поликлиники и стал ассистентом кафедры медуниверситета.

— Просто стало трудно работать в системе здравоохранения. Например, в нашей поликлинике очень старое оборудование: рентгенаппарат и флюорограф еще 70-х годов. Неделю работает, месяц — на ремонте. Бывало, год не делали никому прививок — не было вакцин. Узких специалистов не хватает, их обязанности берет на себя врач общей практики, тем не менее, необходимого инструментария нет. В России, конечно, отношение к врачам гораздо лучше.

— Кто-нибудь из ваших знакомых, друзей, приехавших с Украины, устроился уже на работу?

— Моя подруга, которая увлеклась фотографией, уехала в Белгород и сделала свое хобби профессией. Вот такой поворот в судьбе. Очень довольна, — говорит Татьяна. — Уже здесь, в Таганроге, познакомились со своей землячкой-парикмахером. Ей предложили работу продавца в магазине, и она согласилась. Многие ведь приехали почти без денег. Другой наш знакомый — котлостроитель. Его пригласили в Краснодарский край, в Крымск. Предоставили жилье, дали «подъемные».

— Распаковали наконец «тревожный чемоданчик»?

— Да, конечно. Привыкаем теперь к мирной жизни. У Полины теперь своя комната, куда она без спросу никого не пускает. Ходим купаться на пляж в санаторий «Рожок». И дети, слава Богу, уже почти перестали бояться самолетов.