Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Строй, владей, эксплуатируй: Россия строит в Турции АЭС В Турции началось строительство первой в стране атомной электростанции. Это совместный проект Москвы и Анкары
15 августа 2014, источник: Газета Коммерсантъ, (новости источника)

На дно в Европу

В Выборге завершается фестиваль российского кино

Источник: Газета «Коммерсантъ»

Проходящий в Выборге XXII фестиваль российского кино «Окно в Европу» в очередной раз порадовал поклонников редкого, маргинального кинематографа. Наряду с ним, однако, вполне комфортно чувствовали себя в выборгской программе представители европейского киноистеблишмента. Из Выборга — ЛИДИЯ МАСЛОВА.

Фестиваль кино

У Жерара Депардье, придавшего фестивалю оттенок международности, эстафету принял Кшиштоф Занусси, чье «Инородное тело» было показано в рубрике «Специальный показ» программы «Игровое кино. Копродукция». Картина эта, вполне типичная для позднего этапа творчества Кшиштофа Занусси, особым откровением для выборгской публики не стала: польский мастер снова выступает с позиции проповедника, настаивающего, что не надо стремиться к обогащению при жизни, а лучше подумать о своей бессмертной душе. Ничего радикально нового для иллюстрации этой довольно очевидной истины о тщете карьерных устремлений режиссер Занусси не придумал, поэтому и истина выглядит, честно говоря, уже не такой бесспорной.

Чуть более оригинальным пытается быть наш соотечественник Владимир Котт, представивший в конкурсе игрового кино «Осенние премьеры» свою осовременненную интерпретацию пьесы Максима Горького «На дне». Совершенно правильно стремясь уйти от театральности, режиссер переносит место действия на свалку, а мудрого старца Луку, который транслирует авторский месседж, заменяет на мальчика лет четырнадцати (Семен Трескунов). Вероятно, выбор юного исполнителя оказался не самым удачным — в какой-то момент Владимир Котт даже рассматривал кандидатуру Петра Мамонова для этой роли, которая могла бы сцементировать всю конструкцию, но в результате решил, что истина должна звучать из уст младенца, и в получившемся варианте она звучит довольно слабо. К тому же, несмотря на все режиссерские старания, от театральности даже и на открытом воздухе далеко уйти не удалось.

Драматургически слабый Горький (а в том, что классик научился писать хорошие пьесы несколько позже и «На дне» произвела фурор на мхатовской сцене благодаря одной лишь босяцкой фактуре, Владимир Котт небезосновательно убежден) сообщает картине некую несобранность и превращает ее в набор монологов, хотя порой и захватывающих, тем более что в картине заняты неплохие артисты: Михаил Ефремов, Евгения Добровольская, Агния Кузнецова. Однако воспринять это как некое эстетическое целое сложно, даже если интерпретировать картину в сугубо поэтическом смысле и прислушаться к предупреждению режиссера, что он снимал не социальную драму, и игнорировать как главную метафору персонажа Бориса Каморзина — начальника свалки, одетого в фальшивую олимпийскую форму с надписью Russia, поверх которой свисает массивный крест.

Литературную линию на выборгском фестивале продолжила картина Романа Шаляпина «Бесы», как бы тоже осовременивающая одноименный роман Достоевского, хотя при просмотре определить, в какое именно время происходит действие, не так-то просто. Точнее, наверное, сказать, что оно происходит не в какое время, а в некоем условно-театральном пространстве, очищенном от ненужных бытовых подробностей, в пространстве чистой художественной абстракции, в котором может произойти что угодно. Так, например, в одном из самых запоминающихся эпизодов фильма обнаженный Петр Верховенский (Роман Ткачук) натыкается на свисающего на своей веревке удавленника Ставрогина и некоторое время использует его в качестве тарзанки, а потом с обезьяньей ловкостью карабкается по нему наверх, прежде чем произнести программный монолог о том, как социалисты собираются обезобразить существующий миропорядок.

Шаляпинские «Бесы» вызывают смешанные чувства и иногда просто смехотворное впечатление, и тем не менее они вполне могут быть засчитаны как дерзкая попытка найти кинематографический аналог дискурсу Достоевского, тоже не всем понятному и часто диковатому, оставляющему немного психопатологический привкус. В полной мере такой привкус присущ и картине «Зимы не будет» режиссера Ильи Демичева, который пять лет назад приезжал в Выборг со своим дебютом «Какраки», который привлек внимание отдельных любителей абсурдизма. «Зимы не будет» примерно такая же, возможно, чуть более черная, комедия, действие которой происходит на фоне приближающегося конца света, уже понемногу выходящего из моды. Приближающийся к земле астероид лишь отчасти оправдывает странности в поведении героев, среди которых — учительница литературы (Ингеборга Дапкунайте) с садомазохистскими наклонностями и женатым любовником (Александр Самойленко), чья жена (Ксения Раппопорт) уступает домогательствам насмерть влюбленного в нее одноклассника сына (Никита Ефремов), а также высокопоставленный любитель костюмированных балов (Сергей Колтаков), в сердцах легкомысленно озвучивающий пожелание, чтобы прилетел метеорит и все разнес к чертовой матери. К сожалению, со времен своего любопытного дебюта Илья Демичев не оттачивал режиссерское мастерство, а занимался посторонними вещами, хотя и приятно видеть, что он не утратил присущую ему оригинальность мышления. Можно ли считать фильм «Зимы не будет» европейским артхаусом, трудно сказать с уверенностью, но, во всяком случае, это достаточно оригинальный и самобытный продукт, которым не стыдно в случае чего помахать перед окном в Европу в порядке легкого хулиганства.