Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
16 августа 2014, источник: Газета Коммерсантъ

Мужчины непреклонного возраста

В прокат вышла третья часть брутального многозвездного капустника о «Неудержимых», поставленная — впрочем, имя режиссера не имеет ровным счетом никакого значения — Патриком Хьюзом. По мнению МИХАИЛА ТРОФИМЕНКОВА, инъекция адреналина, которую раз в два года делает зрителям Сильвестр Сталлоне, восхитительна тем, как, бесстрашно старея лицами, звезды старых добрых «боевиков» избегают старческого занудства, вышивая по канве сюжета, которого почитай что и нет в помине.

Источник: Газета «Коммерсантъ»

В бородатом анекдоте доктор Фрейд объяснял пациентке: «Видите ли, моя дорогая, иногда банан — это просто банан». «Неудержимые» прекрасны прежде всего тем, что ствол здесь — это просто ствол. И если неудержимый новичок Галго (Антонио Бандерас) томно спрашивает у такой же, как он, «аспирантки» Луны (дзюдоистка Ронда Роузи), не хочет ли она «подержаться за его ствол», то это он предлагает обезоруженной в рукопашной девушке свой автомат, а вовсе не то, что мы подумали. 

Политическая конъюнктура, без которой авторам не обойтись — герои как-никак не с марсианами воюют, тоже по большому счету неважна. Ну пользуется злодей Стоунбэнкс (Мел Гибсон), торгующий вакуумными бомбами, псевдонимом Виктор Минц, намекающим на Виктора Бута. Ну требует начальство от Барни Росса (Сильвестр Сталлоне) доставить Минца в Гаагу. Ну представлены Балканы как криминальная клоака. Но по большому счету эти Балканы имеют такое же отношение к реальным Балканам, как экранный Свазиленд, который вызволенный из местного зиндана Док (Уэсли Снайпс) в прологе сносит с лица земли, к реальному Королевству Свазиленд. Ствол есть ствол. Шар земной — дикое поле, по которому носятся неудержимые, и все за ними горит, а перед ними — разбегается. 

Сюжет — а что сюжет: у боксерского поединка, например, есть сюжет? В первом раунде герои получают от Злодея крылатой ракетой по морде. Во втором и третьем едва избегают нокаута. Но зато в четвертом, перекусив для аппетита бронетанковыми войсками и ВВС «маленького, но очень продажного» государства, именующегося (за канонадой толком не разобрать) как-то типа «Изменистан», выигрывают. 

Сценарная канва неизменна: тем интереснее следить, как меняются герои. Уникальность саги о неудержимых в том, что, вопреки всем правилам жанрового приличия, звезды не молодятся и не румянятся, а, напротив, нагло стареют. Бюрократ-спецслужбист Драммер, тряхнувший в финале — как герой Брюса Уиллиса в финале «Неудержимых-2» (2010) — стариной на оперативном просторе, похож на старенького доктора. Харрисон Форд рискнул состариться резко и элегантно. Тренч так небрит и клочковат, словно Арнольд Шварценеггер никак не выйдет из поминального (по губернаторской синекуре) запоя. Ну а Барни — Барни вообще смахивает на печеную картофелину. В этом категорическом нежелании прихорашиваться есть что-то очень человечное: пожалуй что и уважение к зрителям, которым, в отличие от голливудских звезд, не по карману прикупить себе немного молодости.

Ротация кадров — еще один благородный принцип, в котором заключается обаяние саги-капустника. На огонек, испепеляющий полчища нехороших парней, к неудержимым уже заглядывали Микки Рурк, Жан-Клод Ван Дамм, Брюс Уиллис и Чак Норрис. Теперь вот — Гибсон и Форд.

Но в отличие от знаменитых ученых, в большинстве своем ненавидящих талантливых учеников, маститые псы войны из «Неудержимых» готовы влить в жилы саги свежую кровь. Да в таком количестве, что в какой-то момент на экране становится просто тесно от хороших парней. Скорбный взгляд Барни на позвякивающие на стойке самолета армейские жетоны тех неудержимых, кого с ним уже нет, невозможно воспринимать всерьез. Кристмас (Джейсон Стейтем) здесь, и «викинг» Гуннар (Дольф Лундгрен) на месте, и Док вернулся из Свазиленда, и Цезарь (Терри Крюс) на посту, и Толл (Рэнди Кутюр) готов к бою.

Но в силу незначительных привходящих обстоятельств Барни комплектует еще и молодую команду из хакера-скалолаза Шипа (Глен Пауэлл), разочарованного морпеха Смайли (Келлан Латс), снайпера Марса (Виктор Ортис) и Луны — вышибалы из ночного клуба. Впрочем, определение военно-учетной специальности Марса как «снайпера» иначе как издевку понять невозможно. Снайпер этот использует такое оружие, что выпущенный из него патрон выжигает добрый гектар.

Но словно и этого мало, на шею Барни садится еще и приблудный котик Галго, жеманный и пританцовывающий: этакая реинкарнация Кота в сапогах, которого Бандерас озвучивал в фильмах о Шреке. Идея пригласить его на вечеринку почти гениальна в силу его абсолютной — кроме как в боевом мастерстве — противоположности прочим неудержимым. Герои, мягко говоря, несловоохотливы. Галго не замолкает ни на минуту. Герои не стесняются морщин. Седеющий Галго изо всех сил борется с возрастом, выдавая себя в CV, которые рассылает под псевдонимами потенциальным работодателям, за тридцатилетнего. Ну и наконец, Сталлоне или Лундгрен в хорошем смысле слова не играют, то есть играют самих себя — играющих героев «боевиков». А Бандерас даже не пытается скрыть свое упоительное актерское мастерство.

Пожалуй, впору открывать тотализатор и делать ставки: кого из звезд осчастливит приглашение в неминуемые «Неудержимые-4»?