Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
17 августа 2014, источник: Аргументы и факты

«Экипаж»-миллионник. Наш первый фильм-катастрофу делали буквально «вручную»

«Запас прочности» — таким было название сценария Валерия Фрида и Юлия Дунского. Но миллионы зрителей знают его как «Экипаж» — один из лучших фильмов режиссёра Александра Митты.

Источник: «Аргументы и факты»

Название «Запас прочности» не устроило кинопрокатчиков: это про выплавку стали, что ли? Митта посулил «стольник» тому, кто придумает фильму новое имя. В итоге сам и переименовал его — в «Экипаж».

В истории советского кино «Экипаж» занял 6-е место по количеству зрителей — в первый же год его посмотрели 71,1 млн человек. Иные ходили на него раз по 10: ведь помимо масштабного зрелища со взрывами, землетрясением, огненной лавой и аварией самолёта прямо в полёте там была и первая постельная сцена Леонида Филатова и Александры Яковлевой, по тем временам архисмелая!

Прошло 35 лет, но эта картина отлично смотрится и сегодня — сделанная буквально «вручную», дедовскими способами, как шутит сам Митта, «в духе техники фильмов Александра Птушко 30-х годов». Рассказывают, что в один из визитов в СССР кинематографисты из Голливуда, впечатлённые «Экипажем», поинтересовались, сколько же миллионов долларов стоили столь высококвалифицированные съёмки и специалисты. А узнав сумму — 1 млн 250 тыс. руб. — попросили: нельзя ли наших мастеров комбинированных съёмок попросить поработать на их всемирно известной киностудии?

«Тушки» и хвост

Митта со свойственной ему буйной фантазией хотел в одном фильме сплавить и бытовую драму, и мелодраму, и лирическую комедию, и… сказку! Но фантазии 45-летнего экспериментатора в Госкино быстро «заземлили»: фильм стал историей о героизме, коллективном подвиге советских лётчиков. Какие уж тут сказки! В Министерстве гражданской авиации СССР, правда, забеспокоились: «герой» фильма — самолёт Ту-154 новейшей модели, и вдруг — авария, катастрофа. Да ещё недавно во Франции разбился наш Ту… Идеологический запашок какой-то не такой! Тогда матёрые сценаристы-классики Фрид и Дунский быстренько перенесли катастрофу в выдуманный город Бидри, предположительно где-то в Африке. Это там «у них» всё горит, трясётся и взрывается. А у нас советские лётчики и людей спасают, и героически взлетают в опаснейших условиях, и подвиг совершают прямо в полёте.

С идеологией уладили, но на первом показе Госкино фильм зарубило. Категорически не устроил финал: герой Георгия Жжёнова лётчик Андрей Васильевич Тимченко попадает после того «огненного» рейса в больницу. И вдруг являются к нему лётчики с просьбой помочь перегнать самолёт. Он сбегает в валенках и пижаме на аэродром, а там в самолёте, в кабине, — его фронтовые друзья-пилоты, молодые, весёлые… Они кладут ему руки на плечи, и он вместе с ними взмывает ввысь…

А в следующей сцене его дочка говорит: «Папа умер». Эта чуждая советскому кино мистика вместо ожидаемого хеппи-энда начальство не устроила. Дело в том, что накануне Брежнев посмотрел новый фильм одного известного режиссёра, где в конце пожилой герой умирает, и возмутился: «На что это они мне тут намекают? Что старики умирают?» Поэтому герой Жжёнова в «Экипаже» в итоге выжил. А Митта, несмотря на успех фильма, всю жизнь жалел о загубленном финале — от тех заключительных кадров у него самого, по его словам, мороз по коже шёл…

Следующей проблемой стал самолёт. Тогда ещё ни один Ту-154 не был списан с полётов: модель новая. Но вот «удача» — в Новосибирске в аэропорту «Толмачёво» по технической оплошности сильно обгорел самолёт! Его обугленный «хвост» три недели везли по железной дороге в Москву. В этой хорошо сохранившейся хвостовой части снимали и тушение пожара, и другие сцены. А где было взять остальную часть «тела» самолёта, вернее, его «тушки»? И снова «удача»: на рейсе «Киев — Москва» в салоне ­Ту-154 разлилась ртуть, самолёт списали. Он до сих пор стоит в учебном аэропорту в Кривом Роге, где его демонст­рируют как единственного главного «героя» фильма.

Итак, объект под названием «самолёт» состоял из «тушки» (с украинского аэродрома Борисполя), новосибирского «хвоста» и нескольких макетов. Митта узнал, что в фильме «Челюсти» Спилберг использовал 6 «кукол»-акул для съёмок. А почему бы не сделать «куклы»-самолёты? Сделали! Самую крупную модель — 5 м 40 см стоимостью в 40 тыс. руб. (цена четырёх «Волг»!) изготовили за несколько месяцев в Казани. А маленькая, в 50 см, хранится в музее «Мосфильма». Вместо нефте­перерабатывающего завода тоже снимали макет — нашли его в Омске на аналогичном предприятии, сделанный ещё немцами, после войны. По­обещали вернуть — но взорвали.

Взрыв же самолёта в кадре чуть не обернулся для Митты инфарктом. Ему разрешили снимать на «кладбище самолётов», вокруг одного из них выстроили декорацию аэродрома, достали 4 т керосина. И вот режиссёр приехал на ответственнейшую съёмку, а его встречает начальник охраны, обиженный: «Такие съёмки проглядел, хоть бы предупредили, я б жену позвал!» Как «проглядел»?

Оказалось, при контакте с воздухом сами по себе в салоне обречённого самолёта взорвались пары бензина, и он загорелся. Митта с Филатовым кинулись к пожарищу, у режиссёра обгорели волосы, ресницы, актёр пытался ещё что-то импровизировать, метался на фоне огня. Слава богу, никто не погиб…

Любовник в штанах

Леонид Филатов, сыгравший героя-сердцееда, красавца и завзятого холостяка Игоря, после выхода «Экипажа» стал секс-символом нашего кино. Но образ этот был ему абсолютно чужд. Он был любящим супругом, а прилюдно обнажаться стеснялся даже на пляже. В интимных сценах с Александрой Яковлевой он снимался в джинсах. Зато юная и прелестная Саша, студентка Ленинградского театрального, ничуть не смущалась наготы и разгуливала по павильону-"квартире" Игоря так свободно, что осветитель, засмотревшись, упал со своей «точки» во время съёмки.

«Фривольные» сцены снимали ночью. Наснимали много смелых кадров. Отдали в лабораторию проявлять плёнку. Но бабульки-лаборантки возмутились и отнесли отснятое начальству — вот, мол, какой разврат, Митта по ночам оргии на главной студии СССР снимает! И пошла волна: вырезать, отрезать, убрать! Или, как выразился директор студии Сизов, «привести снятый материал в соответствие с нашими этическими нормами». После планомерных «отрезаний», по словам режиссёра, в кадре осталась лишь «тень задницы Яковлевой сквозь стекло аквариума». Добавим: осталась ещё её же промелькнувшая грудь, на которую и бегали иные ребята глядеть по нескольку сеансов. Так что легенда о том, что «Экипаж» — ещё и первое наше эротическое кино, — это всего лишь легенда. А вот из списка кандидатов на Госпремию фильм убрали — из-за писем-протестов ревнителей тех самых «этических норм».