Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Ужасно великий: чем Стивен Кинг запугал все человечествоПопулярность Кинга у публики огромна, но академический литературный мир не может решить, причислять ли его к большим писателям
17 августа 2014, источник: Российская газета

Максим Покровский: Я уже 20 лет пишу песни, ни на что не рассчитывая

Одним из хэдлайнеров третьего дня KUBANA стала популярнейшая московская группа «Ногу свело!».

Источник: «Российская газета»

Отдохнув после часового концерта на черноморской жаре и жаркого приема, который устроила группе «кубанская» публика, лидер НГ Максим Покровский ответил на вопросы «Российской газеты». Разговор Максим начал сам, делясь впечатлениями.

Максим Покровский: Честно говоря, мы не ожидали такого приема — когда народ завелся с первой же песни и, как мне показалось, слился в одного человека. Мы профессионалы и любим любое количество публики и любую ее реакцию, мы все равно отдаемся выступлению до последнего вздоха. Но то, что происходило здесь, это был большой подарок, заставивший нас отдаваться этому в 2, 3, 5 раз сильнее.

Было видно, насколько живой эта музыка остается для вас и для публики.

Максим Покровский: Знаете, я ненавижу слова «живая музыка». Когда работает электроника, и ты под нее рубишь — музыка не становится мертвее. Живая — это, действительно, как сегодня, когда с тебя сходит 7 потов, когда смотришь глаза в глаза публике в двух метрах от себя. Перед тобой живые люди, которые хотят любить друг друга, целоваться, собираться на фестивали, слушать музыку, и, когда ты к ним выходишь, ты сам становишься живым человеком. Живой человек — живая музыка.

На сцене вы обычно представляете самого себя или всякий раз героя очередной песни?

Максим Покровский: Нет, это я, только я. То, что я пою — это же все мое, личное, но это не значит, что то, что я вижу в жизни, напрямую переходит в песни, как воображает себе обыватель. У кого есть творческие возможности, называемые талантом, те напрямую не связывают жизнь с творчество.

Какие новости в группе «Ногу свело!»?

Максим Покровский: У нас сплошные новости. Осенью выходит очередной альбом «Съешь мое сердце», и мы сегодня даже позволили себе исполнить с него две песни: «Яйца Фаберже» и «My Name Is Dick». Делая это, мы пошли против законов большого концерта, где поются только хиты и то, что публика хорошо знает. Мы позволили себе эксперимент, и вы это восприняли. Альбом — результат 4-5 лет работы, но тяжелым он не был, работалось нам легко, просто занимались им музыканты не круглые сутки. Мы писались, потом уходили на гастроли, потом опять возвращались в студию, это позволяло отдохнуть, сконцентрироваться. Публика в России консервативна, можно на концертах петь те же хиты, что и 30 лет назад, и все равно будешь молодцом. Нас это не очень устраивает, мы хотим все-таки вам показывать, что делаем. Но эти паузы помогли нам работать вдумчиво, чтобы новый альбом отличался от того, что мы делали раньше.

«Съешь мое сердце», как следует из названия — альбом о любви?

Максим Покровский: Сама эта песня, «Съешь мое сердце», конечно же, о любви. «Съешь мое сердце» — это же движение навстречу, любимая, возьми все, что ты хочешь, только чтоб у тебя все было хорошо.

Судя по выложенным в интернет песням с альбома, НС меняет свой звук.

Максим Покровский: Да, мы работаем сейчас совсем не так, как раньше. Связываться с партнерами с других континентов стало намного легче, я, скажем, принимаю инструментальные партии от моих друзей из Англии, совмещаю их с тем, что мы делаем здесь, пересылаю их, обработанные нами, из Москвы еще куда-нибудь, на другой континент. Я много времени провел в Англии, чтоб попытаться усвоить элементы исконного рок-искусства и звукового ремесла, пригласил к сотрудничеству многих специалистов — и как соавторов и звукоинженеров, и продюсеров, мы придумали новые примочки. И каждая новая песня, что мы начинаем репетировать, уже, действительно, начинает все больше влиять на концертное звучание группы.

В альбоме есть песни на английские тексты. Рассчитываете на выход к иностранному слушателю?

Максим Покровский: Я уже 20 лет пишу песни, ни на что не рассчитывая. И получаю то, что получаю. Иногда это альтруизм, иногда безумие, кто-то и вправду может увидеть в тех же английских текстах холодный торговый расчет, а я просто хочу петь английский текст, я не работаю на какую аудиторию, я просто хочу так делать.

Как и снимать клипы — что сегодня мало кто из рокеров делает.

Максим Покровский: Да, я и это делаю потому, что мне это просто интересно. Интересно снять видео, интересно посмотреть, как публика его воспримет.

Как вам кажется, изменился ли Максим Покровский творчески с начала 90-х, с первых лет группы? Повзрослел?

Максим Покровский: Да, безусловно. Но я не знаю, в какую сторону я изменился или просто не умею говорить об этом. Вот мой слушатель, если судить по тому, как меня слушали на KUBANA, все молодеет.