Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 августа 2014, источник: АиФ Кузбасc

Аборигены Горной Шории. Какие традиции шорцев живут сегодня?

Исследователь языка и культуры шорцев Елена Чайковская рассказала «АиФ в Кузбассе» о трагической судьбе шорского народа и о влиянии его традиций и быта на остальных жителей Кузбасса.

Лишь небольшая «горсточка» кузбассовцев – около 0,4% – может сегодня заявить: «Наши предки жили первыми на этой земле!» Шорцы, или кузнецкие татары – аборигены Кемеровской области.

Чем занимались инородцы?

Когда русские казаки в начале XVII в. пришли на кузнецкую землю, они обнаружили здесь местный народ – кузнецких татар или шорцев. «Как и когда коренные жители оказались здесь – вопрос, который мучает учёных много лет. Достоверных архивных сведений нет, поэтому бытует с десяток версий», – говорит руководитель Центра языков и культуры народов Сибири, кандидат педагогических наук Елена Чайковская.

Долгое время шорцы более-менее благополучно соседствовали с русскими, продолжали жить своим укладом, платили русскому государю ясак пушниной, питались рыбой, дичью и другими дарами рек и тайги, выращивали ячмень, из которого делали обыртку (алкогольный напиток, по вкусу напоминающий сухое вино) и толкан (муку из жареного ячменя).

Со второй половины XIX в. сюда приехали священники из алтайской духовной миссии, которые крестили шорцев в православие. При Николае II отношение к инородцам было бережным – их не брали в армию, охраняли особым царским указом. В 1885 г. миссионеры создали первую шорскую азбуку. В первые годы советской власти это уважение к коренным жителям сохранилось: дети получили возможность учиться, причём уроки для них вели на родном языке.

История уничтожения

Катастрофа грянула в 1939-м: в богатой земле нашли золото и руду, и национальный Горно-Шорский район, существовавший с 1926 года, был упразднён. Здесь открыли ГУЛАГ. Заключённых, которые работали на золотых драгах, поселили по соседству с местным населением. Ради добычи природных ископаемых, ради строительства городов вырубали тайгу-кормилицу – шорский народ оказался на грани этнического уничтожения. По задумке Иосифа Сталина, все должны были обрусеть, поэтому в школах не просто отменили уроки родного языка, а запретили говорить на нём, сжигали книги. Народ, лишённый традиционной среды обитания, постепенно перебирался в города, русел.

Планомерное уничтожение шорского быта и культуры продолжалось до конца 80-х годов прошлого века. О национальной идентичности заговорили только при Горбачёве. В 1989-м собиратель шорского фольклора, профессор Андрей Чудояков открыл в Новокузнецке единственную в стране кафедру шорского языка, и молодёжь смогла получать высшее образование, а учёные-лингвисты – собирать, изучать и сохранять многовековой опыт коренного этноса.

Позже появилась ассоциация шорского народа, общественные объединения, фольклорные коллективы. В начале 90-х шорцы мечтали о национальной республике, какие удалось создать в те годы в Хакасии и Алтае. У аборигенов появилось бы собственное министерство, которое защищает интересы этноса на государственном уровне, национальные школы, деньги на национальные программы. Но мечта так и остаётся мечтой.

Национальный след

Что бы не делали с коренным народом, его культура оставила глубокий отпечаток и в жизни современных кузбассовцев. Шорский язык увековечен в названиях большинства рек, гор, посёлков. Казыр, Балыксу, Ортон, Карлык… Даже на первый взгляд русские имена имеют далеко не русское происхождение. Например, деревня Суета названа так не потому, что там жизнь суматошная, а происходит от шорского «суу» – вода. Больше всего шорских топонимов учёные-лингвисты находят в верховьях Томи, Кондомы, в бассейне Мрассу, т.е. в местах традиционного проживания коренных кузбассовцев.

Наша металлургия своим происхождением обязана шорцам. И монгольские племена, и русские казаки ещё в XVII в. заметили, что стрелы у местных жителей обладают небывалой прочностью. Позже этот секрет выплавки металла лёг в основу кузнецкой металлургии. Да и какой кузбассовец не ел пироги с колбой и яйцами? А между тем рецепт этого блюда – исконно шорский. Ещё миссионер Василий Вербицкий в конце XIX в. писал, что в посёлках и в домах у кузнецких татар стоит невыветриваемый запах колбы.

Живые традиции

По наблюдениям Елены Чайковской, сегодня лишь 2% шорцев говорят на родном языке. Единицы остаются жить в отдалённых посёлках прежним укладом, им нелегко приходится без света, без работы, а большинство переехало в город. Один из таких ассимилировавшихся шорцев – писатель Вениамин Борискин.

Он живёт в Междуреченске и говорит, что его не тянет на натуральное хозяйство, накосился уже, напахался, хочется комфорта городской квартиры. Но связь с корнями старается не терять: пишет рассказы на шорском языке, участвует в фольклорной самодеятельности – поёт песни, как старинные, так и современные. «Мне нравится общение, нравится петь. О какой-то высокой миссии сохранения родной культуры я при этом не задумываюсь.

Но всё же рад, что, благодаря моему увлечению песней, мои дети что-то услышат и запомнят», – говорит он. Писатель признаётся, что его продолжает манить тайга. И если выезжает на рыбалку или охоту, то не забывает покормить духов – побрызгать водкой и попросить удачи. Т.е. обряд благопожелания – шачиг – шорцы продолжают использовать в повседневной, пусть и поглощённой цивилизацией, жизни. Кузнецкие татары приняли православие в конце XIX в., до этого исповедовали шаманизм, однако, как и некоторые языческие традиции у русских, у шорцев, вопреки крещению, остаётся вера в духов земли, воды, леса.

Один из шорских обрядов «ушёл» в широкие массы: дети и туристы охотно завязывают ленточки-чаламы на дереве. Миссионер Вербицкий описывал такие деревья, призывал шорцев отказаться от чаламов, но в свой очередной приезд замечал, что в деревнях продолжают следовать древней традиции. По шорским поверьям, ленточки вяжут только на берёзу. Считается, что через это священное дерево просьбы доходят до духов.

Обряд проводят на Чыл-пажи (Новый год, который празднуется в день весеннего равноденствия 21 марта), заранее готовят ленты чёрного, голубого, розового и белого цвета. Во время празднования чёрный чалам полагается кинуть в огонь – с ним сгорят все беды и болезни. Оставшиеся ленты вяжут на берёзу с пожеланиями благополучия всем людям, своему народу, семье и только в последнюю очередь себе.

Будет этнический толчок?

В последние годы стали возрождаться национальные праздники – Пайрам, Чыл-пажи, Мылтык. «Инициатива проведения праздников исходила от учёных и общественников. Потом идею подхватила власть, стала выделять деньги. Т.е. происходит реконструкция традиций, причём сверху. Но главное – дети видят обряды, участвуют в них, и, может, через такое вовлечение национальное самосознание будет жить», – полагает исследовательница шорской культуры Чайковская.

По её мнению, от подлинной культуры сегодня мало что осталось. В основном реконструкция или стилизация. Остался героический эпос, записанный Андреем Чудояковым и его последователями, есть собранные ими же песни, пословицы, загадки. А вот сувениры, которые выдают туристам за шорские, имеют большее отношение в Горному Алтаю, нежели к Горной Шории.

Разве что берестяные туеса да кай-комус (двухструнный музыкальный инструмент) имеют местное происхождение. Деревянных украшений у шорок не было, они носили бусы из речных ракушек или кованую бижутерию. Деревянные скульптуры, изображающие животных или духов, – тоже современное веяние. Шорцы поклонялись не рукотворным, а природным памятникам – таким как священная гора Мустаг в Таштагольском районе. Там до сих пор проводятся обряды, куда инородцев не пускают.

«Цивилизация вытеснила шорцев с родной земли, фактически уничтожила культуру. Такова судьба многих коренных народов мира. Сейчас шорцы активизируют все силы, которые остались, чтобы сохранить свой этнос. Я вижу два варианта развития. Один пессимистичный, он связан с понятием “старения народа”: наверное, шорцы относятся к древнему народу, чей век заканчивается и ему суждено исчезнуть с земли.

Второй выход – пассионарный толчок Гумилёва: давление на народ вызовет этнический всплеск. Сегодня моменты этого всплеска я наблюдаю по тому, как ведёт себя шорская молодёжь. Например, в соцсетях появилось сообщество, где люди общаются только на родном языке. Набирают популярность свадьбы, которые проводятся по шорским обычаям. Молодых никто не заставляет это делать – ни родители, ни чиновники. Им самим интересно вспомнить традиции предков. Молодёжь не стесняется национальности, а гордится ею. У неё есть национальная идентичность – важное условие сохранения этноса», – делает вывод Елена Чайковская.