Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
1 сентября 2014, источник: Российская газета, (новости источника)

В Москве представят новый спектакль о Фаине Раневской

Новый спектакль о Фаине Раневской называется несколько вычурно, но очень точно: «Фаина. Птица, парящая в клетке».

Название такое, поскольку рассказывает он о том, как непросто было поместиться таланту великой актрисы в рамках, «заданных» одинокой жизнью и театром, где она работала.

Спектакль — антреприза, и увидеть его можно в ЦДЛ — Центральном доме литераторов уже этой осенью. Осуществила постановку команда неизвестных широкому зрителю, но преданных Фаине Георгиевне людей. Неслучайно — в тот год, когда отмечается 30-летие со дня ухода актрисы (ее не стало 19 июля 1984 года). Первый публичный показ устроили как раз «рядышком» с ее днем рождения (27 августа). Пьесу написали Стелла Самохотова и заслуженный работник культуры РФ, драматург Софья Лежнева. Стелла Самохотова, поклонница Фаины Георгиевны, выступила и продюсером постановки. До этого занималась бизнесом. На роль великой Раневской приглашали Татьяну Васильеву, Анну Ардову, Марию Аронову… В итоге ее сыграла народная артистка России Светлана Коркошко. Театральный зритель знает ее по работе в доронинском МХАТе и в «Современнике». Помимо Раневской в спектакле еще 4 персонажа. Любовь Орлову, с которой Раневская была дружна около 40 лет, играет заслуженная артистка РФ Евдокия Германова — пожалуй, самый известный человек в постановке. А также — домработница Маруся (Мария Кресина), Владислав (Игорь Письменный) — собирательный образ театральных распорядителей, и Павла (Марина Куделинская) — незримая муза Фаины Георгиевны, с которой актриса ведет диалоги, оставаясь наедине с собой. Как и Любовь Орлова, персонаж Павлы Вульф — реален. Именно она — звезда провинциальных театров — в свое время помогла Раневской пробиться на сцену, и на протяжении многих лет актрисы были очень близки.

Если кто-то собирается на спектакль в расчете увидеть «неизвестную Раневскую» с точки зрения ее взаимоотношений с женщинами и непримиримых отношений с мужчинами, оставьте эту затею. Да — там можно услышать знаменитую фразу Фаины Георгиевны о том, что с общей знакомой случилась неприятность: «Она то ли утонула, то ли замуж вышла». Или тираду по поводу того, что она ставит мужчин ниже женщин. Но никакой пошлости и желтушности… Слова о том, что стало модным говорить о нетрадиционной ориентации, произносятся лишь однажды. И ничего в постановке не опускается ниже заданного уровня — темы любви к настоящему искусству, к великим людям…

Второй вопрос — как в спектакле о Раневской обойтись без запрещенных нынче курения и мата. Можно, оказывается. Папироску актриса берет только один раз. Но как берет! Срывая громкие аплодисменты. При этом — даже не прикуривая. Еще звучит рассказ о том, как она ходила за папиросами, но не они в том рассказе — главное. И все! Вопрос с курением решен.

Общеизвестно, что Раневская любила крепкое словцо. Но строить на этом спектакль было бы позорно и непростительно. Поэтому слово «б***ь» звучит лишь тогда, когда без него невозможно обойтись. В известной фразе Раневской о том, что падшая женщина — это жертва обстоятельств, проститутка — это профессия, а «б***ь» — это сущность.

Теперь, когда сняты главные щекотливые вопросы, о которых зритель-читатель хочет знать, но стесняется спросить, подробнее о спектакле.

Антреприза эта — не дорогостоящая. Поэтому декорации скромны и стильны. Старый телефон, радио, потертое зеркало, обеденный стол, голые лампочки, подчеркивающие не слишком обеспеченную жизнь в старости «дочери небогатого нефтепромышленника». На заднем плане — на стене — записи и автографы. Они же — на окне. И — основное — фотографии. Из них выделяется один портрет. Он нарочито находится на центральном месте. Все ее знают эту фотографию. На ней седая величественная Раневская с абсолютно детским выражением лица. Увлажненные глаза… Умиляющийся чем-то облик…

Казалось бы, одно не вяжется с другим. Грозная, циничная, с грубым голосом, с папироской и большим носом великая комическая старуха и беззащитная маленькая девочка: ранимая и стыдливая, закомплексованная и наивная. Вот именно это свойство, запечатленное на фотографии, сумели уловить и драматурги, и режиссер (Станислав Евстигнеев), и — главное — сама исполнительница — актриса, играющая актрису. Светлана Коркошко изумительно сыграла Раневскую. Подчеркиваю это для тех, кому предстоит еще в новом сезоне смотреть телесериалы о Раневской и Орловой. А также для тех, кто вдруг соберется в кино смотреть вышедший на этой неделе римейк «Веселых ребят», где также присутствует «Любовь Орлова». Раневская еще не появляется на сцене, только звучит ее голос, а зритель уже переносится в другое измерение, в ее мир. И когда выходит актриса — почти без грима, только парик и еще немного грима в области носа — до конца спектакля и даже после него не покидает ощущение, что общался с настоящей Раневской. Схожесть и умение уловить главное отмечали на показе и те, кому выпала честь знать Фаину Георгиевну лично. Во втором отделении звучат слова о Раневской-девочке. Их говорила Ахматова: «Вам 11 лет и никогда не будет 13». Но их не надо было даже проговаривать. И так понятно, что основа внутреннего мира этой женщины — верность идеалам, которые могут быть у искренних детей, и этот детский максимализм так никуда и не делся.

Кроме Раневской в спектакле все говорят очень мало. Показана еще одна черта Фаины Георгиевны — наполненность самой собой. Столь богат был ее внутренний мир, что ей даже не нужно было до конца выслушивать других, чтобы понять, что они думают и чего от нее хотят. Практически — монолог великой актрисы, только в разных обстоятельствах. Возможно, не стоило с таким нажимом выделять крылатые фразы Раневской. Но они довольно органично входят в этот «монолог», а нажим разве что рассчитан на непросвещенного зрителя, который впервые их слышит, или на того, кто специально за ними пришел на спектакль посмеяться…

Посмеяться будет можно. Но еще и поплакать. Потому что очень верно показана трагедия актрисы, которая живет в ожидании роли, которой можно будет жить. Простите за запутанное предложение, но сама Раневская подчеркивала, что она не играет роль, а сживается с нею, проживает ее. И это показано — какова актриса без роли, и какова — с ней. Это же касается Любови Орловой, которая сыграна Евдокией Германовой неповторимо. Набросками, наметками, намеками… Эпизод из фильма «Цирк» завораживает не меньше, чем в кино. Насколько трудно представить Германову в роли Орловой, настолько удивительным кажется ее перевоплощение.

С достоинством и неземным спокойствием изображена Павла Вульф. Смешно, с нарочитым переигрыванием — Маруся. Искренне краснеет робеющий перед Раневской Владислав — переговорщик, присылаемый из театра. Звучат имена Завадского, Ахматовой, Пушкина, Пастернака…Они все время рядом, хотя их и нет на сцене.

Еще одна ценность постановки — нет нарочитого перекликания с нашими днями. Ну может упрекнуть Раневская Орлову, что та в основном по клубам выступает — и это можно перенести на нынешних звезд, которые «стригут деньги» на корпоративах. Но на самом деле все — в своей реальности, что лишь подчеркивает актуальность жизни и фраз Раневской в наши дни.

Антреприза о Раневской имеет все шансы стать событием сезона. Прежде всего — за счет личности самой Фаины Георгиевны и игры удачно подобранных артистов. Сама пьеса местами «провисает». Особенно во втором действии. Но потом выходит на сильный финал, и об этом забываешь. Наверное, можно было бы найти и другое режиссерское решение. Но то, что найдено, не мешает, а помогает не отвлекаться от главного. А главное — состоялось. 

Кстати

Сегодня о великих людях прошлого нам часто напоминают крупные дорогостоящие пародийные шоу «Точь-в-точь», «Повтори!», «Один в один». Порой в них добиваются немыслимой схожести с персонажем за счет долгой и упорной работы гримеров. Порой исполнителям удается найти и «схватить» основную черту. Глубины только всему этому не хватает. Эффекта присутствия. Есть маски, наметки, не более того… Нет ощущения, что проник в мир человека, что «пообщался» с ним. Это ощущение есть в спектакле о Раневской, за что большое спасибо тем, кто его создавал. И еще спасибо за то, что подчеркнули: антреприза — не всегда синоним слова «халтура».