Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
4 сентября 2014, источник: Российская газета

На Венецианском кинофестивале определились фавориты

Мостра на финишной прямой. Уже составились критические рейтинги, при относительно скудном конкурсном улове весьма разноречивые.

Источник: «Российская газета»

Итальянские критики на первое место пока ставят документальный фильм Джошуа Оппенхаймера «Взгляд тишины», который гений немецкого кино Вернер Херцог назвал глубоким, провидческим и ошеломляющим. Продолжая тему предыдущей работы «Акт убийства», американский режиссер обратился к массовому геноциду в Индонезии в 60-е годы. Через частный случай расследования, предпринятого уцелевшей семьей в поисках убийц сына и брата, он выходит к главной идее картины: только массовая покорность народа, — «молчание ягнят» — может стать почвой для произрастания таких кровавых диктатур. Картина была показана в один из первых дней фестиваля и до сих пор остается в числе лидеров. Если она и впрямь победит, то Венеция уже второй год подряд предпочтет документальное кино игровому.

Пока не определилась с выбором международная критика: в ее рейтинге впереди «Бердмен» Алехандро Гонсалеса Иньярриту, но абсолютного фаворита нет — стройность пейзажа портит редкостная разноголосица, и оценки даже лучших картин колеблются от лакомой пятерки до позорной двойки. Ну, а в рейтинге итальянских зрителей «Бердмен» лидирует безраздельно, хотя высокие оценки получил также «Взгляд тишины».

В среду конкурс обогатился сильным французским фильмом «Последний удар литавр». Вторая игровая картина сценаристки и режиссера Аликс Делапорте обладает лучшими качествами «женского кино» — безошибочной чуткостью к психологическим нюансам, например. И при этом относительно немногословна — умеет больше сказать обоюдным молчанием, чем диалогом. Даже метафорический ряд здесь рождается как бы сам собой, от соприкосновения житейской рутины с великим и вечным — музыкой.

Тринадцатилетний Виктор, смертельно больная мать Надя, девушка, которая нравится, малыш-испанец, которого надо учить французскому, футбол, к которому талант, хибарка на берегу океана и… безотцовщина. Этот немудреный быт чем-то сразу зацепляет, как бывает только в хорошем кино, где деталь, повадка, выражение глаз, пауза имеют подспудное и пока неясное значение. Зацепляет упрямый взгляд молчаливого Виктора — тот редкий случай, когда за подростком следить интересней, чем за взрослым персонажем: дебютант Ромэн Пол явно станет одной из главных звезд фестиваля. Он держит на себе фильм.

Все остальные — важное, но окружение. Кроме отца — известного дирижера, который приехал в оперу Монпелье репетировать Шестую симфонию Малера. В этой роли Грегори Гадебуа, игравший в первой картине Делапорте «Анжель и Тони». Вот главный дуэт, или даже главная дуэль фильма. Виктор приходит к отцу за деньгами для лечения матери, и мы только по окаменевшему лицу заезжей знаменитости можем догадаться о буре, разгулявшейся в душе этого гостя из другой жизни. И третье ведущее действующее лицо — Густав Малер, его Шестая с роковыми ударами литавр, предвещающими трагическую развязку. Упрямое преодоление поступающей трагедии, отстаивание своего достоинства, вызов судьбе — смысл картины, который формируется без морализации и указующей расстановки акцентов. Как бы сам по себе. Из молчания, взглядов и музыки.

Еще один сильный претендент на Золотого льва — китайский режиссер Ван Сяошуай с «Красной амнезией». Это мастерски аранжированный, снятый по заветам Хичкока триллер о старой вдове, вся жизнь которой проходит в неустанных заботах о дряхлой матери и взрослых детях, а также в вечерних разговорах с портретом умершего мужа. Но начинаются таинственные звонки, она слышит чье-то дыхание и смутные голоса, кто-то высыпает перед дверью квартиры груду мусора… Режиссер умело нагнетает атмосферу сгущающейся тайны, фиксируясь на бытовых деталях и почти незаметных отклонениях от привычного образа жизни. Но мистика, как и положено в хорошо придуманном триллере, обретает не только материалистическое, но и социальное объяснение — оно в ментальности старшего поколения китайцев, выросших во времена Культурной революции и трагедии Третьего фронта. Тогда миллионы семей были насильственно переселены в самые глухие области Китая, чтобы и там создать промышленный бум. Призраки этого времени, по фильму, и скребутся в души стариков. Мы попадаем в город-признак, где доживают свой век полунищие люди, уже потерявшие надежду когда-нибудь вернуться в родные Шанхай или Пекин. И призрачным эхом звучит над мертвыми домами наша «Уральская рябинушка» композитора Евгения Родыгина, где китайский текст дословно воспроизводит хорошо знакомые по советским временам стихи Михаила Пилипенко: «Ой, рябина кудрявая, белые цветы… что взгрустнула ты…»

Сказано в Венеции

Ван Сяошуай:

— Жизнь моей 70-летней матери напомнила мне о самой концепции существования ее поколения. Оно утратило самосознание — не ведает, кто оно, не знает, что возможна иная жизнь. Эти люди воспитаны другими политическими реалиями — катаклизмами, через которые прошла наша страна. Их мозги подверглись тотальному промыванию и утратили чувствительность. В этом причина пустоты их существования. В своем фильме я хотел вынудить героиню все-таки вдуматься в свою жизнь.

Вполне возможно, в современном Китае картину воспримут как триллер. Но я не собирался снимать фильм-ужастик, хотя и создаю атмосферу страха в спокойной, кажется, ситуации. И призрак в фильме не такой, как в ужастиках. Это демон, живущий в сердце, это безотчетный страх, преследующий вас всегда и везде. Я очеловечил призрака, потому что вижу в нем личность, которая может вас видеть и слышать.

Я назвал фильм «Красная амнезия», потому что и наше поколение может оказаться в той же ситуации. Это фильм о нас, сегодняшних, забывших о травмах, которые страна перенесла на своем пути. Мы все жертвы амнезии, и уже потому нас поджидают новые опасности…