Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 сентября 2014, источник: Rolling Stone

The Drums: «Наши ссоры длятся не дольше пяти минут»

Инди-дуэт из Бруклина — о бромансе, религиозности и своих сольных проектах

С момента последнего выступления инди-поп проекта The Drums в Москве в 2012 году в жизни группы случилось немало пертурбаций. По причине «внутреннего конфликта» коллектив покинули ударник и гитарист, вслед за ними ушел менеджмент, а оставшиеся вдвоем Джонни Пирс и Джейкоб Грэм всерьез задумывались о роспуске группы, вследствие чего занялись сольными проектами. К счастью для поклонников незамысловатых мелодий и наивных текстов The Drums, Пирс и Грэм взяли себя в руки, нашли на антресолях старые свитера времен былой славы, возродили проект и записали третий по счету студийный альбом группы под названием «Encyclopedia». Его релиз назначен только на 23 сентября, но российским фанатам повезло больше всех в мире — 5 треков с будущей пластинки The Drums в минувшую субботу представили на посвященном Дню города московском фестивале «Юность». Сразу после концерта, на фоне гремящего праздничного салюта бруклинский дуэт рассказал RS, как им удалось написать столь трогательный альбом, посвященный настоящей крепкой мужской дружбе.

Музыкальные критики, которым уже удалось послушать новую запись целиком, говорят, что у альбома совсем другое звучание, отличное от двух предыдущих пластинок. Это справедливое утверждение?

Джонни: Вполне. Мы с Джейкобом в какой-то момент поняли, что друг у друга есть только мы. Нам захотелось перенести это особенное ощущение на новый альбом, но при этом отсечь все лишнее, все то, что мы ненавидим.

Например?

Джонни: Ложь. Слабость. Фальшь. Все то, что нам когда-либо пытались навязать извне. Нам, знаешь ли, крайне повезло. Вследствие событий последних лет мы как группа остались абсолютно одни, безо всякого давления со стороны. Никто нам не говорил, когда выпустить альбом, сделать синглы, релизы, отправиться в тур. Никто не стоял над нами с секундомером и не ставил сроки. Поэтому мы просто свободно вздохнули и сделали то, что нам хотелось, руководствуясь исключительно собственным музыкальным вкусом.

То есть — альбом про настоящих крепких мужиков с особенным музыкальным вкусом?

Джонни: Нет, в нем есть и немало деликатных моментов. Временами мы бываем и весьма хрупкими, ранимыми личностями.

Джейкоб: Несмотря на то, что на альбоме порой встречаются слова про то, как нам хотелось бы кому-нибудь снести голову, я очень надеюсь, что поклонники поймут, что все это не буквально. Очень и очень символически.

Какая для вас самая деликатная и особенная песня на альбоме?

Джонни: «Magic Mountain», безусловно. Для нас обоих. Она про нашу с Джейкобом историю. Про то, как сперва, когда мы только начинали с The Drums, мы были такие «золотые мальчики». Вокруг была шумиха, вечная движуха. Куча друзей, все хотели с нами тусоваться и общаться. А потом вдруг все резко закончилось. Половина нашей группы ушла. Менеджмент ушел. Ушли все и псевдо-друзья в том числе. Мы остались совсем одни. И вот тогда-то мы ощутили себя полными лузерами. Но к счастью, через какое-то время я и Джейкоб поняли, какие особенные узы нас связывают. Эти же узы нас защищают от всего остального мира. В нашей дружбе мы нашли прекрасный, безопасный, волшебный мир и написали об этом песню — «Magic Mountain».

Я знаю, что ваша дружба началась достаточно давно — вы встретились еще будучи детьми в библейском лагере. Вы религиозны?

Джейкоб: В какой-то степени, да.

Джонни: А я — атеист, полная противоположность Джейкобу. Несмотря на то, что рос я очень религиозным мальчиком, что немудрено, ведь мой отец — пастор.

Что такой человек как пастор думает о творчестве группы The Drums?

Джонни: Понятия не имею. Я уже несколько лет не общаюсь с отцом. Это грустно, но ничего не попишешь, так сложилось. Зато многие из тех чувств, которые я испытал в результате наших с отцом взаимоотношений, воплотились в некоторые песни на новом альбоме. Например, «Face of God» и "I Can’t Pretend". Все эти трудности сделали меня таким, какой я сейчас. Так что мне искренне жаль тех людей, которым в жизни все дается легко.

Джейкоб: Когда мы занялись сольным творчеством, думаю, что нам просто нужен был отдых от бесконечных концертов, туров, каждому хотелось получить какой-то новый опыт. Узнать, что такое — быть полноправным сонграйтером. Мы этот опыт получили и поняли, что песни писать нам лучше все-таки вместе.

Джонни: Рано или поздно я свои песни, думаю, все же выпущу, почему нет? Такая странная штука — жизнь, ведь у меня уже было готово 14 треков, был лейбл, все было! И тут — р-р-раз! — я все переиграл. Мы снова стали The Drums, и я понял, что просто не могу представить себя выходящим на сцену под каким-то другим именем. Во мне словно щелкнул выключатель, я не мог притворяться кем-то другим.

Что-то из сольного творчества вы захватили в совместный проект?

Джейкоб: Да, песни «Kiss Me Again» и "Deep In My Heart" были написаны Джонни, когда он еще пребывал в одиночном плавании, а "Wild Geese" — результат моего творчества. Кроме того, из своего сольного проекта Cascading Slopes я еще прихватил нашего гитариста — Рене Переза.

Кто еще из музыкантов ездит с вами в туры?

Джейкоб: Ударник Дэнни Ли Аллен пришел к нам несколько лет назад, а до этого он играл с We Are Scientists. Он, пожалуй, самый милый человек на свете. Такая вот характеристика, немного странная для ударника. Гитарист Джонни Эриес раньше выступал в английской группе Two Wounded Birds, которые много раз «разогревали» The Drums, ну, а потом мы похитили у них Джонни. Ну, а про Рене ты уже знаешь.

Во многих интервью вы неоднократно называете группы The Smiths и New Order в числе своих любимых. Не боитесь повторить судьбу Моррисси и Марра, Хука и Самнера? Что в какой-то момент крепкая мужская дружба даст трещину и расколет группу пополам?

Джонни: В любой группе всегда есть кто-то, стремящийся контролировать ситуацию и держать все в своих руках, исходя исключительно из собственных музыкальных предпочтений. Из-за этого неминуемо возникают конфликты. Не скрою, бывают они и у нас. Но нам повезло — наши ссоры длятся не дольше пяти минут. Просто потому что в музыкальном плане наши предпочтения и взгляды очень схожи. Несмотря на то, что мы бесконечно упрямы, словно два барана, мы двигаемся в одной направлении, помогая друг другу своим упрямством. Хотя, скорее всего, все остальные люди нас люто за это ненавидят!