Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 сентября 2014, источник: Rolling Stone

Трики: «Русские знают, что такое борьба»

Музыкант поговорил с RS об одиночестве, хип-хопе и российском темпераменте.

В своих интервью ты часто говоришь, что до сих пор учишься. Чему ты научился во время работы над новой пластинкой?

Я наконец-то научился распоряжаться своим личным пространством. С лейблом Domino я не мог себе этого позволить. Теперь у меня есть свой лейбл, и я могу заниматься любимым делом — музыкой. С момента выхода моего прошлого альбома («False Idols») прошел всего год, а все потому что не было противодействия со стороны выпускающего лейбла. Я не хочу по воле менеджеров ждать целых два года до появления пластинки на прилавках. Я научился быть свободным в том, чем занимаюсь. А когда ты свободен, ты еще и продуктивен.

Что ты понимаешь сейчас, но не понимал 20 лет назад?

Я совершенно не понимал, как устроена музыкальная индустрия, когда в 1994 году работал над «Maxinquaye». Не знал, что значит быть знаменитым. Совсем не думал о славе — просто хотел быть нормальным парнем, играющим музыку. Какие я вынес уроки? Славы следует избегать. Мне не хочется быть крутейшей поп-знаменитостью, меня не так уж и интересуют продажи альбомов. Когда вышел мой дебютник, все вокруг только и спрашивали: «Ну что, какие места занимаешь в чартах?». Все мне сообщали — ой, ты на третьем месте, ой, а теперь на первом. Мне больше не нужны первые позиции в чартах. Важнее записать честный альбом.

Это твой второй «именной» альбом — первым был дебютный «Maxinquaye», названный в честь матери. Есть ли между этими двумя альбомами какая-то связь?

«Maxinquaye» очень отличался от того, что происходило в музыкальной индустрии середины 90-х. Он был очень музыкальным. Я рад, что моя новая пластинка стала возвращением к музыке после погружения в селебрити-культуру. «Adrian Thaws» только об этом — ни слова о деньгах или славе. Эти два альбома действительно замыкают круг. Я будто начал свою карьеру заново. Можно сказать, что «Maxinquaye» был первой главой моей карьеры, а «Adrian Thaws» — второй.

Ты утверждаешь, что «Adrian Thaws» — твой первый клубный хип-хоп альбом.

Пожалуй, не весь альбом, а некоторые песни — они имеют правильные клубные вибрации, нужную раскачку. При этом я, конечно, имею в виду настоящий хип-хоп, а не коммерческую поп-музыку. Когда я был подростком, в клубах чего только не звучало. Ты приходил в заведение и сперва слышал хип-хоп, а потом рэгги или что-то совершенно другое. Сегодня ты видишь ди-джея, который всю ночь ставит одно техно. Всю ночь!

Я не думаю, что клуб — это пространство одного музыкального жанра. Когда я тусуюсь, я хочу слушать все подряд! В свои жизни я несколько раз диджеил сам, но мне быстро надоело, организаторы не хотели мной заниматься — я ведь не топтался на месте. Меня спрашивали: «Что ты собираешься ставить сегодня?», — а я: «Не знаю, ночь покажет!».

В композиции «Hell Is Around The Corner» ты пел: «Свет солнца однажды уйдет, а до тех пор учись жить наедине с собой». Первый трек нового альбома называется «Sun Down». Значит ли это, что одиночество тебе больше не нужно?

В прошлом я был довольно замкнутым человеком, а сейчас стал более открыто относиться ко многим вещам. Такую песню как «Sun Down» я не смог бы написать 10 лет назад. Для этого действительно потребовались определенные изменения.

Мой любимый трек с новой пластинки — «Lonnie Listen». Можешь рассказать о смысле и процессе создания песни?

Я начинал свою музыкальную карьеру, читая рэп. Со временем я нашел свой стиль, и как бы перестал относить себя к рэпу — скорее, к жанру spoken word. На этом треке я вновь возвращаюсь к истокам. На самом деле я сейчас больше музыкальный продюсер. Мне не нужно много думать о вокале — у меня появилась своя техника, шепот как подложка к пению Мартины Топли-Берд. «Lonnie Listen» позволила мне снова стать рэпером. Иметь свою ярко выраженную жесткую позицию.

Совершенно изумительно звучит сэмпл из Alice In Chains в треке «Keep Me In Your Shake». Расскажи, какой музыкой ты вдохновлялся в процессе записи?

О, я слушал Рэя Чарльза, кое-что из Пи-Джей Харви, огромное количество записей Public Enemy. Первый альбом Public Enemy я всегда врубаю на полную громкость. Что еще? Кое-что из рэгги, ну и все в таком духе.

Почему было решено включить в альбом кавер-версию песни Джанет Кей «Silly Games»? Что она значит для тебя?

Эта песня из разряда той музыки, которую слушали взрослые, когда я был ребенком. Мне было 15, и я не понимал смысла этой песни, а старики были от нее в восторге. Мой дедушка обожал ее. Это удивительно — песня прошла через столько поколений, и жива до сих пор! По-прежнему можно включить радио и услышать в эфире оригинал. Она — часть и моего прошлого, поэтому я решился на кавер. Подумал, что сейчас самое время для ее возвращения.

Большую роль в записи пластинки сыграла Франческа Белмонте. С чего началась ваша работа?

Сперва мы просто познакомились, потом она помогла мне с некоторыми вокальными наложениями в студии… Все было решено, как только я услышал ее голос. Господи, это было невероятно! Первые демки добили меня окончательно — я понял, что нашел свою певицу. Я сразу сказал ей: «Ты будешь петь на моем новом альбоме, а когда закончим — возьмемся за твой сольник». К слову, над ним мы уже работаем.

Что было самым сложным в процессе работы над «Adrian Thaws»?

Все давалось на удивление легко! Сейчас я люблю писать музыку гораздо больше, чем несколько лет назад. Когда я работал с лейблом Domino, запись альбома была похожа на фабричные будни — стоишь у станка и вкалываешь. Освободившись от диктата выпускающего лейбла, я вернул себе любовь к работе и музыке.

Как ты организуешь свое рабочее время?

Я всегда записываюсь на домашней студии в Лондоне, мне не нравятся платные студии. Дома я работаю бесплатно, так что если захочу остановиться — смогу себе это позволить. Могу прекратить запись, пойти и приготовить что-нибудь поесть. Или прогуляться, отдохнуть. Перевожу дух и возвращаюсь к треку. Кроме того, мне комфортнее работать в знакомом месте. Дома я не чувствую неприятного давления на себя, а потому записываться становится проще и веселей. Все это недостижимо в платной студии. Там все по-другому, время — деньги.

Я стараюсь не думать слишком много во время записи. Если слишком много анализируешь — музыка теряет свое чувство, эмоцию. Если ты просто сидишь и пишешь, песни рождаются легко. Если начинаешь думать, вымучивать — ничего не происходит. Я никогда не форсирую события, скорее, даю музыке проявится через меня.

Уже расписываешь планы на будущее?

Да, в октябре я начну работу над новым альбомом. Еще меня интересует кино, сейчас я работаю над сценарием полнометражного фильма. В общих чертах картина будет о наркоторговле в Америке, про остальное рассказывать пока не буду. Финансирование пока не найдено, но я хочу срежиссировать фильм уже в следующем году. Мне будут помогать несколько ребят с камерами, но на площадке точно не будет двадцати профессиональных операторов и сложного постановочного освещения.

Ты вообще отдыхаешь? Чем занимаешься в свободное от работы время?

О, я люблю очень простые вещи. Заниматься спортом, гулять, проводить время наедине с собой, готовить еду. Я уже говорил, что обожаю готовить? Красивых женщин люблю. Я влюбляюсь каждый божий день: мне не обязательно встречаться с женщиной, чтобы полюбить ее. Просто вижу ее на улице, и сердце бьется быстрее. Лучшее в этой жизни — это простые вещи. А еще я обожаю Россию.

Русские поклонники отвечают тебе взаимностью.

Россия! У вас очень страстные люди. Почему у меня столько поклонников в России? Русские не понаслышке знают, что такое борьба и выживание. А моя музыка как раз об этом — о выживании. Русские мало испорчены западным обществом, всей этой американской чушью про знаменитостей и славу. Ваши ребята легко врубаются в мою музыку, потому что она идет от сердца, в ней нет всей этой херни. Я — искренний музыкант, а русские — очень искренняя нация. Хорошие или плохие, но вы очень честные. Вам или нравится, или нет, — третьего не дано.

Чего ты ожидаешь от концертов у нас?

Хороший концерт — это не я и моя группа, а праздник. Если слушатели в хорошем настроении, то и концерт удался. От вас всегда получаешь очень мощную поддержку. Энергия бьет ключом. Так что надеюсь, что все будет так же круто, как на моих прошлых выступлениях в России. Главное для нас — поймать общую волну.

Трики выступит 28 сентября в питерском клубе «A2», 30 сентября в екатеринбуржском «Tele-Club» и 1 октября в московском клубе «Известия Hall».

Пластинку «Adrian Thaws» можно приобрести с помощью iTunes вот здесь