Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
16 сентября 2014, источник: Аргументы и факты

Микки Рурк. Начало: мотоциклист, ангел и пьянь

Микки Рурку исполняется 62 года. Дипломированный актер, профессиональный боксер — в последние годы он появляется на страницах журналов в основном в связи с очередной неудачной пластической операцией, изменившей его лицо до неузнаваемости. А ведь в 80-е Рурк был не только первым красавцем американского кино, но и его символом. 

АиФ.ru вспоминает ранние роли актера — от «Бойцовой рыбки» до «9 ½ недель».

Забегаловка, 1982

Биография Микки Рурка начиналась как классическая история трудного детства: отчим, поднимавший руку и на него, и на его мать, уличная компания, состоявшая из маргиналов всех мастей, как следствие — наркотики, драки и проблемы с законом. Первым, что спасло Рурка от стремительного падения на дно, был боксерский ринг. Вторым — театр. Свою первую роль он сыграл в 1969 году в школьном спектакле. Одновременно с этим начинающий актер поступил на курсы известного преподавателя драматического искусства Джея Дженсена, после чего принял волевое решение покончить с пагубным образом жизни, с первой попытки поступил в Актерскую студию Ли Страсберга и начал сниматься в кино. Первые роли Рурка были не просто эпизодическими, а едва заметными, но тем не менее, после появления в фильмах «1941» (1979) Стивена Спилберга и «Жар тела» (1981) Лоуренса Кэздана, на Рурка все же обратили внимание. В 1982 году он сыграл свою первую главную роль — в дебютного фильме будущего режиссера «Плутовства» и «Человека дождя» Барри Левинсона. В «Забегаловке» — автобиографической истории о 20-летних приятелях из Балтимора, которые пытаются казаться взрослыми, но отчаянно боятся взрослеть. В фильме толком ничего не происходит, все действие заключено в беседах, которые ведут герои, сидя за «своим» столиком в любимой забегаловке. Примечательно, что эта лента стала карьерным трамплином не только для режиссера и сценариста Левинсона и Рурка, сыгравшего азартного Буги с хитрым взглядом и обворожительной полуулыбкой, но и для остальных актеров, в том числе Стива Гуттенберга и Кевина Бэйкона.

Бойцовая рыбка, 1983

В начале 80-х Фрэнсис Форд Коппола, к тому времени уже снявший и «Крестного отца», и «Апокалипсис сегодня», задумал сделать несколько фильмов с молодыми, никому пока не известными актерами. Сперва на экран вышли «Изгои» по роману С. Э. Хитон с Патриком Суэйзи, Томом Крузом, Робом Лоу и Мэттом Диланом. Чуть позже — экранизация еще одного романа писательницы «Бойцовая рыбка», в которую перекочевал частично актерский состав «Изгоев» с Дилано во главе. Ему досталась роль младшего сына пьяницы в исполнении Денниса Хоппера, молодого человека по имени Расти Джеймс, который отчаянно пытается вырваться из беспросветной реальности маленького городка, где ему светит повторить судьбу отца. В этом фильме, как и в предыдущей картине, Коппола рисует портрет 60-х — со стилизованными музыкальными хитами, сюрреалистичным видеорядом, где черно-белое сменяется цветным, и ревущими мотоциклами. Героя Микки Рурка — старшего брата Расти — называют здесь просто Мотоциклист. Он почти ничего не слышит и не различает цвета, зато даже лучше главного персонажа воплощает образ эпохи — романтика, бунтаря без имени и будущего. Когда-то он правил городом, возглавлял банду, но покинул родное захолустье в поисках лучшей жизни. Все, что он может теперь — вдохновить брата последовать по его стопам, сесть на мотоцикл и также уехать прочь от беспросветных будней.

Крестный отец Гринвич-Виллидж, 1984

Давший фильму название квартал Нью-Йорка сыграл не последнюю роль в карьере Рурка — когда, в самом начале своего пути в кино, актер снимал здесь крошечную квартирку и подрабатывал везде, где можно было: торговцем, чистильщиком бассейнов, вышибалой в баре. Все заработанные деньги уходили на оплату комнаты и учебы в Актерской студии. В картине Стюарта Розенберга он вновь играет не «первую скрипку» — делит экран и Эриком Робертсом, молодым, с кудрявой головой. Поли (Робертст) и Чарли (Рурк) — приятели, которые друг другу ближе любой родни. У них есть связи в мафии и на уме всегда какое-то новое мошенничество. Более благоразумный герой Рурка пытается завязать с мелкими криминалом, ему нужна постоянная работа — жизнь с блондинкой-инструктором по аэробике (Дэрил Ханна) требует усилий и жертв. Но как отказать Поли, который в очередной раз втягивает его в опасную авантюру. Для ее осуществления необходимо похитить деньги у Крестного отца мафии Гринвич-Виллидж — мало того, что теперь приятелям не помогут никакие их связи, так как назло выясняется, что подружка Чарли беременна. Фильм похож одновременно и на драму о человеческих взаимоотношениях, и на криминальный, гангстерский триллер в духе «Крестного отца» — на самом же деле ценным является, прежде всего, актерская игра.

9 ½ недель, 1985

Фильм Эдриана Лайна перевернул жизнь Микки Рурка — именно в образе героя из «9 ½ недель» его запомнят миллионы зрителей. Эротическая драма своей популярностью за пределами США, где она не имела особого кассового успеха, обязана вовсе не количеству и качеству откровенных сцен — за 20 лет до этого Бертолуччи уже снял свое «Последнее танго в Париже». Несомненно, не последнюю роль сыграла общая тема фильма — не просто истории об отношениях мужчины и женщины, а своего рода гимн свободной любви, без страха и упрека, без оглядки на общественную мораль, а лишь по правилам, которые устанавливают сами герои. Неизвестно, «сыграло» бы все это, не будь в фильме Ким Бейсингер в роли эмоционально нестабильной нью-йоркской галеристки и, конечно, Микки Рурка — инвестора с Уолл-стрит, который на протяжении всего фильма придумывает изощренные способы сексуальных развлечений и томно смотрит исподлобья на танцующую для него под песню Джо Кокера героиню Бейсингер — стоит пересмотреть даже одну эту сцену со стриптизом и становится понятно, откуда растут корни у всех «50 оттенков серого» и что главного героя «скандального» романа зовут Грей не потому, что эта фамилия переводится с английского как «серый», а потому, что имя персонажа Микки Рурка в «9 ½ неделях» — Джон Грей.

Сердце Ангела, 1987

Середина и вторая половина 80-х были не долгим, но золотым временем для Микки Рурка. Почти сразу после «9 ½ недель» на экраны вышел новый фильм Алана Паркера, автора «Полуночного эксперсса», «Птахи» и, конечно, «Стены» по одноименного альбому Pink Floyd, — путаная, детективно-мистическая драма о вечной борьбе добра и зла в человека. Рурк играет частного детектива Гарри Эйнджела, который по заданию клиента по имени Луи Сайфер (Роберт Де Ниро) отправляется на поиски пропавшего ветерана войны — в результате узнает неутешительную правду о самом себе. Фильм, стилизованный под классический нуар 40-х — 50-х годов, наполнен загадками, персонажами вроде гадалок и жриц вуду, неожиданными сюжетными поворотами так, что грань между реальностью и иллюзией стирается. Подсказку стоит искать в именах главных героев, а что касается актеров, то по воспоминаниях Алана Паркера встречи Де Ниро и Рурка на площадке походили на поединок: оба забывали о написанном тексте сценария и начинали импровизировать, устраивая настоящую словесную дуэль.

Пьянь, 1987

Режиссер фильма, француз Барбет Шрёдер, несколько лет снимал документальные фильмы о Чарльзе Буковски и, наконец, дозрел до полнометражного фильма по сценарию самого писателя. Рурку, который «вырвал» роль у еще одного претендента Шона Пенна, пришлось воплотить альтер эго Буковски — поэта-алкоголика Генри Чинаски. Его стихи и рассказы не печатают, он почти живет в барах, а деньги зарабатывает в уличных боях и других сомнительных мероприятиях. И это выбор — вполне сознательная жизненная позиция, которую Генри не готов променять на крышу над головой и сытые буржуазные будни в статусе знаменитого писателя. Нельзя назвать картину шедевром — несмотря на то, что Шрёдер посвятил столько лет изучению творчества Буковски, его трактовка образа оказывается однобокой. Демонстрация пьяных будней, выходок, разговоров заслоняет рассказ о Генри, как о талантливом писателе — а это ключевой момент, объясняющий и влюбленность в него молодой издательницы, и его собственный отказ от обеспеченной и беспечной жизни. В декорациях, взятых, безусловно, из романов и рассказов Буковски, теряется озвученная автором идея творческой свободы, маргинальности, не принадлежности ни к какому кругу. Впрочем, надо отдать должное Микки Рурку, игра которого позволяет закрыть глаза на огрехи режиссера: звезда и секс-символ 80-х, только что соблазнивший весь мир в «9 ½ неделях», невероятно убедительно играет опустившегося, вечно нетрезвого, подволакивающего ногу и не способного уже унять дрожь в руках человека. Под стать ему — кинодива Фэй Данауэй в роли собутыльницы и спутницы жизни Ванды. Буковски, как известно, остался доволен работой и даже снялся в небольшом камео — что может быть ценнее такого признания.