Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 сентября 2014, источник: АиФ Омск, (новости источника)

Как вынужденные переселенцы с Украины обживаются на новом месте

Почти 2000 переселенцев из восточных частей Украины нашли приют в Омской области. Эти люди многое успели пережить и повидать, поэтому о возвращении домой, несмотря на заключённое перемирие, многие даже не думают.

Чудом успели выехать

Кто-то привёз в Россию полные сумки, рюкзаки и даже… телевизоры. Но таких немного. У большей части беженцев нет даже осенней одежды-обуви, и они не представляют, что их ждёт в суровую сибирскую зиму, но они живы, это самое главное.

35-летняя жительница Луганской области Маргарита Шевцова приехала в Омск вместе с мужем и матерью. Спасаясь от пуль, свистящих в родном городе Антрацит, женщина думала только об одном: «Бежать! Бежать как можно дальше!». Ведь в этот момент она носила под сердцем ребёнка.

– Роддом разбомбили, в единственной больнице оказывали помощь ополченцам, возможности нормально родить не было никакой, – со слезами вспоминает Маргарита Шевцова. – Ехать в Харьков или Днепропетровск было опасно – дороги постоянно обстреливались, всех мужчин насильно забирали в армию, несогласных расстреливали. Мы чудом успели выехать.

Почему Омск? Случайно услышали название, понравилось. К тому же у Маргариты приближался срок родов, ехать дальше было небезопасно, а когда женщина сошла на платформу вокзала, она сразу же влюбилась в сибирский город.

– Нас очень хорошо встретили, – продолжает Маргарита. – Меня сразу осмотрели врачи, нас накормили, выделили комнату в одном из пунктов временного пребывания, дали необходимые вещи. Мы приехали в Омск 24 августа, а 27-го я родила сынишку, назвали Станиславом. Пока была в больнице, мужу уже и кроватку детскую принесли, и коляску, и подгузники для малыша, и дет­скую одежду. Я не знаю людей, которые нам помогают, но я им очень благодарна.

3 сентября мама вместе с малышом были выписаны из роддома. К сожалению, в этом случае нельзя сказать, что поехали домой, у Шевцовых пока его нет, но они уверены в своих силах. Муж Маргариты занимается поиском работы по специальности, он повар по образованию, а пока перебивается временным заработком. Больше всего молодые родители хотят, чтобы их сыну никогда не довелось услышать выстрелов.

Дети, которые не смеются

– Переселенцы прибывают к нам в разном состоянии: те, кто пережил пожары, выстрелы, до сих пор не могут отойти, – говорит Александр Чириков, начальник отдела воспитательной работы и психологического обеспечения ГУ МЧС России по Омской области. – Некоторые уже отдыхают, расслабились. Мы их принимаем, оказываем психологическую помощь, проводим беседы, пытаемся помочь вернуться к нормальной жизни.

Прибывающих в наш регион беженцев размещают в оздоровительных лагерях, школах-интернатах, центрах социальной поддержки. Переселенцы живут семьями – по три-четыре человека в комнате. Самое необходимое для жизни у них есть – омичи активно помогают людям, сбежавшим от войны.

– Когда приехали первые беженцы, царил полнейший хаос. Было очень много детей, женщин, всех надо было срочно где-то размещать, кормить, – рассказывает Наталья Карпетченко, специалист по социальной работе центра помощи детям «Радуга». – Мы занялись этой проблемой, разместили мам с детьми в лагерях «Чайка» и «Берёзка». Сейчас состояние у людей спокойное, но внутреннее напряжение чувствуется. Дети не бегают, не играют, не смеются. Они серьёзные, словно маленькие взрослые.

По словам волонтёров, помогающих размещать переселенцев, помощь люди воспринимают с благодарностью, но есть и такие, кто считает, что помогать им просто обязаны.

– Меня поразило то, что за детскими подгузниками приходили мужчины, – продолжает Наталья Карпетченко. – Мы говорим, что хватит на всех, а они чуть ли не с руками вырывают. Разные люди приезжают. Много порядочных, но есть и такие, которые и дня в жизни не работали. Например, молодёжь года по 22, на руках трое детей и ни одного трудового дня. Заметила, что вечером многие из беженцев выпивают, ходят в магазины за спиртным. То есть денег у них нет, а на водку они находятся. Один из наших волонтёров предложил беженцам бесплатно свой дом за городом. Но никто не поехал. Здесь их кормят, дают каждому по 800 рублей в сутки. А там самим выживать придётся.

«Работы не боюсь»

И всё же подобные примеры – скорее исключение, чем закономерность. Большинство переселенцев хватаются за любую работу. По словам Сергея Печенюка, 36-летнего юриста из Луганска, пережив угрозу своей жизни, многие условности, важные, быть может, в прежней жизни, отступают на второй план.

– В Луганске я возглавлял местную детско-юношескую спортивную федерацию, – рассказывает Сергей Сергеевич. – В Омске я согласен на любую работу, потому что понимаю: это временно, работы я не боюсь никакой и в дальнейшем, думаю, смогу приносить пользу Омску. Я уверенный в себе молодой человек, и знаю, что всё будет хорошо.

Переселенцам, которые захотят остаться в России, в Омске предлагают принять участие в программе «Соотечественники». Новоиспечённым омичам помогут не только в трудоустройстве, но и в открытии собственного дела. На организацию бизнеса участнику этой программы выделяется 70 тысяч рублей. Понятно, что далеко не всегда вынужденные переселенцы могут рассчитывать на должность, соответствующую их квалификации. Например, у нас нет угледобывающих шахт, но это не значит, что бывшие шахтёры останутся не у дел. Несколько таких специалистов уже работают в дорожной службе. И, по отзывам, в пересчёте на гривны омские зарплаты не хуже тех, что они получали у себя на родине.

– Есть, конечно, и такие, что не спешат на работу устраиваться, но я думаю, это последствия стресса, – говорит Сергей Печенюк. – Слишком многое пришлось пережить людям там.

От редакции: Омичи со всей широтой русской души бросились на помощь пострадавшим от войны беженцам. В пункты приёма вещей для переселенцев каждый день поступают вещи, продукты, игрушки… Тем не менее, многих беспокоит вопрос: сколько времени придётся нам содержать их? Не останутся ли эти люди на нашем иждивении? Подобные вопросы напрямую не раз задавали корреспондентам постоянные читатели нашего еженедельника. Ответ очевиден: нужно не просто выдать людям необходимые вещи, гораздо важнее помочь им адаптироваться к новой жизни, и тогда они смогут не только обеспечить себя и свои семьи, но и приносить пользу нашему региону.

Переселенец-бизнесмен

– Со всеми людьми трудоспособного возраста специалисты проводят индивидуальную работу, – рассказывает Анна Гусева, заместитель начальника главного управления государственной службы занятости населения Омской области. – Из 2 000 прибывших в Омскую область вынужденных переселенцев обратились за работой в эту службу 533 человека, из них 125 уже трудоустроены или получили приглашение на работу. Их знакомят с рынком труда, востребованными профессиями. Организуются экскурсии на предприятия. Некоторые открывают свой бизнес: разводят птицу, открывают столярные мастерские. Спектр сфер, куда трудоустраиваются беженцы, широк: например, в сельском хозяйстве сейчас нужны рабочие руки – идёт уборочная; промышленные предприятия – заводы «Кордиант», ПО «Баранова» – тоже готовы принять рабочих, есть беженцы, которые работают в банковской сфере. Выйти на работу можно почти сразу после получения вида на жительство или временного убежища. Единственный момент – учителям при трудоустройстве в образовательные учреждения нужно предоставить справку об отсутствии судимости.

Будьте мягче

– Я недавно встречался с пятью переселенцами, которым помог приехать в Омск. Это люди, которые оказались в Ставропольском крае абсолютно брошенными в течение полутора месяцев,- говорит Олег Денисенко, депутат ГД от Омской области. – Чиновники говорили им, что всё уже готово, завтра вы поедете… И так полтора месяца. Основная проблема – не было денег на билеты. Много организационных вопросов. Они приехали сюда, сейчас я контролирую вопросы их трудоустройства, обучения и буду следить за их дальнейшей судьбой. Я абсолютно по-человечески искренне просил их не реагировать на возмущение людей, которое может быть. Омичей тоже можно понять. В городе многие стоят в очереди в детские сады, ждут какие-то престижные вакансии, а приоритет сейчас отдаётся беженцам. А жителей Омска попросил бы быть помягче, потому что эти люди увидели много горя, они потеряли абсолютно всё: перспективу в жизни, материальные средства, дома. Некоторые потеряли своих детей, мужей. А для русских людей характерная черта – это сердоболие. Поэтому сегодня нам нужно проявить свои лучшие качества.

Было страшно

– Я помогала беженцам, которых выводили прямо из огня, там, в военной зоне. Это были и взрослые, и дети, кому-то требовалась срочная помощь – мы её оказывали. Потом садили людей на поезд, который шёл через Харьков в Россию, – вспоминает Алина Алло, омский журналист, волонтёр. – Ситуация напоминала боевые действия в Чечне. Бои шли в нескольких десятках километрах от того места, где я жила, постоянно гремели выстрелы, было страшно, было непросто, но постепенно привыкаешь к этому. Люди принимали решение уезжать не то что в одночасье – в минуты, потому что иного выхода не было. Очень пригодились медикаменты, которые я привезла с собой. И хочу сказать огромное спасибо всем омичам, которые помогли собрать эти лекарства. Ослабленным людям срочно требовалась помощь, и мы смогли это сделать.