Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 сентября 2014, источник: Российская газета, (новости источника)

В Москве прошла премьера первого театрального мюзикла в 3D «Пола Негри»

В Москве стартовало самое завораживающее из возможных театральных зрелищ — мюзикл «Пола Негри» с музыкой Януша Стоклосы («Метро») в постановке Януша Юзефовича.

У Театра Российской армии, предоставившего в распоряжение варшавско-питерской команды свой зал и свою труппу, по красной дорожке проследовал московский бомонд: звезды театра и эстрады, композиторы, режиссеры — атмосфера события незаурядного: первый в России 3D-мюзикл обещает жанру новые перспективы.

Он начинается очень традиционно: легендарная звезда немого кино, уже угасшая и увядшая, печально вспоминает свою блестящую карьеру от детства в бедном варшавском дворике до истерической любви миллионов зрителей мира, газетных сплетен и безуспешных поисков счастья на вершине славы. И ее рассказ иллюстрируется живыми картинами. Вот дворик, где играет какой-то бродячий джаз, вот неприступный предмет ее постоянной страсти — знаменитый кинорежиссер Эрнст Любич, сделавший ее своей музой, но не любовницей и не женой. А вот и девичьи мечты о том, чтобы стать актрисой.

С мечты и начинается то, ради чего стоит прийти на спектакль. Огромная сцена Театра Российской армии становится бездонной — она распахивается в мир. В самом буквальном смысле: вот легендарный берлинский кинотеатр Am Zoo, на экране которого триумфально начинала звезда. Вот реальные океанские просторы, и реальный собрат кэмероновского «Титаника» везет будущую диву в Америку, страну сбывшихся грез. Вот маршируют полчища гитлеровцев с факелами. Вот гроза над Ниццей: волны бьются о знаменитую Английскую набережную, бьется флаг над отелем «Негреско», слепят глаза молнии, и зрительный зал сотрясается от раскатов грома. Вот немыслимые по красоте и масштабности театрально-киношные шоу, имитирующие стиль кинокудесника Басби Беркли. А вот мы с героями спектакля летим в биплане над кручами, скалами, озерами и морями, делаем виражи и «бочки», инстинктивно хватаясь за ручки кресел. По залу летают самолеты, скачут кони и фырчат авто, на зрителей опрокидываются водопады.

Собственно, примерно это можно увидеть в тематическом парке с современными аттракционами — и на самолетике полетать, и мир обогнуть, и в виртуальном океане поплавать. Да и для посетителей кинотеатров 3D уже не диковинка. Открытие Януша Юзефовича состоит в том, чтобы соединить новейшие технологии с театральной сценой и ее законами. А это непросто: нужно предусмотреть перепады масштабов, чтобы толпа на экране не казалась сборищем муравьев рядом с живыми актерами. Еще труднее добиться полной синхронности двух действ — киношного и театрального. Добились, надо сказать, невероятного: не всегда различаешь, где в глаз тебе метит виртуальная ветка дерева с облетающей листвой, а где живой каскадер вылетает в зрительный зал так энергично, что зрители инстинктивно пригибаются. Умелое использование кино дает много преимуществ: легко и эффектно меняются места действия и ракурсы нашего взгляда, есть даже крупные планы — мы видим лицо героини и дрожание ее ресниц. Это в огромном амфитеатре немаловажно: там издалека наблюдаешь в основном перемещение человеческих фигур внизу на сцене, и насчет лица героини больше фантазируешь. Кинематографические сцены сделаны изобретательно: океан лучше не снял бы сам Джеймс Кэмерон, парящим на фонтанах танцовщицам позавидовал бы Басби Беркли. Превосходно найден ракурс в сцене у памятника Вашингтону: перед вами разрастается поле шляп, которое затем водопадом обрушится в зал, емко и лаконично обозначив крушение и американской экономики, и надежд героини.

Лучшие сцены спектакля придуманы восхитительно и действительно способны захватить дух. Как все доселе невиданное, их нужно обязательно посмотреть. Но они бесспорно перетягивают на себя внимание как авторов шоу, так и зрителей. На них ушла вся изобретательность авторов. И сюжет явно придумывался с целью нанизать эти придумки, как шашлык на шампур. И выбран простейший путь: тот самый пересказ биографии голливудской мегазвезды. Биография эффектна: упоминают и роман с Чарли Чаплиным, и брак с Рудольфо Валентино, и соперничество с Глорией Свенсон, и замужество за грузинским князем Мдивани. Есть повод показать кинохронику тех лет и множество фрагментов из фильмов с Полой Негри — за что отдельное спасибо. Архивные кадры в спектакль вмонтированы очень умело и отлично в нем работают, делая мюзикл еще и песней в честь великого смежного искусства — кино. Для упрощения сюжета эти перипетии опять-таки нанизаны на шампур одной, но пламенной страсти героини — ее безответной любви к Эрнсту Любичу. Но авторам все равно не удается избежать слабины любой инсценированной биографии — пунктирности, которая всегда не имеет рельефа: рассказ прочерчен как по линейке, диалоги невыразительны, потому что роль их служебна. И мы послушно терпим эти сюжетные интерлюдии в ожидании главного — нового аттракциона.

Человек с абсолютным слухом, Стоклоса слышит эти особенности линейного спектакля и музыку тоже пишет линейную, без рельефа — развития, лейтмотивов и кульминаций. Как и спектакль, музыка сложена из номеров, где есть очень эффектные (заводной финальный танец 1-го акта), а есть проходные, где превосходной Теоне Дольниковой в роли Полы и развернуться негде. Увы, совсем не получился, как мне показалось, Эрнст Любич у Гоши Куценко: возникли опереточные позы и штампы, микрофоны сделали слышимыми дефекты дикции. Вообще, огрехи первой пробы сил на новой сцене (спектакль долго и успешно шел в Петербурге) давали себя знать: почти все тексты вокальных номеров и даже некоторые диалоги были неразборчивы — забивались фонограммой. Это, надеюсь, обычные премьерные издержки очень сложного по конструкции шоу, но думать о них нужно.

Идея использовать новые технологии в театре витала в воздухе, но первым ее реализовал — и блистательно — Януш Юзефович. Наверняка в пробитую расщелину теперь ринутся многие режиссеры. Это сулит театру новые горизонты и новые опасности. Кино уже спикировало от искусства к аттракциону — пришла очередь театра, действа по определению условного. Театр силен уже тем, что включает воображение зрителя и виртуозно им дирижирует, добиваясь потрясения даже на пустой сцене. Опыт Юзефовича показал, что зритель действительно переключается на аттракцион и в кинематографически ярком антураже уже с трудом замечает лица — актеры превращаются в детали того же парка развлечений, утрамбованного в театральный зал. В принципе им уже не нужно играть нюансы — достаточно обозначить характер (желательно эксцентрический, как желтая репортерша Лоуэлла Парсонс в бенефисном исполнении Елены Анисимовой). Эти нюансы исключает сама идея мюзикла под громогласную минусовку, где даже пианиссимо оглушительно и рассчитано на стадионные масштабы.

Сейчас та же команда с теми же технологиями работает над «Джульеттой и Ромео». Шекспировский сюжет уже был реализован в парижском мюзикле — и этот опыт дал те же результаты: эффектные номера-аттракционы, гибрид театра со стадионом и цирком — и все это соединивший фабульный шампур. Сможет ли питерский спектакль найти какой-то новый, более гибкий и перспективный путь — покажет ближайшая премьера.