Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
8 октября 2014, источник: Газета Коммерсантъ

Мировая мистика

«Призрак Оперы» появился в Москве

Источник: Газета «Коммерсантъ»

В Московском дворце молодежи компания «СТЕЙДЖ энтертейнмент» представила российскую премьеру всемирно известного мюзикла Эндрю Ллойда Уэббера «Призрак Оперы» в постановке Артура Маселлы. РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ считает, что на московском рынке мюзиклов произошел качественный скачок.

Премьера мюзикл

Рецензировать собственно мюзикл «Призрак Оперы», конечно, было бы причудливым занятием: более четверти века назад он впервые появился на подмостках, превратился в один из самых знаменитых и успешных продуктов массовой культуры, давно уже установил впечатляющие рекорды по продажам и долготе ежедневного проката. Посмотревшие «Призрак Оперы» на сцене могли бы, наверное, образовать одно из самых населенных государств мира, а знающие главную мелодию из этого мюзикла — уж точно самое большое «государство» на свете.

Секреты успеха, помимо таланта композитора, давно проанализированы и утверждены: соединение лирики и мистики в сюжете; эффектная сценография с мигающей-летающей театральной люстрой и подземным озером с прорастающими в воде свечами; парижский шарм, способный облагородить любой сюжет; тема загадки творчества и прием «театр в театре», да не в каком-то, а в величественной Опера Гарнье; наконец, то, что композитор, сочиняя этот мюзикл, сознательно двинулся в сторону классической оперы, успешно (хотя и не без иронии) «приподняв» качественное развлечение до высокого искусства.

Конечно, появление «Призрака Оперы» было предопределено всем предыдущим десятилетием развития этого бизнеса в России. И теперь можно сказать, что продюсеры накапливали силы и опыт, чтобы «Призрак» явился во всей своей силе — и с точки зрения техники, и с точки зрения вокала это одно из самых сложных для воспроизведения созданий. Все знают: делались ли прежде российские постановочные версии-адаптации знаменитых мюзиклов или копировались канонические постановки, всегда в Москве спектаклю давалась некоторая «фора» — и даже успешные проекты прежде должны были рассчитывать на скидку в оценках. То литературная версия вызывала вопросы, то исполнение было, мягко говоря, неравноценным, то зрелищности недоставало, а то просто не хватало куража — трудноуловимого, но необходимого.

На сей раз все счастливым образом сошлось: русский текст, написанный известным автором Алексеем Иващенко, звучал естественно и остроумно; пели и двигались отлично; оркестр не аккомпанировал, а вел за собой; люстра летела, как пушинка, а огни вырастали из воды так, что даже те, кто точно знал, сколько их в каком месте должно появиться, замирали от красоты сценической иллюзии, в драматических же сценах — замирали от искренности и наполненности чувств. С какой стороны ни разверни этот товар, нигде не найдешь предательской склейки или халтурного шва, выдающего притворство и подделку.

Конечно, индивидуальности исполнителей добавляют нюансов и переставляют акценты в истории. Но более интересным кажется другое: к нескольким дистанциям времени, заданным в «Призраке Оперы» (действие начинается в 10-е годы прошлого века, потом переносится в 80-е позапрошлого), добавилась еще одна: наше отстояние от середины 80-х, когда создавался «Призрак Оперы» и когда упомянутые эпохи воспринимались несколько иначе, чем сейчас. 

Этапный успех российского рынка мюзиклов, каким является новый спектакль, маркирован, кажется, очередным историческим переломом, корректирующим тренды внутреннего рынка,-- однако тревожный фон не обессмысливает, но обостряет удовольствие от увиденного.