Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 октября 2014, источник: Газета Коммерсантъ

Зоопарк толерантности

«Exhibit B» с участием живых исполнителей, вызвавшая протесты в Лондоне, приехала в Москву в рамках фестиваля «Территория». Отсутствию митингов перед Музеем современного искусства удивлялась АЛЕКСАНДРА ШЕСТАКОВА.

Выставка современное искусство

«В 2007 году мой двоюродный брат отправился в Россию на заработки. Через год его убили в Москве. Это произошло вечером. Группа молодых людей напала на него. Они избили его и нанесли удары ножом. На этом месте он скончался»,-- рассказывает российский участник проекта «Exhibit B» Илхамжан Абдухаров, рабочий из Киргизии, приехавший в Москву. Его история вместе с рассказами других участников проекта напечатана на белой табличке в последнем зале выставки. Таких, как двоюродный брат Илхамжана, в Москве немало. По статистике за прошлый год, в России в результате конфликтов на расовой почве погибло 20 человек, а больше 170 были ранены. Однако лучше всего об отношении россиян к приезжим говорит Google: если вбить в строку поиска «статистика убийства мигрантов», первой ссылкой система выдаст «каждое пятое убийство совершают мигранты».

В выставке Илхамжан участвует в качестве экспоната, а именно как «Найденный объект N2», снабженный придуманными, но вполне реалистичными анкетными данными. Теперь он — киргизский беженец Айбек Назаров, кроме этого зритель узнает, что Айбек живет в Капотне, у него есть жена и двое детей. Учитывая, что Айбек приехал в Москву из города Ош в 2010 году, предположительно, он спасался от последствий киргизской гражданской войны, начавшейся в апреле 2010 года. Правда, о причинах его переезда зрители не узнают, потому что это выходит за рамки сухих данных, похожих на характеристику вещи в магазине. Недостаток сведений превращает живого человека в предмет, то есть часть выставки, воспроизводящей «человеческий зоопарк»,-- популярное колониальное развлечение.

«Найденный объект N2» расположен рядом с инсталляцией, посвященной наказанию рабов в Голландии в XVIII веке,-- натюрмортом с фруктами, из которого вылезает раб в железном наморднике, будто взятом из реквизита к фильму Квентина Тарантино «Джанго освобожденный». В подписи — рассказ о том, как наказывали провинившихся невольников, достойный оскароносного сценария Тарантино, но, в отличие от него, все же реальный, как и, к примеру, история о женщинах в немецких концлагерях в юго-западной Африке. Они должны были варить головы своих умерших соплеменников и отскабливать их стеклом.

Выставка дает весьма полную и красочную ретроспективу угнетения темнокожих с превращением их в экспонаты какого-нибудь музея, материал для исследовательского института или часть домашней обстановки. Рабство не было экзотикой — отскобленные африканскими женщинами черепа отправлялись в немецкие лаборатории, где использовались для доказательства расовой теории, раб отлично сочетался с натюрмортом с фруктами в гостиной, а странная форма тела девушки из африканского племени, выставленной в Британском музее, вызывала восхищение публики.

Красочность сослужила «Exhibit B» дурную службу в Англии, где проводившей ее галерее Barbican пришлось закрыть экспозицию из-за многочисленных протестов. В петиции, призывающей прекратить выставку, говорилось: «Я хочу, чтобы мои дети росли в мире, где то, что пришлось пережить их предкам, осталось в прошлом. Мы прошли длинный путь со времен гротескного человеческого зоопарка, нам не нужно к нему возвращаться». Московское открытие, правда, обошлось без митингов и петиций. Учитывая, что Москва — город с одним из самых высоких уровней опасности для мигрантов, по исследованию Центра изучения национальных конфликтов, это даже немного странно. Тем более что «Найденные объекты», сделанные Бретом Бейли специально для российской выставки, единственные отражают современную ситуацию в отдельно взятой стране, а не размышляют о жестокости к иным в европейской культуре прошлого.