Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 октября 2014, источник: Российская газета

Главную роль в российской версии «Родины» сыграла Виктория Исакова

Завершены съемки российской версии популярного американского сериала «Родина».

 Фильм делает режиссер Павел Лунгин, снимаются такие актеры как Владимир Машков, Сергей Маковецкий и Мария Миронова. Главную женскую роль — агента Анну, аналитика ФСБ — играет Виктория Исакова. Актриса сейчас на пике зрительского интереса, который разогрели ее роли в сериале «Оттепель», фильме «Зеркала», где она сыграла Марину Цветаеву, в театре имени Пушкина.

Виктория, я прочитала у вас в блоге, что вам уже не терпится увидеть «Родину». Будете смотреть все серии сразу?

Виктория Исакова: Не знаю, как получится. Буду волноваться. Но надеюсь, что Павел Семенович покажет нам фильм до того, как он пойдет по ТВ. Мне очень интересно, что у нас получилось.

Вы смотрели американский «Homeland»?

Виктория Исакова: Да, смотрела. Причем задолго до того, как возникло предложение сниматься в «Родине». Это разные ощущения — зрительские и актерские. Мои зрительские впечатления — замечательно сделанная жанровая картина с прекрасными актерами и точным смыслом. Но я видела только первый сезон. Свободного времени катастрофически не хватает, но когда оно появляется — запоем смотрю британские или американские сериалы, выпущенные каналом HBO. Скажем, я залпом просмотрела «Клиент всегда мертв». И настолько влюбилась в героев, что мне было жалко с ними расставаться. Потом — «Безумцы» — первые три сезона также смотрела с огромным удовольствием. Но эта сериальная история тебя поглощает: уезжаешь куда-то отдыхать, и фильмы скачаны в айпад или в компьютер. И бесконечно смотришь, не спишь ночами. Вместо того, чтобы набираться сил (смеется).

Наша профессия такова, что она требует впечатлений. В этом смысле я очень хороший зритель — с наслаждением хожу в кинотеатры, в театры. Стараюсь смотреть все новое, все самое интересное. И с сериалами так же. Сериалы ведь стали искусством.

Помните, еще совсем недавно у нас было время, когда артисты говорили: «В сериалах сниматься? Никогда!»?

Виктория Исакова: Никогда у меня такого не было. Хотя выходила парочка интервью, в «шапках» которых было написано: «Виктория Исакова не снимается в сериалах». Но мы, наверное, не очень точно определяем формат. Как можно, например, «Братьев Карамазовых» «уложить» в одну полнометражную картину? Технически, конечно, все возможно, но что мы получим на выходе? Я не представляю, как можно сказать: «Давайте в телеформате мы сейчас снимем плохо и сыграем плохо». Просто нужно очень аккуратно и внимательно относиться к выбору материала.

Вы сейчас говорите важную вещь — про выбор материала. Есть «Оттепель», а есть — «Ефросинья» или «Обручальное кольцо», где число серий — за 200, и это смотрит вся страна.

Виктория Исакова: Не было бы спроса на 200 серий — не было бы и предложения, и никогда бы такое кино не сняли. Я вообще не склонна кого-либо ругать или осуждать, или самонадеянно говорить: «Ах, я — никогда!». Это смотря как складывается судьба артиста, и что он может себе позволить. Набор случайностей! Но это идеально, когда у тебя есть возможность выбора. Мы все к этому стремимся. А дальше сложно. Конечно, мне всегда хотелось иметь возможность выбирать из большого количества предложений. Но когда эта возможность появляется, очень сложно выбирать. Бойтесь своих желаний! (смеется). Потому что есть пять предложений на ближайшее время. И нужно выбрать одно — совместить невозможно. Теперь главное — не сделать ошибку.

А как у вас было с «Родиной»? Почему согласились? Потому что Лунгин? Потому что Машков? Потому что громкий проект?

Виктория Исакова: Мне кажется, что с «Родиной» — абсолютно очевидные вещи. С Павлом Семеновичем у нас прочные многолетние связи. Несмотря на то, что было всего две работы. И на то, что в первой работе у меня было всего 8 съемочных дней. Съемки в фильме «Остров», запомню на всю жизнь. Потому что для меня это было открытием — что значит полюбить кино: исполнительски, актерски, существовать так, чтобы лично мне было интересно. Кино ведь отличается от театра, в том смысле, что театр — это постоянное развитие. А кино использует твои наработки, оно берет артиста и «высасывает» то, что он умеет. При этом не добавляет ничего, кроме популярности, да и то — в идеале. В кино, как правило, так: это может сделать Вика, поэтому — она. Это может сделать Володя, поэтому — он. Еще: его все любят — поэтому он.

Какой партнер Машков?

Виктория Исакова: Мы же раньше работали вместе в фильме «Охота на пиранью», так что я уже знала, что за человек Владимир Львович.

Помню — вы там в «дредах», а он все время говорит фразу «Ну, это — нормально».

Виктория Исакова: Партнер — это очень важно. Это первое, о чем артисты, выбирая роль, всегда спрашивают: «А кто будет мужскую роль играть? А женскую?» Потому что съемки — это, как минимум, полгода жизни. Мы должны «химичить», хотелось бы, чтобы были друг другу помощниками. Володя — помощник. Но мое главное впечатление: он — невероятного такта партнер. А еще — невероятной трогательности по отношению к партнерше. Он может себе позволить быть каким угодно. Сегодня — Вика Исакова, завтра — Маша Миронова, послезавтра — еще кто-то. Но он, как владеющей профессией человек, понимает, что партнерша — это важно. Я никогда не чувствовала на площадке, что он хотел, чтобы я требовала чуть меньше внимания. Там же как: снимают то мои эпизоды и крупные планы, то — Володи. Он работает всегда с одного-двух дублей. У меня другая психофизика: мой дубль — третий-четвертый. Володя должен мне подыгрывать. И я никогда не чувствовала различия в том, играет ли он «свою сторону» или мою. Всегда понимала, что он выкладывается на сто процентов. Он вообще себя не бережет.

Виктория, насколько сильно изменила вашу жизнь работа в «Оттепели»?

Виктория Исакова: Эта работа — соединение всех составляющих. Крайне редко бывает такое, чтобы ты получила сценарий и понимала, что никому ты не можешь это отдать. Никто, кроме тебя! Потому что так хочется там оказаться, и это все оживить! Я, видимо, так была уверена, что это моя роль, что убедила в этом всех вокруг. Это актерская удача, что я оказалась в том возрасте и в той форме, чтобы получить такое предложение. Это счастье, и хорошо, что оно было.

Я так поняла, будет второй сезон «Оттепели»?

Виктория Исакова: Я не знаю. Валерий Петрович Тодоровский говорил, что сценарий пишется. И что он будет снимать лишь в том случае, если сценарий второй части будет круче, чем первой. Для него это важно — не понижать, а повышать уровень.

Знаете, как у нас бывает: успешный проект — и следует второй сезон, третий, четвертый… Вы будете сниматься, скажем, в восьмом сезоне сериала «Оттепель»?

Виктория Исакова: Кто знает, может, «Оттепель» не будет во мне нуждаться в восьмом сезоне. Не хочется загадывать. Всегда есть опасность: когда тебе было очень хорошо — в этой компании, с этим режиссером, в этом материале — очень страшно туда возвращаться. Потому что, как говорится, дважды в одну реку не входят. Но мы, видимо, будем пытаться все стереотипы рушить.

Роль Марины Цветаевой в сериале «Зеркала». Как это было? Не знаю, вам задавали линию или вы ее сами выстроили, но мне очень понравилось, какой получилась ваша Цветаева.

Виктория Исакова: Когда возникло предложение, естественно, у меня была мысль: «Почему вдруг мне»? Никакого портретного сходства с Цветаевой нет. А делать такие роли неблагодарно и опасно — у каждого зрителя Цветаева своя. У меня не хватило уверенности в себе, чтобы сразу сказать: «Да, я готова, я бегу!». Но потом мы несколько раз встретились… Попробовали сделать грим, какие-то сцены с оператором, партнером, режиссером… И у меня возникло желание играть. А дальше — я прыгнула, как в омут, и готовилась к роли. Это же очень круто, когда предлагают роли, которые заставляют трудиться. Не когда ты пришла, костюмчик переодела, сказала привычный текст, стоя у окна… Гораздо ценнее другое. Может быть, в результате эта роль не получится такой грандиозной, как хотелось бы. Но ты работала, это — твоя жизнь. Мне хочется на роль потрудиться, во имя ее же, и она мне отплатит потом сторицей.

Вы для меня — актриса «блуждающей улыбки». Когда я увидела впервые вас в театре, обратила внимание, что у вас особенная улыбка, словно исчезающая — человек в своих мыслях. И то же самое было в «Оттепели» — у героини такая улыбка, будто она знает все немного наперед. Вы сами замечаете ее?

Виктория Исакова: Не могу это отследить, и сказать: да, я это использую. Вообще стараюсь избавляться от штампов, не повторяться. И поэтому мне гораздо интереснее роли, в которых нужно меняться. И внешне, и менять способ существования, чтобы не от себя идти к персонажу, а от персонажа — к сути. Сейчас, например, на съемках «Родины» Павлу Семеновичу было важно, чтобы я была не такая, как везде. Он хотел, чтобы я существовала, как нигде, выглядела, как нигде. Перекрасил меня! Сделал такой грим, какого у меня раньше не было. Я вообще более женственная, чем требует эта роль. Если говорить, насколько я отошла в этой работе от себя — то достаточно сильно.