Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 октября 2014, источник: m24.ru, (новости источника)

Вокалист Infected Mushroom: «Мне все равно, живое мы играем шоу или электронное»

В «Главclub» недавно отыграли главные электронщики Израиля — Infected Mushroom. Корреспондент M24.ru пообщался с солистом бэндаАмитом Дувдевани, который рассказал о новом «огненном» шоу Infected Mushroom, грядущем альбоме и любви к России.

— Амит, почему вы играли в Москве именно инструментальное шоу – без 3D-декораций, визуальных эффектов и прочего?

— Нужно находить время для всего. На таких концертах мы как бы возвращаемся во времена «старых» Infected Mushroom – когда у нас в звучании было больше тяжелых элементов. Нам это нравится.

— Тебе не кажется, что когда вы играете инструментальные концерты, поклонники могут немного скучать по декорациям – видеомэппингу, игре света, 3D-сферам, которые были, например, в ваше шоу Fungus Among Us?

— Может. Но если мы будем из раза в раз показывать им одно и то же, будет ужасно скучно.

Мы к концу этого года готовим новое шоу. Более технологичное, чем прошлое, без сфер, но с большими движущимися механическими людьми-грибами. Они будут загораться. Должно получиться грандиозно.

— Концепции шоу ты придумываешь сам?

— Создаю их не я сам, но идеи да, мои. Прошлое шоу, со сферами, делала для нас одна совершенно потрясающая художница. Я обрисовал ей то, что пришло мне в голову, и она создала макет сфер, которые стали в итоге частью наших выступлений.

Новое шоу делает уже другая команда. Тоже талантливая. Будет интересно – я уверен.

— Светошоу Infected Mushroom как-то синхронизируется с музыкой, с треками, которые вы играете?

— Да, конечно, есть специальная компьютерная программа для этого. Мы с самого начала задумывали, чтобы так происходило. Мы все планировали: шоу не должно быть оторвано от сета.

— А если хочется отойти от сет-листа? Это возможно?

— Да, система позволяет это делать. Скажем, половина шоу планируется заранее, а половина – это фристайл, виджеинг. Во время этой части концерта я могу ставить любые треки, менять их.

Во время подготовки шоу мы подумали, что, если из раза в раз все будет идти по одному и тому же сценарию, получится не очень здорово. Люди сказали бы – что за фигня?

А вот когда мы даем живой концерт, я не хочу, чтобы на сцене было что-то, кроме гитар, барабанов. Это другая энергетика, нежели у шоу, в котором на первый план выходит визуальная составляющая.

— Эта энергетика – круче?

— Если честно, мне самому все равно, живое шоу или электронное – во время концерта я наслаждаюсь толпой. Мое лицо обращено к ней. Шоу делается для зрителей, я сам не обращаю на него внимания. Люди, которые поднимают руки вверх и танцуют в такт нашей музыке, – вот что для меня главное.

Не важно, как аудитория все это видит, какой концерт тому или другому человеку нравится больше. Невозможно угодить всем и всегда. Я делаю то, что люблю, и когда вижу отдачу, я рад.

— А что насчет живых концертов – думаешь, всем электронным группам стоит их играть?

— Знаешь, не все могут. Некоторые электронщики просто не умеют играть на живых инструментах. И это нормально – вовсе не мешает им быть отличными диджеями. Такое бывает.

Есть, конечно, и такие группы, которые играют на живых инструментах. Это, например, Knife Party, Pendulum. У них совершенно чумовые живые шоу! Но это не значит, что бэнды, участники которых не дают инструментальных концертов, чем-то хуже.

Конечно, игра на живых инструментах может помочь тебе в работе, но это не что-то обязательное. Я знаю кучу успешных и талантливых диджеев и продюсеров, которые ни на чем не умеют играть. Но все равно делают великолепную музыку, потому что чувствуют ее. Пусть они не знают нот и всего прочего, но они ведь умудряются создавать невероятные треки – так какая разница, как именно они это делают?

Слушателю все равно, какое у музыканта образование. Но ему небезразличен продукт – сама музыка. Я слышу трек, он мне нравится, и мне не важно, как она была создана и кем – «хорошим» или «плохим» музыкантом. Важен результат.

— Как вы с Эрезом пишете музыку?

— У нас классическое музыкальное образование, так что часто на обычных инструментах. А идея может прийти когда и где угодно – в душе, например, или еще где-то. Мы можем услышать какую-то мелодию, а потом переделать ее. Нет никакой системы, каждый раз все получается иначе.

Именно поэтому звучание Infected Mushroom из года в год меняется. Основной наш мотив остается прежним, но его наполнение – нет. Каждый новый материал слегка другой, не такой, как прежний.

— Кстати, вы ведь готовите новый альбом. Чего ждать от него?

— Это будет вторая часть пластинки Converting Vegetarians (первая вышла в 2003 году – примечание редактора). Первая часть была одним из самых популярных альбомов Infected Mushroom. Продолжение пластинки будет совершенным фристайлом. Очень экспериментальная работа.

Выйдет альбом, думаю, весной. Не буду обещать, но, может, в мае 2015 года. Или около того. В конце этого года на время сделаем перерыв в турах, чтобы закончить пластинку и новое шоу, а потом вернемся к концертам.

— Когда снова доберетесь до Москвы? Вы достаточно часто к нам приезжаете.

— Может, через год, может, раньше. Я люблю приезжать в Россию. Я израильтянин (хотя сейчас мы перебрались в Лос-Анджелес), а в Израиле очень много русских. Так что здесь для меня – второй дом.

В России очень любят Infected Mushroom. Нас тут поддерживают. Круто и весело приезжать сюда, причем не только Москву, а в каждый город.

Здорово, что люди приходят, чтобы услышать именно нас – не на какую-то рейв-вечеринку, а на сольный концерт. Для меня это немного странно, потому что я привык выступать на больших тусовках, но это потрясающе.

— Что-то в творчестве Infected Mushroom изменилось с тех пор, как вы с Эрезом переехали в США?

— Там проще работать. Вокруг больше музыкантов, продюсеров. Например, захотим мы записать песню, скажем, с Дейвом Гааном из Depeche Mode – он там. Там все! Проще делать то, что хочешь, чем в Израиле.

То же самое с российскими музыкантами. Они могут быть очень крутыми здесь, но чтобы получить больше возможностей, нужно уезжать туда.

Да и сама по себе жизнь в Лос-Анджелесе мне по душе. Там примерно тот же климат, что и в Израиле, всегда жарко.

— У вас много разных дуэтов – в том числе с Джонатаном Дэвисом из KoRn, например…

— В юном возрасте я был очень увлечен хеви-металом. В те времена я мог только мечтать о том, чтобы записать трек с Джонатаном Дэвисом. А теперь он мой хороший друг. У нас дети, мы вместе тусуемся – это здорово. Я рад, что так случилось.

— Infected Mushroom, кстати, любят и поклонники рок-музыки.

— Мы делаем музыку не для какой-то конкретной аудитории. Мы делаем то, что нравится нам самим. Я начинал с рока и панка, и только потом пришел в электронику. Теперь мне нравятся транс, дабстеп, EDM (электронная танцевальная музыка) и еще много всего.

Все эти жанры я стараюсь комбинировать в наших треках. Если людям нравится – это круто. Если нет – тоже здорово. Нельзя заставить людей полюбить музыку (или что-либо вообще).

Некоторые наши олд-скульные фанаты не принимают новых треков, говорят, что это полная фигня. Я уважаю их мнение – они не обязаны любить наши треки вечно. Но есть люди, которым нравится и свежий материал.

Вот что я думаю: вам по душе «классические» Infected Mushroom – отлично, мы играли для вас такую музыку. Теперь мы продвинулись дальше. Мы музыканты, нам нравится много всего. Нельзя стоять на месте.

Направляясь в студию, мы не держим в голове какой-то один стиль, которого нужно придерживаться.

— Как ты из хеви-метала попал в электронику?

— История не очень, на самом деле: когда мне было 17, я попал на свою первую транс-вечеринку, где попробовал наркотики. И пошло-поехало. Я уже много лет не употребляю ничего такого, у меня жена, трое детей – все это давным-давно в прошлом. Это очень плохой путь – но это мой путь.

Мой старший ребенок, кстати, сейчас учится играть на пианино – между прочим, у русского учителя. Если его захватит музыка, я буду рад, но давить не собираюсь. Нет – так нет.

— Я знаю, что у Infected Mushroom есть какой-то особенный эмулятор (проигрыватель) с тачскрином. Что на нем можно делать?

— Можно проигрывать треки, синхронизировать их, добавлять специальные звучания, записывать голос, оттачивать композиции. Он был сделан специально для Infected Mushroom.

Конечно, им больше пользуется Эрез, но и я иногда за него встаю. Это очень простая в управлении машина, я ее обожаю. В шоу со сферами наш эмулятор был на сцене.

— Я знаю, что вы собираетесь снимать 3D-фильм об Infected Mushroom. Что это будет за проект?

— Он уже снят. Мы запускали краудсорсинг-кампанию, чтобы собрать на фильм немного денег, но большую часть средств вкладываем сами. Это будет фильм об Infected Mushroom, о наших шоу по всему миру – со сферам и без, – о диджей-сетах, все в 3D. Смотреть его нужно будет, соответственно, в очках. Правда, когда фильм выйдет, я пока не знаю.

Анна Теплицкая