Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
6 февраля 2015, источник: Коммерсантъ-Online

Штурман российской школы

В пятницу в Центральной клинической больнице на 79-м году жизни скончался первый министр образования РФ Эдуард Днепров. Его жизнь можно сравнить с авантюрным романом XIX века: ребенком он сбежал из дома и стал юнгой на корабле, повзрослев, требовал от Хрущева демократических перемен, позже — возглавил Министерство образования в самый сложный для отечественной школы период. В условиях безработицы и учительских забастовок он разработал реформу, которая сломала устаревшую советскую школьную модель, но так и не смог построить на ее обломках новую.

Источник: «Коммерсантъ-Online»

Эдуард Днепров родился в 1936 году в Москве в семье офицера флота. С детства будущий министр мечтал о море и в 11 лет убежал из дома. Добравшись до Кронштадта, мальчик заявился на учебный корабль «Неман» и потребовал взять его на борт в качестве юнги. Командир корабля связался с отцом юного авантюриста, и тот, понимая, что не остановит сына, дал добро. Через год Эдуард поступил в Ленинградское Нахимовское училище, потом с отличием окончил штурманский факультет, а в 1958-м начал службу на боевых кораблях.

Мечта детства сбылась — вот только в реальной жизни обстановка на флоте оказалась совсем не романтической. В 1961 году старший лейтенант Днепров, заочно окончивший журфак ЛГУ, написал письмо первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву: молодой штурман предлагал назначить гражданского министра обороны, убрать из армии политодтелы, да и вообще — провести демократические реформы и ввести в стране двухпартийную систему. Ответом стало исключение из КПСС, понижение в звании и перевод с корабля на военно-морскую базу, где Днепров продолжил учебу и защитил кандидатскую по истории. В 1971 году он окончательно порвал с детской мечтой — уволился с военной службы и начал работать в НИИ общей педагогики СССР.

«В начале 80-х в нашем сообществе постоянно обсуждали реформу образования. В Доме литераторов регулярно устраивались посиделки на эту тему, на них мы впервые и увидели Днепрова,- рассказал “Ъ” научный руководитель института проблем образовательной политики “Эврика” Александр Адамский.- Он выступал с докладом, был очень эмоционален, глубок, в общем, всем понравился. С этого момента в российском образовании началась настоящая “эпоха Днепрова”».

Во время перестройки Эдуард Днепров стал критиковать в печати советское школьное образование — за идеологическую нагрузку, отсутствие свободы и пренебрежение правами учителя и ребенка. После серии публикаций в «Учительской газете» председатель Гособразования Геннадий Ягодин назначил Эдуарда Днепрова руководителем временного научно-исследовательского комитета (ВНИК) «Школа». «Его задачей было подготовить реформу общего образования СССР. Он собрал вокруг себя незаурядных людей, у которых был опыт по внедрению новых практик,- рассказал “Ъ” вице-президент Российской академии образования Виктор Болотов.- Идеи, которые ВНИК разработал за два года, определили путь развития системы образования в России».

В июле 1990 года Верховный совет РФ избрал Эдуарда Днепрова министром образования: он стал первым и последним чиновником, занявшим этот пост в результате голосования. Новый министр начал воплощать в жизнь наработки ВНИК. «Первый указ, который издал первый президент РФ Ельцин, был посвящен развитию образования, подготовил его именно Днепров,- рассказал “Ъ” научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин.- Сейчас мало кто помнит, но в те годы это было очень знаковым, символичным событием». «Это было очень сложное время для каких-либо реформ: не платили зарплаты, учителя выходили на забастовки,- говорит Виктор Болотов, который в 1992 году был замом Днепрова.- Но мы все ездили по регионам, общались с людьми, убеждали, искали средства».

В 1992 году Эдуард Днепров, несмотря на сопротивление Верховного совета, добился принятия закона «Об образовании», который в педагогическом сообществе до сих пор называют эпохальным — достаточно сказать, что он, пусть и обросший подзаконными актами, как днище корабля ракушками, действовал вплоть до 2013 года. «В то время иностранные специалисты признали закон самым прогрессивным в Европе»,- с гордостью вспоминает господин Адамский.

В документе впервые гарантировалось все то, что сейчас кажется привычным и обыкновенным: свобода учителя и школы, отсутствие идеологии и светский характер образования, возможность открывать частные учебные заведения. Более того, закон закреплял финансовые обязательства государства, в том числе ежегодное отчисление на образование 10% от национального дохода, вводил норму о соотношении зарплаты педагогов и средней по промышленности. «Многое из него до сих пор не воплотилось в жизнь,- признает директор “Эврики”.- Но это задало новые, высокие стандарты, дало мощный импульс развитию российского образования».

Практически сразу после принятия закона Эдуард Днепров подал в отставку с поста министра. Официально — по состоянию здоровья, но, как вспоминают коллеги, он устал бороться с Верховным советом и понимал, что вряд ли сможет закончить реформу. В прессе тех лет, даже в родной «Учительской газете», Днепрова уже чаще ругают, мол, старое образование он сломал, но новую систему отстроить так и не смог.

Да и в команде было не все гладко: его бывшие подчиненные дипломатично называют начальника излишне резким и бескомпромиссным. «Каждый документ он вычитывал с разноцветными фломастерами — зеленым выделял полезные идеи, красным — те, которые считал вредными,- вспоминал директор московской школы №1060 Анатолий Пинский.- И очень часто бумага отправлялась автору сплошь исчерканная красным».

После отставки он стал советником Бориса Ельцина и продолжил заниматься образовательной политикой, уже в положении «серого кардинала». Во время октябрьских событий 1993 года Эдуард Днепров призывал не допустить кровопролития: по воспоминаниям коллег, во время спора в оперативном штабе он запустил стаканом в стену и заявил, что «нельзя вести под пули беззащитных людей». Но с годами он окончательно разочаровался и в политике, и в Борисе Ельцине, и в итоге сосредоточился на научной работе: написал более 15 книг по истории педагогики, которые, по отзывам коллег, «читаются как авантюрный роман». С середины двухтысячных он лишь изредка выступал в печати — критиковал ЕГЭ и отстаивал светский характер образования. На 79-м году жизни он скончался от инсульта.

«У него были и победы, и поражения, но освобождение школы от каких-то заскорузлых советских проявлений — это заслуга Днепрова,- уверен Виктор Болотов.- Он дал свободу всем, кто хотел и мог найти свой путь в образовании. Но не все захотели воспользоваться этой свободой». «Он был историк и понимал, какое важное место образование занимает в процессе демократизации страны и общества,- сказал Александр Адамский.- Он рассматривал последствия своих решений через историческую перспективу. Современным руководителям стоило бы этому у него поучиться».

Александр Черных

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку