Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
7 апреля 2015, источник: Газета.Ру

«Мы отстаем от Запада на 15−20 лет»

Во Всемирный день здоровья отдел науки «Газеты.Ru» разобрался, когда же в России смогут лечить онкологические заболевания с помощью стволовых клеток.

Источник: AP 2017

В последнее время Министерство здравоохранения России выступает со множеством громких заявлений. Так, в конце 2014 года стало известно, что в России почти готова вакцина от смертоносной лихорадки Эбола. Тогда «Газета.Ru» провела расследование и выяснила, что подробностями об уникальной разработке никто делиться не намерен. Тем временем эпидемия Эболы в Африке не сбавляет обороты, а в США уже представлены экспериментальные вакцины, которые постепенно внедряются в медицинский обиход.

Теперь же министр здравоохранения Вероника Скворцова рассказала, что в ближайшие два-три года в России рак будут лечить стволовыми клетками.

«С этими стволовыми клетками, которые имеют рецепторы, мы направляем лекарства только к самой раковой клетке и ее уничтожаем, а организм в целом не страдает», — уточнила министр, отметив, что метод находится на стадии научного исследования. По ее словам, стволовые клетки в данном случае используются как так называемые носители, на которые специальные таргентные лекарственные препараты сажают.

Отдел науки «Газеты.Ru» обратился в Минздрав с просьбой рассказать подробности о разработках, про которые поведала министр. Получить комментарий на момент публикации не удалось, поэтому было принято решение узнать мнение экспертов.

«Я не знаю, есть шарлатаны, которые рекламируют и утверждают, что с помощью стволовых клеток лечат все болезни. Сегодня говорить о лечении стволовыми клетками рано, но это не значит, что этим не надо заниматься», — рассказал «Газете.Ru» заведующий лабораторией эпигенетики развития Института цитологии и генетики СО РАН доктор биологических наук Сурен Закиян.

По его словам, использование клеточных технологии в медицине — это будущее современной медицины.

«Сильного прорыва в этой области можно ожидать в Европе и в США в ближайшие 5−6 лет. Мы отстаем от западных стран лет на 15−20 лет», — констатировал Сурен Закиян.

В сентябре 2014 года в Новосибирске при его участии был организован симпозиум «Новейшие методы в клеточных технологии в медицине». Его многочисленные участники — ученые со всей России — пришли к выводу, что в России до сих пор нет ни одного клеточного центра, соответствующего американским или европейским требованиям, хотя отдельные лаборатории и работают на мировом уровне.

По мнению главного редактора журнала «Гены и Клетки» Романа Деева, слова Вероники Скворцовой не могут не радовать, но порождают ряд вопросов.

Эксперт рассказал, что в России действительно есть несколько сильных научных центров, ассоциированных с клиникой. В первую очередь это современный научно-исследовательский комплекс в Москве на Ленинском проспекте — Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Д. Рогачева. Кроме того, богатые научные традиции и у Российского онкологического научного центра им. Н. Н. Блохина, Гематологического научного центра, НИИ Онкологии им. Н. Н. Петрова, учреждений Обнинска и Новосибирска.

«В большинстве случаев научные коллективы этих учреждений имеют профильные лаборатории. Коллективов, работающих сопоставимо с лучшими мировыми практиками чрезвычайно мало», — уточнил Роман Деев.

Эксперт указывает на то, что в контексте слов Скворцовой не совсем ясно, что подразумевается под термином «рак». По всей видимости речь идет обо всех злокачественных опухолевых заболеваниях, а в эту группу входят далеко не только рак.

Так, например, злокачественные заболевания кроветворной ткани и крови — лейкозы и лимфомы — уже около полустолетия лечатся с применением трансплантации гемопоэтических клеток костного мозга и пуповинной крови. Такие трансплантации необходимы для восстановления нормального кроветворения после уничтожения злокачественных клеток при помощи сильнодействующих препаратов.

«Не менее 10 лет как разработаны основные методические подходы к лечению меланомы, так же не рак в строгом медицинском смысле, при помощи дендритноклеточных вакцин, более того — эти достижения отмечены правительственными премиями, — констатировал Роман Деев, —Несомненным хайт-теком последних двух лет является технология создания Т-клеточных противоопухолевых вакцин с химерными антигенными рецепторами».

Эксперт отметил, что трактовать слова министра без конкретных указаний на исследовательские группы дело неблагодарное.

«Что касается публикаций, то не секрет — 2/3 лечебно-диагностических биотехнологий в мире посвящены в том или ином виде борьбе со злокачественными опухолями. Доля отечественных усилий в этом потоке информации прискорбно невелика», — отметил Роман Деев.

По его словам, процесс создания и внедрения медицинской технологии занимает длительное время, даже если основная оригинальная идея заимствована у зарубежных коллег, как чаще всего это и бывает.

«Если внимательно прочитать цитату министра, то речь идет о доведении технологи до стадии клинических исследований. Срок 2−3 года вполне реален для проведения доклинических исследований, конечно при условии “зеленого света” с точки зрения бюджета исследования, возможностей работать на линиях трансгенных животных, — отметил Роман Деев, — Отчасти, доклинические исследования дадут информацию о целесообразности перехода к стадии клинических исследований, которые могут занять неопределенно длительный период».

При этом стоит пояснить, что клеточные технологии в онкологии не являют собой самостоятельный вариант лечения, использующийся в режиме монотерапии — как правило, он является элементом комплексной терапии.

«Кроме того, у исследовательского сообщества нет никакой уверенности, что государство не продолжит работу над печально известным законопроектом “Об обращении клеточных продуктов…”, из-за которой в нашей стране уже около 4 лет как фактически прекращены любые клинические исследования, связанные с клеточными технологиями. Если несмотря на сложности, которые возникли при обсуждении законопроекта он будет за эти 2−3 года, то любые исследования, включая доклинические, придется осуществлять заново, уже по требованиям нового закона», — резюмировал Роман Деев.

Автор: Николай Подорванюк, Владимир Корягин

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей