Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
21 апреля 2015, источник: "Российская газета"

В Волгограде оперу из концлагеря впервые поставили на русском

В Волгограде состоялась премьера оперы «Брундибар» («Шмель» в переводе с чешского). Впервые эта опера, ставшая в мире символом борьбы с фашизмом, прозвучала на русском языке. «От и до» ее исполнили дети — юные вокалисты под аккомпанемент детского симфонического оркестра.

«Брундибар» — опера чешского композитора с еврейскими корнями Ганса Красы, написанная в 1938 году на стихи другого чешского еврея — поэта Адольфа Хоффмайстера. Впервые ее исполнили в оккупированной немецкими войсками Праге дети из Еврейского приюта. Позднее Ганс Краса, как и тысячи других чешских евреев, попал в гетто в городке Терезин. Там в 1943 году он поставил оперу «Брундибар» заново.

Гетто в Терезине не было похоже на другие еврейские резервации и концлагеря, созданные фашистами. Лагерь в Терезине был образцово-показательным, если можно так выразиться, и использовался немцами в пропагандистских целях, чтобы показать миру, как замечательно живется евреям на территориях, оккупированных Германией. Именно поэтому в Терезине действовало еврейское самоуправление, узники занимались спортом, искусством, работали театры, проводились соревнования. Частью грандиозной мистификации было и исполнение лагерными детьми оперы «Брундибар», спектакли проходили еженедельно.

Апофеозом фашистской пропаганды стали съемки документального фильма «Фюрер дарит евреям город» и визит комиссии «Красного креста», которая посмотрела 55-е, последнее в истории Терезина представление «Брундибара». Современные историки до сих пор затрудняются назвать причину, по которой сотрудники «Красного креста» поддались обману и пришли к выводу, что Терезин не является пересыльным лагерем. Последствия такого решения были плачевны: после их отъезда практически всех обитателей Терезина отправили в Освенцим и другие лагеря смерти. Из более чем 140 тысяч человек, с ноября 1941 и по май 1945 года прошедших через Терезин, выжило не более 20 тысяч.

Но это — краткая история оперы, навсегда вписанная в трагическую историю ХХ века, но не сама опера.

Перевод оперы на русский язык сделала волгоградский автор Наталья Леонтьева, имеющая солидный опыт написания текстов музыкальных номеров для театральных постановок.

— Это была очень сложная и в то же время интересная работа, — говорит Наталья Леонтьева. — По совету коллег из Англии, поделившихся с нами партитурой оперы, я ориентировалась на чешский оригинал текста, а не на переводы, стараясь сохранить его особенности. При этом во время работы Юрий Ильинов, руководитетель Волгоградского детского симфонического оркестра, все время слал мне материалы о лагере в Терезине, и в какой-то момент я поняла, что знание истории оперы мешает мне сосредоточиться на ее замысле, в котором нет ни намека на трагизм.

«Брундибар» — удивительно светлое и оптимистичное произведение, в основе его сюжета — борьба двух детей, Анинке (ее партию исполнила Евгения Орешкина) и Пепичеку (Владислав Орешкин), против злого и деспотичного шарманщика Брундибара (Валерий Белявицер), который не дает им петь на площади и тем самым заработать немного денег для больной матери. А в основе музыкальных тем — чешские и еврейские фольклорные мотивы, вписанные в контекст европейской симфонической музыки.

Идея поставить «Брундибар» в Волгограде силами нескольких детских музыкальных коллективов принадлежит Юрию Ильинову, руководителю единственного в России детского симфонического филармонического оркестра. Он сумел «заразить» идеей руководителя детского музыкального театра «Сады Си-ми-ре-ми-до» музыкальной школы № 5 Елену Пермякову, а также ряда других детских ансамблей. В результате собрался коллектив юных музыкантов, насчитывающий 70 человек в возрасте от девяти лет до 21 года. Впервые дети исполняли не только оперные партии на сцене, но и занимали места в оркестровой яме.

Ставить оперу пригласили московского оперного режиссера Мстислава Пентковского.

— Когда мне предложили взяться за постановку, признаюсь честно, у меня были очень большие сомнения. К этому материалу страшно прикасаться — слишком большая ответственность, слишком болезненная тема, — говорит Мстислав Пентковский. — Я категорически против того, чтобы называть «Брундибар» детской оперой. Безусловно, это опера, которую поют дети, но не для детей, а для взрослых. Более того, если бы я был родителем, не уверен, что повел бы на нее своего ребенка. Чтобы не травмировать детскую психику, самым маленьким артистам мы не рассказывали о концлагере, для них это история о расставании. Именно по этой причине я по возможности избегал натуралистических отсылок к концлагерю: на сцене нет ни камер, ни слез, ни намеков на насилие.

В целом постановка очень лаконичная, деликатная. Открывается спектакль кадрами документальной кинохроники, на которых запечатлены поющие еврейские дети лагеря в Терезине. Затем — очень интересное сценическое решение, элемент театра теней: артисты выходят на сцену как бы из этой кинохроники, из экрана. И только после этого начинается, собственно, само действие. И, конечно, голоса — ангельские детские голоса, поющие о добре и о том, что диктатор «будет нами побежден, и мир прекрасным станет вновь». Нельзя забывать, что эти слова 55 раз звучали со сцены театра концлагеря Терезинштадт, а теперь были повторены на русском в Волгограде.

— Для меня глубоко символично, что премьера «Брундибара» на русском языке состоялась именно в Волгограде — лучшего места и придумать было нельзя, — считает Мстислав Пентковский.