Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 апреля 2015, источник: Коммерсантъ-Online, (новости источника)

Прокуратура посмотрит оперу «Джалиль»

Как стало известно «Ъ», прокуратура Татарстана получила запрос главы фракции КПРФ в Госсовете республики Хафиза Миргалимова, который пожаловался на использование свастики и «прямую параллель между советским строем и нацизмом» в опере Татарского театра оперы и балета «Джалиль». Запрос коммуниста обещают рассмотреть в течение 30 дней. В Министерстве культуры Татарстана отвергают «какое-либо некорректное позиционирование» истории в опере. В то же время с сайта исчезла фотогалерея сцен «Джалиля».

Источник: «Коммерсантъ-Online»

Глава фракции КПРФ Госсовета Татарстана Хафиз Миргалимов обратился к прокурору республики Илдусу Нафикову с просьбой провести проверку оперы «Джалиль», поставленную Татарским академическим государственным театром оперы и балеты им. М. Джалиля. Как указывает депутат, в одной из сцен оперы авторы постановки «фактически поставили знак равенства между Гитлером и руководителем СССР» Иосифом Сталиным, провели «прямую параллель… между советским строем и нацизмом». «Одна из сцен весьма красноречива: Сталин, серп и молот, а напротив, Гитлер, свастика. Чуть ниже проекция концлагерей, мол, и там, и там был концлагерь, опять же ниже охранники с овчарками», — говорится в запросе (копия есть у «Ъ») главы фракции. Коммунист считает, что «такие сравнения, исходящие от бесконтрольного “творчества художника”, ведут к подрыву исторической роли» страны в Великой Отечественной войне. «Это плевок в сторону многонационального народа России накануне 70-летия Великой Победы», — подчеркивает депутат.

В своем запросе господин Миргалимов также ссылается на ст. 20.3 КоАП РФ, которая запрещает публичную демонстрацию нацистской атрибутики. К запросу он прилагает снимок, сделанный во время просмотра постановки, с изображением свастики. Он просит «при необходимости принять меры прокурорского реагирования».

В прокуратуре Татарстана заявили «Ъ», что обращение коммуниста получили. Запрос «находится на рассмотрении», ответ депутату будет направлен в течение 30 дней, подчеркнули в надзорном ведомстве.

В Министерстве культуры Татарстана претензии КПРФ отвергают. Использование портретов Сталина и Гитлера в одной из сцен оперы «символизирует противоборство двух главных сил во Второй мировой войне», отмечают в министерстве. «О каком-либо некорректном позиционировании исторических личностей в данном случае не может быть и речи, поскольку борьба Советского Союза против фашистских захватчиков — неоспоримый общепризнанный факт», говорится в сообщении чиновников.

В театре им. М. Джалиля обращение Хафиза Миргалимова официально не комментируют. Ранее «Ъ» в театре заявляли, что опера «Джалиль» имеет большой успех у зрителей и жалоб на постановку никогда не было. На 30 апреля запланирована запись оперы французской телекомпанией Telmondis с целью ее трансляции 8 мая по телеканалу Mezzo. Тем не менее с русской версии сайта театра была удалена фотогалерея сцен оперы, где содержался снимок со свастикой (в татарской версии фотографии остались).

Отметим, что опера «Джалиль» на сцене казанского театра идет с 1957 года. Ее написал татарский композитор Назиб Жиганов, посвятив своему другу — поэту Мусе Джалилю, который погиб в немецком плену. В СССР Джалиль обвинялся в измене Родине, впоследствии был реабилитирован, посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Премьера нынешней постановки оперы состоялась в 2011 году. Она принадлежит известному театральному режиссеру Михаилу Панджавидзе (художник-постановщик Игорь Гриневич). Господин Панджавидзе говорил, что в своей постановке «усилил роль государственной “машины”, и не только немецкой, но и советской», поскольку та «тоже безжалостно перемалывала кости людей». В частности, в опере есть сцена, в которой Амина Залилова (жена Джалиля) в воображении главного героя попадает в советский лагерь. «Мне такая параллель (между немецкой тюрьмой и советским лагерем.— “Ъ”) тоже неприятна, но это правда. К сожалению, об этом принято стыдливо умалчивать. Но советские солдаты и офицеры очень боялись попасть в плен еще и по той причине, что это было опасно для семьи», — отмечал господин Панджавидзе.

Кирилл Антонов, Казань