Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 апреля 2015, источник: АиФ Волгоград, (новости источника)

Бетонные лабиринты и голубь в мече. Как выглядит «Родина-мать» изнутри

Корреспонденты «АиФ-Волгоград» побывали внутри 85-метровой статуи и узнали, что общего у нее с многоквартирным домом, где расположено «сердце» бетонной женщины и насколько верны слухи о том, что она скоро упадет.

«Лифта здесь нет, смотровой площадки во рту или в мече тоже», — с таких слов Александр Чернов, ведущий научный сотрудник волгоградского филиала ОАО «НИИЭС», начинает экскурсию по скульптуре «Родина-мать зовет».

Главный монумент Мамаева кургана не предназначен для посетителей, но иногда сотрудники музея-панорамы «Сталинградская битва» делают исключения.

85-метровая шахматная фигура

Вход в скульптуру расположен с тыльной стороны «Родины-матери». Металлическая дверь открывается, оттуда спускают небольшую лестницу, и, предварительно проверив паспорта, нас пускают внутрь монумента.

Для Александра Чернова подниматься в «Родину-мать» — работа. Раз в неделю он приходит сюда, чтобы следить за состоянием монумента.

«Скульптура лилась монолитом, как сейчас строятся дома: постепенно снизу вверх деревянная опалубка заполнялась бетоном, — рассказывает Александр Чернов. — Кстати, строили ее те же самые люди, что и Волжскую ГЭС и из такого же бетона. Голова заливалась отдельно и ставилась на монумент».

В скульптуре прохладно, темно и довольно-таки тесно. «Родина-мать» состоит из множества ячеек примерно 3 на 3 метра, которые как малогабаритные квартиры разбросаны по ярусам монумента.

Фигура «Родины-матери» стоит на бетонном фундаменте. С землей скульптура никак не связана.

«Что бы кто ни говорил, но она никакими канатами к земле не крепится. Это все равно, что шахматная фигура: ее можно поднять и переставить на другое место. Если, конечно, найдется, чем поднять», — говорит Александр.

Внутри «Родины-матери» натянуто 99 стальных канатов. Они тоже никак не крепятся к земле. Канаты установлены не во всем монументе, в основном в ногах и руках. Натяжение на каждом из них — 60 тонн. Канаты нужны для того, чтобы на бетонной скульптуре не образовывались трещины. За их натяжением следят постоянно: на каждом канате стоят датчики, раз в 10 дней с них снимают показания. Если канат ослабел, его можно натянуть. Обычно это необходимо делать раз в 5 лет.

Легенда о заблудившемся

Наверх ведет бетонная лестница. Она постоянно петляет между ячейками, обрывается в одной комнате и вновь продолжается в другой. Блуждая по этим бетонным лабиринтам, легко поверить в легенду, по которой то ли строитель, то ли солдат, выносивший мусор, заблудился в «Родине-матери» и не смог найти выход.

«Конечно, никто здесь не пропадал, но бывало людей забывали на несколько часов, — говорит Александр. — Так выйдет кто-нибудь, закроет за собой дверь, выключит рубильник — и броди в темноте. По корпусу еще можно, держась за лестницу, спуститься, а вот если в шлейфе — там узко и передвигаться можно только на карачках».

На стенах, помимо надписей «Зина», «Здесь был… » и отметок каждого яруса, встречаются шпаргалки тех, кто следит за монументом. Это маленькие записки с набором цифр. Так Александр и его коллеги отмечают трещины и следят за ними.

«Сколько ступеней ведет наверх, я не знаю, после 200 всегда сбиваюсь, — говорит наш гид. — А вообще сейчас подниматься легко, потому что температура на улице оптимальная. Летом, если на улице +40С°, то и здесь столько же. Да к тому же душно, потому что из вентиляции только люк на макушке да дверь внизу».

В некоторых комнатах стоят большие красные баллоны — система пожаротушения. Ее установили после пожара в Останкинской башне.

«В башне такие же канаты, как и в “Родине-матери”, — поясняет Александр. — Смазка на канатах жировая, может и загореться. К тому же, как и в Останкинской башне, здесь много электричества. Установка системы пожаротушения шла долго, каждый такой баллон весит около 100 килограммов, чтобы поднимать их, кое-где приходилось срезать перила».

Голуби в мече и мыши в голове

На уровне груди мы попадаем в небольшую комнату — это рубка, «сердце» статуи, здесь стоит аппаратура, с помощью которой контролируется натяжение канатов, датчики колебаний от ветра.

По словам смотрителей, если снаружи дует сильный ветер, то внутри это не сильно заметно — например, качнется проволока, висящая на стене. Но стоит гул от меча.

Еще несколько пролетов бетонной лестницы, и примерно на уровне шеи она заканчивается. Здесь из небольшого помещения расходятся канаты, которые стягивают руки. Отсюда же по руке можно пройти в меч.

«Когда-то в мече жили голуби, — говорит Александр Чернов. — Одна голубка даже яйца там высиживала. Активная такая была — поднимаешься по мечу, а она в лицо лезет. Потом улетели все».

В статуе когда-то даже водились мыши. Причем грызуны добирались до самой верхней площадки в голове «Родины-матери». Чем они питались, смотрители до сих пор не понимают.

Дальше вверх ведет несколько металлических лестниц. После них деревянный помост. Мы в голове. До люка на макушке осталось всего несколько ступеней. Подъем на высоту 52 метров, что примерно равно 17-этажному дому, прошел незаметно.

Александр открывает люк и показывает на предпоследнюю ступень — подняться он разрешил только на нее. Выше уже опасно.

Первое, что видишь, когда поднимаешься наверх, это 33-метровый меч. За ним центр города, левее — Волга. Держаться можно только за бетонную макушку, страшновато, ноги трясутся. Если закричать, у подножия скульптуры тебя никто не услышит. Не успев понять, что произошло, спускаешься вниз.

«В первый раз тебя просто захлестывают эмоции. Осознание приходит только потом. Я когда полез второй раз, уже попытался разглядеть свой дом, — говорит Александр. — Представляете, не все стоя здесь, решаются подняться. Одна девушка дошла до этой площадки, а в люк не полезла — испугалась. Сказала, что потом на фотографиях посмотрит».

Рядом с люком на макушке вмонтирован металлический крючок. За него цепляют страховку альпинисты. Промышленный альпинизм появился в стране именно благодаря «Родине-матери» — для работы на данном объекте эти специалисты были привлечены впервые.

Она не падает

К слухам о скором падении монумента Александр Чернов относится с иронией.

«Мы сейчас находимся в самой верхней точке и все вместе добавили несколько сотен килограммов. Не боитесь? — спрашивает он. И тут же продолжает. — Вообще очень много в этой теме надуманного. У скульптуры есть проблемы, но все они решаются в плановом порядке. Крен сейчас 90 мм, а не 216, как пишут иногда. Этот крен связан с фундаментом. Он не критичен. Вучетич действительно давал 50 лет гарантийного срока. Но 50 лет уже прошло. И ничего плохого не случилось».

В ближайших планах — защитить монумент от влаги. Проект гидрофобного покрытия находится на стадии разработки. Когда дело дойдет до его реализации, «Родину-мать» оденут в леса. А пока она боится влаги и дает протечки, особенно зимой.

Скульптура не предназначена для того, чтобы сюда водили посетителей. В планах ее создателей никогда не было лифта или смотровой площадки в голове. Из благ цивилизации здесь только электричество, даже телефонная связь с перебоями.

«Сейчас здесь хотя бы чисто, а когда я сюда первый раз пришел, было очень много пыли, строительного мусора. Мусор отсюда выносить тяжело, делали это в основном солдаты. Спускаться в туалет далеко, ходили они, кто где мог. А каких только надписей на стенах здесь не было. Но все затерли, — говорит Александр Чернов. — Это снаружи “Родина-мать” памятник, монумент, а внутри — строительная конструкция. Мы ведь не в Америке живем, у нас парадно делают только с одной стороны».