Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
6 мая 2015, источник: АиФ Кузбасc, (новости источника)

Наследство шахт. Почему в Кузбассе земля уходит из-под ног?

Провалы на отработанных территориях шахты — явление для региона привычное. К счастью, пока ещё ни один дом в них не провалился. Ямы засыпают, опасные территории огораживают, но что делать с людьми, которые живут здесь, — сказать не может никто.

На протяжении недели в частном секторе Орджоникидзевского района Новокузнецка на улице Вилюйской проваливалась земля, причём одну из дыр пришлось засыпать несколько дней — земля буквально уходила в бездну.

По словам жителей, в неё могли поместиться несколько домов со всеми постройками. Провалы произошли на территории горных отводов одной из самых старых, но уже ликвидированных шахт города — «Зыряновской». Примерно в это же время ещё один провал образовался в Прокопьевске в районе шахты «Дзержинской» — прямо во дворе дома частного сектора по улице Хибинской.

«Проблема провалов земной поверхности над ликвидированными шахтами в Кузнецком бассейне — одна из самых актуальных для нашей области, — рассказывает Юрий Лермонтов, генеральный директор Кузбасского центра экологического мониторинга ликвидируемых шахт, доктор технических наук, профессор, академик Академии горных наук РФ. — Так, наш центр с 1998 года выявил уже 925 провалов (около 50 в год. — Прим. авт.), причём некоторые из них настолько огромны, что их действительно приходилось засыпать породой по 3−8 тыс. кубометров». В такой провал мог бы войти современный торговый центр целиком.

Рассада уходит.

От «зыряновских» провалов до ближайшего жилого дома около 100 м, а между ними — дорога, по которой люди каждый день ездят на работу на шахту «Антоновскую». Это один из самых густонаселённых старых шахтёрских районов, здесь горняки живут и работают. «Живём здесь уже больше 40 лет, — рассказывает Иван Фёдоров, один из жителей района. — Дома помогала строить шахта. Собственно, вся жизнь крутилась возле неё: моя жена в шахтёрской столовой работала, дети ходили в детский сад от шахты. И так у каждого». По словам Ивана Сергеевича, было даже два «неофициальных» выхода из шахты — горняки любили выходить из-под земли сразу поближе к дому. Один из них, кстати, находится совсем недалеко от провалов.

С проблемами, возникающими на отработанных территориях, жители знакомы не понаслышке: трещины в доме, сползающий фундамент, уходящий из-под ног грунт — к этому все давно привыкли. Подземные выработки тянутся здесь на много километров. «У меня, например, на огороде даже грядки проседают, — говорит Иван Сергеевич. — Посадишь рассаду, например, на следующий день приходишь, а она по макушку ушла в землю. Или вода долго в погребе стоит с характерным запахом (сероводорода. — Прим. авт.). А что делать? Куда переезжать? Денег нет. Квартиры не выделяют. Подлатаем дом, подсыплем земли — так и живём».

Где ждать провалов?

Оказывается, такие провало­опасные зоны уже давно выявлены. Как рассказал Юрий Сергеевич, по каждой ликвидируемой шахте разработан проект ликвидации в соответствии с эталоном, где они и определены (согласно заключению института ВНИМИ). А ещё данные за много лет говорят, что на тех шахтах, которые отрабатывали крутопадающие пласты угля (гористые участки. — Прим. авт.), провалы происходят чаще, чем на шахтах, где падение пластов наклонное. Отметим, что на шахте «Зыряновской» как раз и отрабатывали такие пласты. Получается, что компания «Юж­куз­бассуголь», в чьём ведомстве, по словам заместителя главы Новокузнецка Евгения Бедарёва, находится сейчас этот горный отвал, знает о проблеме.

Кто ответит?

Как сообщили в пресс-службе администрации города, недавнее обрушение почвы произошло, скорее всего, в месте, где выработка, ликвидированная ещё в 1966 году, выходила на поверхность земли. «К работе привлечены специалисты Ростехнадзора и Института горного дела ВНИМИ, который занимается подобными обследованиями и даёт заключение. Будут обследованы “внутренности” всей прилегающей территории и выданы рекомендации уже на основе новых данных», — уточнили в пресс-службе администрации.

На данный момент в Кузбассе уже ликвидировано 42 шахты. Понятное дело, что за всеми ними нужно следить. «На горных отводах 19-ти ликвидируемых шахт мы проводим горно-экологический мониторинг, а на остальных это должен делать их новый собственник, — продолжает Юрий Лермонтов. — Поскольку горный отвод, где произошли провалы земной поверхности, находится в ведомстве угольной компании “Юж­куз­бассуголь”, она и обязана следить за выходами провалов на земную поверхность и проводить измерения концентрации вредного газа в жилых домах в непосредственной близости от провалоопасных зон».

Однако ни о каких замерах и мониторинге местности жители домов даже не слышали. Провалы засыпали, но гарантий никаких не дали, просто обозначив опасную зону табличками. Последний из провалов больше всего напугал многодетную семью Шарифуллиных, чей дом и находится ближе всего к ямам. Жители не первый год недоумевают, почему с подработанной территории бывшей шахты по программе ГУРШ (Государственного учреждения реструктуризации шахт) отселяли не всех, а выборочно. И многие дома просто не вошли в список аварийных. Впрочем, как уверили в администрации города, сейчас этот вопрос будет пересмотрен. А пока местных жителей предупредили, что в подполе может появиться опасный газ, и посоветовали чаще проветривать погреб и не иметь дела с открытым огнём.