Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
8 мая 2015, источник: Газета Коммерсантъ, (новости источника)

Фатальная отчетность

За первый квартал 2015 года прирост смертности в России составил 5,2%. Единой причины у этого увеличения, совпавшего с девальвацией рубля, увеличением стрессов из-за ухудшения экономической ситуации и изменениями в системе здравоохранения, эксперты не усматривают.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Смертность населения России за первый квартал выросла на 5,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — такие данные приводит в своем мониторинге Росстат. Тренд к росту смертности продемонстрировала уже февральская статистика, данные же марта подтвердили, что речь идет о существующем тренде, а не о статистическом «выбросе».

Общее число умерших за квартал составило 507 тыс. человек, это на 23,5 тыс. человек больше, чем в первом квартале 2014 года. Наибольший прирост смертности показали заболевания органов дыхания (22%). Смертность от болезней кровообращения, хотя и находится на четвертом месте по объему прироста смертности (5%), по-видимому, сделала самый большой вклад в увеличение общего числа смертей: в расчете на 100 тыс. населения на нее приходится максимальная доля — 718 человек (в 2014 году — 687 человек). Среди болезней кровообращения наибольшее число смертей происходит в результате ишемической болезни сердца (рост смертности — 7%). При этом детская смертность и смертность от внешних причин, в том числе в результате убийств и самоубийств, снижаются. Выраженных региональных особенностей прирост не имеет, он больше в крупных регионах Центральной России, в Поволжье и на северо-западе, ощутимо ниже в Сибири и на Дальнем Востоке.

Корреляции с экономическими показателями регионов статистика прироста смертности не демонстрирует. Аналитики пока не склонны считать этот тренд долгосрочным. «На фоне постоянного увеличения продолжительности жизни, который идет с 2004 года, в пяти-шести случаях статистика уже демонстрировала существенный прирост числа умерших в рамках одного квартала, который было сложно объяснить», — отмечает Евгений Андреев, эксперт Центра демографических исследований РЭШ. «Оперативная статистика за квартал или за месяц впоследствии может довольно сильно корректироваться, поэтому через год мы, вероятно, увидим другие цифры — они могут измениться на 1−2%, это обусловлено спецификой работы загсов», — говорит Сергей Захаров, заместитель директора Института демографии НИУ ВШЭ.

Предположения о том, что статистически выраженный рост числа бедных в РФ с начала 2015 года мог отразиться на показателях смертности, эксперты склонны отвергнуть, как и предположения о том, что происходящее может быть связано с изменениями в системе здравоохранения с 1 января — например, с изменениями порядка госпитализации. Но, как отмечает господин Андреев, «реформа здравоохранения — не пожарная машина, а смертность — не пожар», и такого быстрого влияния на показатели смертности, по его мнению, она оказать не могла. Сокращения предоставления лекарств в клиниках, видимо, не происходило. «Большая часть тяжелобольных находится в госпиталях, лекарства для которых закупались еще в 2014 году», — говорит Давид Мелик-Гусейнов, директор Центра социальной экономики. Увеличение стоимости лекарств из списка жизненно важных на апрель составило 7,2%, за первый квартал — 6,6%, эти цифры вчера приводила министр здравоохранения Вероника Скворцова (Минздрав вчера не стал комментировать «Ъ» статистику смертности). В теории вклад в прирост смертности могло дать сокращение потребления лекарств вне списка ЖВНЛС — там велика доля импорта, девальвация рубля в январе—марте 2015 года сделала их сильно дороже.

Кроме того, по словам господина Захарова, необходимо учитывать демографический тренд прироста смертности — в пределах 1−2% число умерших должно возрастать каждый год. «Несколько последних лет в возрасте максимальной смертности (70−75 лет) была самая малочисленная когорта населения — те, кто родился в 40-х годах прошлого века. В ближайшее время их сменит гораздо более многочисленное поколение 50-х годов — это даст увеличение числа смертей даже при росте продолжительности жизни», — говорит он. Именно эту «базу» могли усилить разовые факторы роста смертности, которые также рассматривают эксперты, — в том числе зимние эпидемии респираторных заболеваний, стрессы из-за осложнения экономической ситуации и относительно поздняя весна.

Анастасия Мануйлова, Дмитрий Бутрин