Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Подозреваемая в убийстве Ким Чон Нама «думала, что это розыгрыш»Гражданка Индонезии заявила, что ей якобы заплатили 400 малайзийских ринггитов (около 90 долларов США), чтобы она "подшутила над Ким Чон Намом"
11 мая 2015, источник: Российская газета

25 лет назад скончался автор поэмы «Москва-Петушки» Венедикт Ерофеев

Ерофеев родился в пригороде Кандалакши в посёлке гидростроителей Нива-3. В семье он был шестым ребенком. Отец — начальник железнодорожной станции, репрессированный за антисоветскую пропаганду, мать — домохозяйка.

Источник: «Российская газета»

Детство Веничка провел по большей части в детском доме в Кировске на Кольском полуострове, а окончил школу с золотой медалью. Поступил на филологический факультет МГУ, из которого в 57-м был отчислен за прогулы занятий по военной подготовке. С тех пор переменил множество профессий: грузчика продовольственного магазина, подсобника каменщика на строительстве Черемушек, истопника-кочегара, дежурного отделения милиции, приемщика винной посуды, бурильщика в геологической партии, стрелка военизированной охраны, библиотекаря, коллектора в геофизической экспедиции, заведующего цементным складом и т. д. Дольше всего — почти 10 лет — проработал монтажником кабельных линий связи.

Писать Ерофеев начал с пяти лет. Уже в 17 лет он работал над «Записками психопата» — первым крупным произведением, до 1995 года считавшееся утерянным. В 1973-м тиражом в 300 экземпляров в иерусалимском журнале «АМИ» была опубликована поэма «Москва-Петушки». Ерофеев писал ее с 19 января до 6 марта 1970, затем принялся за роман «Дмитрий Шостакович», черновая рукопись которого была им утеряна (по свидетельствам самого писателя, «украдена в электричке вместе с авоськой, в которой лежали две бутылки вермута»), а восстанавливать ее он не стал. В СССР поэма впервые напечатана в журнале «Трезвость и культура» — (все нецензурные выражения в ней были заменены отточиям, напечатана с множеством ошибок и искажений). В нецензурированном виде поэма впервые вышла в альманахе «Весть» в 1989 году. «Москва-Петушки» стала самой значительной работой Ерофеева — и вскоре приобрела в интеллигентских кругах культовый статус, и с тех пор неоднократно переиздавалась во многих странах Европы и в Америке.

Впоследствии о художественном мире «Москвы-Петушков» был написан ряд монографий, и в России, и за рубежом, и, наверняка еще будут — пространство для интерпретаций поэмы неисчерпаемо. Многие литературоведы сходятся во мнений, что «Москва-Петушки» — первый постмодернистский текст на русском языке, и говорят о нескольких пластах цитат, из которых в значительной степени состоит поэма: библейские тексты, античная мифология, официальная советская пропаганда и печать, классика марксизма-ленинизма, произведения русской и зарубежной классической литературы (Шекспира, Пушкина, Достоевского, Маяковского, Блока и др.), фольклор.

Образ жизни не позволял Ерофееву развивать талант, и основная часть его творческого наследия составили дневники, обрывочные записи, которые в нескольких томах были опубликованы издательством «Захаров».

В 1985 году Ерофеев написал пьесу «Вальпургиева ночь», и в том же году писателю был поставлен диагноз — рак горла. После операции мог говорить лишь при помощи голосообразующего аппарата. В 1987-м Ерофеев крестился в католичество храме св. Людовика Французского. Скончался в 90-м, в Москве и был похоронен на Кунцевском кладбище.

Цитаты из поэмы «Москва-Петушки»

Утром плохо, а вечером хорошо — верный признак дурного человека. Вот уж если наоборот — если по утрам человек бодрится и весь в надеждах, а к вечеру его одолевает изнеможение — это уж точно человек дрянь, деляга и посредственность. Гадок мне этот человек. Не знаю как вам, а мне гадок. Конечно, бывают и такие, кому одинаково любо и утром, и вечером, и восходу они рады, и закату тоже рады, — так это уж просто мерзавцы, о них и говорить-то противно.

***

Все ценные люди России, все нужные ей люди — все пили, как свиньи. А лишние, бестолковые — нет, не пили. Евгений Онегин в гостях у Лариной и выпил-то всего-навсего брусничной воды, и то его понос пробрал. А честные современники Онегина «между лафитом и клико» (заметьте: «между лафитом и клико»!) тем временем рождали «мятежную науку» и декабризм… А когда они, наконец, разбудили Герцена…- Как же! Разбудишь его, вашего Герцена! — рявкнул вдруг кто-то с правой стороны. Мы все вздрогнули и повернулись направо. Это рявкал Амур в коверкотовом пальто. — Ему еще в Храпунове надо было выходить, этому Герцену, а он все едет, собака!..

***

О, самое бессильное и позорное время в жизни моего народа — время от рассвета до открытия магазинов!

***

Зато у моего народа — какие глаза! Они постоянно навыкате, но никакого напряжения в них. Полное отсутствие всякого смысла — но зато какая мощь! (Какая духовная мощь!) Эти глаза не продадут. Ничего не продадут и ничего не купят. Чтобы не случилось с моей страной, во дни сомнений, во дни тягостных раздумий, в годину любых испытаний и бедствий — эти глаза не сморгнут. Им все божья роса….

***

«Человек не должен быть одинок» — таково мое мнение. Человек должен отдавать себя людям, даже если его и брать не хотят.

***

Жизнь дается человеку один раз, и прожить ее надо так, чтобы не ошибиться в рецептах.

***

«…у каждого свой вкус — один любит распускать сопли, другой утирать, третий размазывать».

***

Она подошла к столу и выпила залпом ещё сто пятьдесят, ибо она была совершенна, а совершенству нет предела….

***

Мое завтра светло. Да. Наше завтра светлее, чем наше вчера и наше сегодня. Но кто поручится, что наше послезавтра не будет хуже нашего позавчера?

***

Я если захочу понять, то все вмещу. У меня не голова, а дом терпимости.

***

Все на свете должно происходить медленно и неправильно, чтобы не сумел загородиться человек, чтобы человек был грустен и растерян.

***

Надо привыкнуть смело, в глаза людям, говорить о своих достоинствах. Кому же, как не нам самим, знать, до какой степени мы хороши?

***

Больше пейте, меньше закусывайте. Это лучшее средство от самомнения и поверхностного атеизма.

***

Первая любовь или последняя жалость — какая разница? Бог, умирая на кресте, заповедовал нам жалость, а зубоскальства Он нам не заповедовал. Жалость и любовь к миру — едины. Любовь ко всякой персти, ко всякому чреву. И ко плоду всякого чрева — жалость.

***

Смирись, Веничка, хотя бы на том, что твоя душа вместительнее ума твоего. Да и зачем тебе ум, если у тебя есть совесть и сверх того еще вкус? Совесть и вкус — это уже так много, что мозги становятся просто излишними.

***

Если уж мы прожили тридцать лет, надо попробовать прожить еще тридцать, да, да."Человек смертен — таково мое мнение. Но уж если мы родились — ничего не поделаешь, надо немножко пожить. «Жизнь прекрасна» — таково мое мнение.

***

«Если человек умен и скучен, он не опустится до легкомыслия. А если он легкомысленен да умен- он скучным быть себе не позволит».

***

Не всякая простота — святая. И не всякая комедия — божественная….

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей