Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 мая 2015, источник: Газета.Ру

Кто дал карт-бланш Гитлеру

Поджог Рейхстага в 1933 году ознаменовал приход к власти в Германии Адольфа Гитлера. Виновником пожара принято считать голландского анархиста Маринуса ван дер Люббе, однако теперь появились новые доказательства того, что это сделали сами нацисты. Кто прав, а кто — нет, разбирался отдел науки «Газеты.Ru».

Источник: NARA

История одного пожара

В июле 1933 года Адольф Гитлер и его соратники НСДАП окончательно овладели Германией. Предшествовали этому борьба и интриги, кульминацией которых явился поджог Рейхстага 27 февраля 1933 года. После этого события Гитлер получил пост рейхсканцлера, распустил правительство и объявил новые выборы, безоговорочную победу на которых одержала уже НСДАП. Впоследствии все остальные партии были запрещены, а нацисты целиком и полностью получили Германию.

В то же время вопрос, кто совершил поджог Рейхстага, оставался темой спорной.

Считается, что сжечь рейхстаг Веймарской республики решился голландский пироманьяк Маринус ван дер Люббе. По крайней мере, именно его задержали вовремя приехавшие на место пожара Гитлер и его соратники. Поскольку ван дер Люббе имел отношение к коммунистам, хотя и придерживался анархо-синдикалистских взглядов, нацисты немедленно заявили, что поджог Рейхстага являлся сигналом к началу коммунистического переворота. Любившего играть с огнем голландца судили, а затем обезглавили на гильотине согласно приговору.

Американский исследователь Бенджамин Картер Хетт опубликовал в научном журнале Central European History статью, в которой подвергает серьезному сомнению эту версию наравне с мотивацией Маринуса ван дер Люббе.

Историк вспоминает, что дискуссия вокруг поджога Рейхстага в очередной раз возобновилась после того, как экс-сотрудник абвера и один из активных участников заговора против Гитлера Ганс Бернд Гизевиус проиграл суд против человека, которого во время Нюрнбергского процесса, а также на страницах ряда книг обвинял в происшедшем. Звали этого человека Ганс Георг Гевер, и в 1933 году он являлся одним из штурмовиков НСДАП.

В 1962 году Гевер выиграл суд против Гизевиуса, однако последний от своих слов не отказался. К слову, в ходе заседаний судьи проигнорировали активное участие Гевера в боевых действиях на территории Польши и СССР.

Версия о поджоге Рейхстага пироманьяком-одиночкой активно поддерживалась рядом немецких историков, которых Бенджамин Картер Хетт не раз обвинял в попытках реабилитировать Гитлера и его соратника в силу нацистского прошлого первых. Теперь же историк решил поставить точку в спорах, расписав, как версия о том, что совершили поджог нацисты, явилась плодом стараний тех, кто от нацистов пострадал, а также показав, как люди, имевшие к гитлеровцам непосредственное отношение, пытались себя от этого отгородить, обвиняя в происшедшем ван дер Люббе.

Горячее лето 1933-го

На виновности голландского пироманьяка в 1933 году активно настаивали Адольф Гитлер, Герман Геринг и Йозеф Геббельс, пытавшиеся увязать действия ван дер Люббе с амбициями немецких коммунистов. После Второй мировой войны комиссары, которые вели дело о поджоге Рейхстага, уверяли, что с самого начала были уверены, что голландец действовал в одиночку, и что они даже не рассматривали версию заговора коммунистов.

В середине 1990-х, когда ряд архивных документов был рассекречен, выяснилось, что все было не так. Оказалось, что сыщики разрабатывали версию, что ван дер Люббе помогали коммунисты.

Странным образом сложилась и ситуация с пресс-конференцией штурмбаннфюрера, который возглавлял расследование поджога, отправившись на родину поджигателя. В нидерландских и немецких газетах ему приписывались диаметрально противоположные цитаты в отношении действий ван дер Люббе. В частности, в Нидерландах ему приписали слова о том, что ван дер Люббе действовал в одиночку. На деле же следствие считало основной версию, согласно которой помощью поджигателю словом и делом оказывали коммунисты.

Коммунисты не оставались в стороне от происходящего: к лету 1933 года ими была развернута мощная пропагандистская кампания, в рамках которой они называли поджог Рейхстага провокацией нацистов. Эта версия вполне устраивала всех за пределами Германии. Тогда же, когда нацисты уже запретили в Германии действие всех партий, кроме НСДАП, им пришлось пойти на небольшой компромисс, и версия о том, что ван дер Люббе действовал в одиночку, стала основной. К тому же в сложившейся обстановке и она играла на пользу нацистам.

Pro et contra

После того как Маринус ван дер Люббе был казнен в январе 1934 года, инцидент с поджогом Рейхстага в Германии и за ее пределами обсуждать перестали. Интерес к теме вновь появился лишь спустя несколько лет по прошествии Второй мировой войны. В частности, комиссары, занимавшиеся расследованием этого дела, использовали версию поджигателя-одиночки, чтобы отвести внимание от себя. Дело в том, что все «герои» — Генрих Шницлер, Гельмут Гайсиг и Рудольф Гисс — активно сотрудничали с гестапо, участвовали в депортации евреев и многих других делах, за которые в послевоенное время их могли бы судить.

Поэтому они сыграли на опережение и выпустили автобиографии, в которых показали себя настоящими борцами с нацистским режимом, рисковавшими жизнями ради избавления от Гитлера и его соратников. При этом до выпуска книг оба говорили, что сожгли Рейхстаг сами нацисты.

А затем «сыщики» снова обвинили в происшедшем ван дер Люббе, и им поверили. Правду об их намерениях стало возможно узнать лишь по прошествии многих лет, когда архивы распахнули свои двери перед историками. Опубликована была даже переписка между Гайсигом и Гиссом, в которой они обсуждают, как лучше представить историю с поджогом Рейхстага. Кинуть камень в огород ван дер Люббе решил и Уолтер Цирпинс — сыщик из Нижней Саксонии, который в 1951 году сумел задержать бомбиста, взорвавшего несколько взрывных устройств в городах Северной Германии. Детектив даже написал в Spiegel колонку, в которой сравнил задержанного с ван дер Люббе, пошатнув в Германии веру в то, что Рейхстаг сожгли нацисты.

В 1961 году Генриха Шницлера даже пытались судить за то, что его действия повлекли за собой казнь ван дер Люббе. Вскрывшаяся в архивах переписка показывает, что в 1948 году Гисс, Гайсиг, Шницлер и их коллега Рудольф Дильс вместе с бывшим пресс-секретарем Геринга Мартином Соммерфельдтом по почте обсуждали, как они будут рассказывать о поджоге Рейхстага и как обвинят в этом голландского анархиста.

И если изначально их статьи и книги вышли только на немецком, то впоследствии они были переведены почти на все европейские языки. Так стала бытовать версия о том, что Рейхстаг сожгли не нацисты, а Маринус ван дер Люббе.

По мнению Бенджамина Картера Хетта, посмотреть на ситуацию иначе тогда мешали два фактора — большая часть архивов находилась в ГДР и историки к ней доступа не имели. А также то обстоятельство, что многие бывшие нацисты получили в ФРГ довольно высокие посты и могли препятствовать расследованию, а также лоббировать свою версию происшедшего. Кроме того, со временем вскрылось, что люди, выступавшие на стороне Ганса Георга Гевера против Ганса Бернда Гизевиуса, близко общались с «сыщиками» и синхронизировали свои позиции с другими свидетелями, настаивавшими на невиновности экс-штурмовика и вине ван дер Люббе.

Этими же людьми, как оказалось, финансировалась и деятельность нескольких историков, которые, не зная, от кого получают деньги, опрашивали бывших нацистов, имевших отношение к расследованию событий, о том, как же все было на самом деле. В частности, это касается Фрица Тобиаса, Ханса Моммзена и Свена Феликса Келлерхоффа.

Все это способствовало тому, что за 15 послевоенных лет версия о том, что Рейхстаг сжег ван дер Люббе, действовавший в одиночку, стала основной. А люди типа Ганса Бернда Гизевиуса оставались в меньшинстве.

У каждого своя правда

Версии, которых придерживались люди, так или иначе пострадавшие от нацистов, по мнению Бенджамина Картера Хетта, во многом подменяют реальные факты эмоциями. В качестве примеров историк приводит несколько книг, в которых люди, никакого отношения к пожару и его расследованию не имевшие, как данность упоминают версию, что Рейхстаг сожгли именно нацисты.

По мнению исследователя, главная проблема заключается в том, что книги, которые принято использовать в качестве источников или по крайней мере литературы, написаны людьми, предвзято относившимися к проблеме, будь то бывшие нацисты или их жертвы.

В целом Бенджамин Картер Хетт уравнивает попытки реабилитации нацистов с попытками обвинить их в поджоге Рейхстага: беспристрастного и четкого разбора нет ни в первом, ни во втором случае. Он уверен, что в последнее время версия о том, что Рейхстаг сжег ван дер Люббе, вновь теряет популярность, и приводит мнения ряда молодых немецких историков, пытающихся изучить проблему по-новому и без эмоций.

Историк настаивает, что версия о том, что голландец действовал в одиночку, а нацисты не имели к происходящему отношения, разбивается о рассекреченные довоенные показания «сыщиков», которые совершенно не совпали с тем, что они говорили на протяжении послевоенных годов. Кроме того, историк подвергает сомнению и мотивы историков, «исследовавших» пожар в тесном сотрудничестве с этими самими «сыщиками» в 1960-х.

Понять, кто же сжег Рейхстаг, станет возможно в 2016 году, когда будет рассекречена очередная порция документов, касающихся как участников события, так и тех, кто резонансный пожар расследовал.

Владимир Корягин

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку