Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 июня 2015, источник: АиФ Кузбасc

Как живёт рабочий в Кузбассе? Профсоюзник — о сокращениях и закрепощении

Корреспондент «АиФ-Кузбасс» выяснил, как сегодня живет среднестатистический кузбасский рабочий, как работодатели экономят на его труде и в каких отраслях ждать кризиса.

На предприятиях идёт сокращение, сворачиваются целые производства, при этом параллельно дорожают продукты, лекарства, услуги. Совсем недавно по всем каналам трубили о том, что рабочим быть престижно, повышали рабочим зарплату… Как кризис внёс коррективы в налаживающуюся жизнь человека труда? На этот и другие вопросы отвечает председатель первичной профсоюзной организации горно-металлургического профсоюза России, политолог Денис Топкаев.

Кого кредиты поработили?

Анна Иванова, «АиФ-Кузбасс»: — Денис Анатольевич, как живёт сегодня среднестатистический кузбасский рабочий: сколько зарабатывает, чем владеет и как отдыхает? И отличается ли его уровень жизни от того, что был в советские времена?

Денис Топкаев: — Можно попытаться смоделировать портрет рядовой семьи рабочего из трёх человек. Если у неё есть недвижимость, то, как правило, люди получили её в наследство либо в результате раздела имущества между родственниками: родителями, бабушками, братьями, сёстрами… Те, кто позажиточнее, могли позволить себе взять квартиру в ипотеку. В редких случаях рабочий при существующих доходах способен, что называется, накопить на машину и тем более на квартиру — для серьёзной покупки всегда требуется кредит. Отдых — тоже в кредит. При этом на предприятиях идёт сокращение, сворачиваются целые производства, параллельно жизнь дорожает, а средняя зарплата рабочего за январь-февраль в Кузбассе составила 26348 рублей.

Зачастую денег с одной работы не хватает, поэтому, например, при графике «два через два» в выходные рабочие подрабатывают: маляры устраиваются красить машины в ремонтные мастерские, сварщики — в строительные фирмы и т. п. Бывают случаи, когда кредитные выплаты превышают официальный доход. Недавно ко мне обратилась женщина, которая работала на пенсии, попала под сокращение и теперь не может найти работу, а её пенсия в 13 тыс. руб. не покрывает набранные кредиты в 14 тыс. руб. Или был случай, когда рабочий смог рассчитаться с кредитами, только продав квартиру. В условиях нехватки доходов люди экономят на одежде, на еде, покупают только самое необходимое — хлеб, лапшу, молоко, консервы.

Из-за нехватки денег рабочие стали обращать внимание на то, чем питаются их руководители: как-то один возмущённо рассказывал мне, что встретил в супермаркете начальника с полной корзиной деликатесов. Т.е. растёт разница в доходах между теми, кто работает на одном и том же предприятии. Зарплата наёмных руководителей и топ-менеджеров может превышать заработок подчинённых в 10−15 раз, в то время как в Европе и Америке эта «вилка» составляет всего 3−3,5 раза. Т. е. в нашем обществе усиливается социальное расслоение людей по уровню богатства, а не по реальному труду. Эти изменения рабочие считают несправедливыми, что может при определённом стечении социально-политических обстоятельств привести к мощным социальным потрясениям.

— Вы отметили, что крупные покупки и поездки рабочие могут позволить себе, только взяв кредит. В среднем каждый кузбассовец имеет по 70 тыс. кредитных обязательств перед банками и поэтому держится за рабочее место обеими руками, соглашается на любые условия труда. Это современная форма крепостничества?

— Система кредитования действительно стала новой формой крепостничества и географического закрепления трудящихся на территории. Человек, задолжавший банкам, не может выехать за границу. А у, казалось бы, положительного опыта, когда предприятия выдают беспроцентные займы своим работникам, есть обратная сторона: если человек соберётся уволиться до истечения срока выплат, то должен вернуть деньги, причём с процентами. Такая же практика существует, когда предприятие оплатило обучение работника и он уволился до истечения оговорённого срока. Т. е. люди оказываются привязанными к своей работе, как некогда крепостные крестьяне. как людей обманывают?

— На митинге 1 Мая вы говорили, что угнетение человека труда в интересах крупного капитала стало нормой. В чём это проявляется в Кузбассе?

— В Кузбассе, как и практически повсеместно в России, особую популярность получила так называемая «теневая» занятость: посреднические компании принимают людей без оформления трудового договора в строительные фирмы, на уборку территории, перевозку людей и прочую работу. Легализация трудовых отношений зачастую не выгодна обеим сторонам. Работник, к примеру, соглашается на «серую» зарплату, т. к. только в такой форме собственник согласен платить ему больше. Но главным образом легализация не выгодна работодателю, который хочет платить поменьше налогов. А минималка — это 5965 рублей.

В Кузбассе, по соглашению между Федерацией профсоюзных организаций, коллегией обладминистрации и работодателями, «по минимуму» рабочий получает на руки 10490 руб. Как правило, на крупных предприятиях эти условия соблюдаются. Но если профсоюза за спиной работника нет, то в лучшем случае у него останется МРОТ. Есть другие способы сэкономить на рабочем. Процветает заёмный труд.

Схема трудоустройства проста: допустим, человек числится работником посреднической организации, занимающейся добычей полезных ископаемых. По бумагам она находится в чистом офисном здании, а на самом деле люди работают во вредных и опасных условиях, за которые нет ни доплаты, ни льгот. А самое страшное, что при несчастном случае на таком производстве работодатель практически не несёт ответственности за произошедшее. С 2016 г. вступит в силу закон о запрете заёмного труда, который, надеюсь, ликвидирует эту форму эксплуатации.

Что кризис принёс?

— Ситуация на Новокузнецком вагоностроительном заводе, где под сокращение попал весь коллектив, взволновала многих кузбассовцев. В каких отраслях можно ждать повторения ситуации? На какие «звоночки"-предвестники закрытия предприятия и сокращения коллектива стоит обратить внимание труженикам других предприятий Кузбасса?

— Машиностроение всегда первым реагировало на кризисы, поэтому то, что сегодня происходит с ОАО «НКВЗ», — это, с одной стороны, объективный процесс, вызванный переизбытком полувагонов в стране, с другой стороны, результат некомпетентной системы управления предприятием. Практически весь 2014 год из-за неритмичных поставок комплектующих с целью снижения долговой нагрузки по кредитам и снижения фонда оплаты труда предприятие работало в режиме простоя с оплатой 2/3 от среднего заработка.

Обычно люди стараются найти подработку: кто-то устраивается по профессии, у кого есть машины — «таксуют», женщины нередко подрабатывают в магазинах. Кто выиграл от закрытия молодого предприятия — должны разобраться правоохранители. Ежедневно с завода увольняются люди. Кто-то по соглашению сторон, а кого-то агитируют руководители, и они уходят по собственному желанию. «Поймать за руку» практически нереально.

Но очевидно одно: увольнение работника «по собственному желанию» — это наиболее дешёвый, удобный и быстрый способ для работодателя гарантированно расстаться с неугодным работником и прилично сэкономить на нём. По моим наблюдениям, без проблем находят работу сокращённые с НКВЗ сварщики, токари, слесари. Гораздо труднее устроиться машинистам крана, дефектоскопистам, конт­ролёрам ОТК. Около 10% работников завода находят работу в машиностроении (предприятий этой отрасли мало в Кузбассе), остальные идут на производственные, ремонтные предприятия или в торговлю. Считаю, что развитие такого сценария, как на НКВЗ, возможно на других предприятиях. Скажем, есть небольшое предприятие, оно покупало комплектующие у «соседа», но тот свернул производство, и теперь приходится возить детали издалека, т. е. тратиться на доставку.

А экономить будут на коллективе: например, из «связки» сварщика и стропальщика убирают стропальщика, его обязанности возлагают на сварщика, а доплаты не дают. Или работодатели могут увеличить интенсивность труда: надо сделать не пять, а семь деталей за смену при той же оплате. Или другая ситуация: нет заказов. В таких условиях собственники поначалу вводят неполную рабочую неделю. Они имеют такое право, дабы избежать массового сокращения коллектива, но сроком не более чем на полгода. Если рабочие видят такой приказ об официальном простое или их заставляют писать заявления на отпуск без содержания, то это первые «звоночки». А выкарабкается предприятие из кризиса или нет — это уже покажет время.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей