Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
22 июня 2015, источник: РБК, (новости источника)

Альтернативный союз ученых-историков соберется на первую конференцию

Историки, требовавшие не считать уголовным преступлением пересмотр итогов Второй мировой войны, собираются на первую конференцию. Ученые не считают себя не оппозиционерами, а борцами с ограничением свободы исследований.

В Москве в воскресенье, 28 июня, пройдет первая конференция Вольного исторического общества (ВОИ). Объединение ученых, выступающее против использования исторического знания в политических целях, было создано еще весной 2014 года, но собраться на организационную конференцию смогло только сейчас, рассказал РБК один из его создателей, бывший шеф-редактор журнала «Отечественные записки» Никита Соколов.

Организация конференции затянулась «в силу массы технических причин», уточнил он, в частности, из-за государственной регистрации ВОИ. «Никакого принципиального препона не было», — сказал Соколов. Первая конференция будет нести рабочий характер — собравшиеся решат, каковы будут основные направления работы ВОИ, изберут совет общества, а также дадут добро на запуск официального сайта организации. В настоящее время ВОИ публикует свои инициативы на сайте Комитета гражданских инициатив экс-министра финансов Алексея Кудрина. «Это не значит, что мы существуем как проект КГИ», — подчеркивает Соколов. На сайте комитета уточняется, что проект «Вольное историческое общество» финансируется компанией «Норильский никель». Сырьевой холдинг действительно спонсирует ВОИ, но только в части создания сайта, говорит Соколов.

ВОИ, о создании которого было объявлено 1 марта прошлого года, презентовало себя как альтернативное сообщество ученых, основанное на демократических началах и независимое от политической конъюнктуры. В частности, в манифесте общества ставились задачи борьбы с фальсификацией исторических источников и фактов, противодействия попыткам ограничения свободы научных исследований и академических свобод, а также содействия рассекречиванию архивных материалов. Ученые объясняли это тем, что профессиональная научная среда, и так уже «разрушенная в советское время по идеологическим мотивам» продолжает деградировать, чему свидетельством и диссертационные скандалы, и «попытки вытеснения экспертной оценки бюрократическими решениями».

Тенденции в общественной жизни, которые подтолкнули историков к созданию новой организации, за минувший год только обострились, говорит Соколов. Член совета ВОИ, завкафедрой международных отношений и зарубежного регионоведения Волгоградского госуниверситета Иван Курилла уточняет: «В России появилась своя “историческая политика” и свои “мемориальные законы” (в мае 2014 года президентом Владимиром Путиным был подписан закон, вводящий уголовную ответственность за “распространение заведомо ложной информации о действиях СССР во время Второй мировой войны”), историкам стало еще труднее работать, архивы по-прежнему “полуоткрыты”, а полки книжных магазинов ломятся от псевдоисторической макулатуры».

В связи с этим, говорит Соколов, идеями ВОИ прониклись и «почтенные историки, академики, которые раньше скептически оценивали необходимость создания нового профессионального сообщества». Всего в работе общества сейчас принимают участие 110 человек, среди них завкафедрой истории идей и методологии исторической науки НИУ ВШЭ Игорь Данилевский, член-корреспондент РАН Аскольд Иванчик, директор Государственного архива Российской Федерации Сергей Мироненко, директор Института русского языка РАН Александр Молдован.

За год деятельности ВОИ несколько раз критично выступало по отношению к решениям властей, в частности, поддержав профессора МГИМО Андрея Зубова, уволенного за критику российского курса в отношении Украины, и академика РАН Юрия Пивоварова, обвиненного в халатности в связи с пожаром в возглавлявшемся им ИНИОНе.

По словам Куриллы, ВИО не может считаться оппозиционно настроенным объединением. «Да, мы считаем вредным “мемориальный закон”, но я бы отделял авторов закона и, скажем, людей, преследовавших Зубова, от государства. Выступать за профессиональные нормы, за честное отношение к истории, за доступ в архивы, за свободу научного творчества — не значит “быть в оппозиции”. Если кто-то захочет назвать эти ценности профессионального сообщества ценностями оппозиции, то это будет звучать по меньшей мере странно», — заявил ученый РБК.