Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Так начиналась война Минобороны раскрыло секретные документы о первых днях Великой Отечественной войны
9 июля 2015, источник: Газета.Ру

«В Черное море выходишь — оно мертвое»

Премьер-министр Дмитрий Медведев заявил о необходимости развития яхтинга в прибрежных зонах России. Что нужно исправить и улучшить в этой области «Газете.Ru» рассказали капитаны и эксперты. Сейчас российскому Черному морю не хватает яхтенных гаваней — на Крым и Краснодарский край всего четыре марины. Также очень нужны облегченные правила выхода в море.

По итогам поездки в Крым премьер-министр РФ Дмитрий Медведев поручил ряду министерств и структур представить предложения по созданию благоприятных условий для яхтинга в прибрежных зонах страны. О проблемах яхтенного туризма говорили и ранее, но на правительственный уровень обсуждение вышло впервые.

В России есть все необходимые условия для развития яхтинга, считают эксперты. Наша страна обладает одной из самых протяженных береговых линий, акватория Черного моря интересна как российским, так и зарубежным яхтсменам, а климат черноморского побережья позволяет плавать большую часть года. Однако яхтенный бизнес, который ежегодно приносит миллионы евро соседней Турции, по ряду причин не получает у нас должного развития.

Дебри законов

Одна из главных проблем яхтинга в России — отсутствие полного и единого законодательства. Использование маломерных судов регулируется статьями из разных кодексов, ведомственными нормативными актами, не имеющими законодательного подкрепления, и международными документами, нередко противоречащими друг другу, говорится в докладе замначальника Центра обеспечения Государственной инспекции по маломерным судам МЧС России Виктора Бершадского. Он выступил в феврале этого года на заседании Экспертного совета в сфере морского и внутреннего водного транспорта в Совете Федерации.

Кроме того, использование маломерных судов регулируют разные госструктуры: Минтранс, ФСБ, МЧС. «А у семи нянек дитя, как известно… — пояснил’Газете.Ru» Игорь Тамойкин, вице-президент Ассоциации подводной деятельности Крыма и Севастополя, член Общественной комиссии при Государственной Думе по развитию яхтинга. — В большинстве зарубежных стран только один надзорный орган.

Нам нужно законодательство, хотя бы по примеру Черногории, где в одном законе прописали все, что связано с яхтами, лодками и катерами.

В итоге из-за обилия правил даже разумные требования превращаются в пустые формальности. «Например, каждая лодка не менее чем за четыре часа перед выходом в море должна сделать запрос на погранзаставу о разрешении на выход. Представьте, вот вы турист, вы решили прямо сейчас покататься на моей лодке. Я не могу этого позволить, так как я должен запросить выход заранее. На деле всё проходит по-другому. С утра дежурный по причалу дает пограничнику список всех лодок, которые сегодня теоретически могут выйти», — рассказывает Тамойкин. Получается, что существующее правило лишается смысла.

Не ходите, яхты, в Сочи

Законодательные сложности отпугивают от российских причалов иностранных туристов. Так, для въезда на судне под иностранным флагом требуется оформление временного ввоза, которое стоит больших денег. Безвизовое пребывание иностранного яхтсмена в России возможно только в течение 72 часов. А если необходим срочный ремонт лодки, то этого времени может не хватить.

Морское законодательство Украины было более либеральным, говорит Тамойкин. Для окруженного морем Крыма лодочный бизнес всегда был неотъемлемой частью жизни, поэтому процедура входа в его воды была проще.

«С момента присоединения Крыма к России отсюда ушло примерно 70% лодок под иностранными флагами, — объясняет Тамойкин. — Дальнейшая стоянка здесь для них стала невыгодна из-за закона, ограничивающего время пребывания нерезидента на территории России».

Опытный яхтсмен, капитан яхтенного порта «Имеретинский» в Сочи Владимир Чубаров рассказал «Газете.Ru», что большинство иностранных туристов, побывавших в российских портах, не советуют своим соотечественникам заходить в гавани России.

Причина этого — в сложной и дорогостоящей процедуре открытия границы, в которой часто не могут разобраться даже наши яхтсмены.

«Когда я из Турции иду в Россию, я за 72 часа через интернет даю в порт заявку, где прошу организовать мне комиссию, получаю подтверждение, что я включен в график, и только тогда выхожу из Турции. По прибытии в Сочи в назначенный час встаю к пограничному таможенному причалу, агент проводит комиссию, я открываю российскую границу и только тогда могу пройти в порт, — делится опытом Чубаров. — Те, кто не знают процедуру, сутками стоят на рейде у границы, в итоге у них быстро заканчивается вода и топливо».

В Турции, к опыту которой эксперты апеллируют чаще всего, для входа в территориальные воды судна под иностранным флагом оформляется транзит-лог — документ, где есть информация о яхте и состав экипажа. Пошлина за оформление транзит-лога составляет до 100 евро, но при этом документ дает право на пребывание в стране сроком до года.

Без инфраструктуры далеко не уплыть

Развитие яхтинга невозможно без инфраструктуры, и в первую очередь, без строительства полноценных марин. Это оборудованные по мировым стандартам стоянки для яхт с сервисным обслуживанием. Сегодня на черноморском побережье имеется всего 4 яхтенных гавани, которые можно назвать маринами, говорят эксперты. Это «Золотой символ» и «Адмирал» в Севастополе и «Иметеринский» и «Сочи Гранд Марина» в Сочи. Имеющиеся помимо них базы и причалы не могут обеспечить стоянку для большого числа яхт.

В Турции, для сравнения, действует в 7 раз больше марин.

Для того чтобы в России «пошел» яхтенный туризм, необходимо создание сети марин на расстоянии дневного перехода под парусом — примерно в 50−60 миль друг от друга, считает Владимир Чубаров. Однако строительство полноценных гаваней осложняется нехваткой территорий.

Александр Папенко, президент Краснодарской краевой Ассоциации развития яхтенного туризма отметил «Газете.Ru», что для новых марин фактически нет места.

«Чтобы говорить о создании какого-то яхтенного кластера на Черноморском побережье, нужно провести инвентаризацию имеющихся причалов, имеющихся территорий, потому что реально строить марины негде — все земли находятся в частных руках и используются для других целей», — говорит Папенко.

Немаловажна и государственная помощь при строительстве марин. «В Турции и Хорватии все коммуникации подводит государство, а строительную площадку осваивает частная фирма», — рассказывает Тамойкин. Со временем марина «обрастает» комплексом услуг: ресторанами, отелями, ремонтными мастерскими, развлекательными комплексами. В России придерживаются стратегии строительства марин с апартаментами, для обеспеченных яхтсменов. Однако, как показывает практика, большой спрос на стоянку для маломерных судов есть также на местном уровне.

«Когда мы заработали, первой волной клиентов стали местные жители, — вспоминает капитан порта “Имеретинский” Чубаров. — Ставили небольшие лодки, катера. Сейчас уже идут яхты из других регионов, из Москвы, из Израиля. Но мест не хватает».

Имеретинский порт строился в преддверии сочинской Олимпиады и задумывался как грузовой порт с дальнейшей реструктуризацией в инфраструктуру марины. Во время Олимпиады здесь в качестве гостиниц стояли большие круизные лайнеры. «Впоследствии выделили понтоны, поставили яхты, вывели территорию из зоны таможенного и пограничного контроля, упростили доступ к яхтам, — говорит Чубаров. — Со временем планируется выход из реестра морских портов РФ, это избавит нас от портовых сборов и многое упростит».

Кстати, Имеретинский порт — это образец государственно-частного партнерства при строительстве марины: заградительные молы, защищающие порт от волн, возводило государство, а обустройством причалов и инфраструктуры занимались частные инвесторы.

На территории порта есть место для сухой стоянки (около 8 тыс. кв.м). Для обслуживания яхт приглашаются специалисты из сторонней организации, имеющей лицензию на ремонт судов. «Это выгоднее, чем строить свою площадку. У нас много представительств разных компаний-производителей деталей, которые могут прислать специалистов для обслуживания, — объясняет Чубаров. — На рынок также приходят крупные судоремонтные компании, они концентрируются возле марин, которых у нас мало».

Есть сложности и с заправкой лодок. Своей заправочной станции у Имеретинского порта пока нет, яхты заправляются в порту Сочи или в яхт-клубе неподалеку. Однако, как утверждает Тамойкин, ничего не стоит организовать заправку судов, если рядом с мариной есть автомобильная заправка — достаточно договориться об аренде. Тем не менее, в концепции «Развития яхтенного туризма в Республике Крым», подготовленной в прошлом году крымской Ассоциацией развития яхтинга, отмечается минимальная потребность в 8−10 нефтеналивных бункеровщиках.

Кто покупает яхты

В Крыму и Краснодарском крае среди владельцев больших яхт превалируют москвичи и сибиряки. Местное население предпочитает ходить на лодках, катерах или маленьких яхтах. «Для кого-то яхта — это вложение денег. Кто-то пытается на этом зарабатывать: устраивает прогулки морские для туристов, катает по морю, на рыбалку, для дайвинга. Люди состоятельные покупают для себя, чтобы летом выходить в море, отдыхать с семьей, с друзьями», — говорит Александр Папенко.

Часто россияне приобретают лодки под иностранными флагами, потому что это удешевляет обслуживание яхт. Ежегодно граждане РФ оставляют за границей только за стоянку и ремонт своих яхт не менее 200 млн. евро. Будь в России достойная альтернатива зарубежным маринам, эти деньги остались бы в стране.

«У нас еще в стране яхта ассоциируется с налогом на роскошь. Хотя в Европе и во всех странах люди на пенсии покупают яхту и идут путешествовать, — замечает Чубаров. — Яхта — это парусное судно. А в России сложилось представление, что яхта обязательно должна быть моторизованная». Причину такого заблуждения Чубаров видит в неудачном переводе с английского языка, где разделяются понятия sailing yacht (парусная яхта) и power yacht (моторизованные лодки, катера, теплоходы).

По мнению капитана порта, парусная яхта — это не роскошь, а образ жизни. Их покупают не столько ради вложения денег, сколько из любви к морю. «На моторных яхтах есть оплачиваемый экипаж, который управляет судном, обслуживает его, — говорит Чубаров. — На парусной яхте сам таскаешь паруса, работаешь на ней. В Европе все море усеяно белыми парусами. В Черное море выходишь — оно мертвое. Ни парусов, ничего. Очень хотелось бы, чтобы наше Черное море тоже забелело крыльями-парусами».

Автор: Анастасия Алексеева

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку