Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 июля 2015, источник: АиФ Кузбасc

Наступление на огородников. Горные отвалы мешают кузбассовцам жить

В Кузбассе работают 64 шахты и 59 разрезов. Из года в год их количество только растёт. Только с 2000 года введены в эксплуатацию 23 шахты, 26 разрезов, 18 обогатительных фабрик и установок.

Согласно государственному докладу «О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Кемеровской области в 2014 году», количество населения, проживающего в пределах санитарно-защитных зон разрезов и шахт, составляет 12772 человека (0,46% от общей численности населения области). Закон на их стороне. Эти люди терпят бедствие и могут рассчитывать на помощь. А сколько людей живут рядом с этими зонами, буквально вплотную? Вряд ли кто-то считал.

Не по протоколу.

Жители посёлка Рассвет Новокузнецкого района уже шесть лет борются с разрезом, который в 2009 году пришёл на их, как они считают, землю. Практически со всех концов посёлка видны огромные горные отвалы разреза. Жители требуют либо закрыть предприятие, либо выплатить им компенсацию, но в победу уже почти не верят.

Согласно документам, санитарно-защитная зона разреза составляет 400 м, посёлок Рассвет и жилые дома в неё не попали, хотя несколько домов находятся буквально на границе этой зоны, вплотную к отвалам, а весь посёлок расположен у подножия насыпанного горняками гребня. Это, по данным администрации района, не окончательная граница, поскольку разрез ещё не вышел на проектную мощность (что планируется к 2016 году).

И только после этого в течение трёх лет Роспотребнадзор будет отслеживать, какой реальный ущерб наносит населению такое соседство. А пока, получается, в посёлке всё хорошо. «После прихода разреза начался кошмар, — рассказывает жительница посёлка Татьяна Мокина, которая вот уже больше 50 лет живёт здесь. — Постоянные взрывы, от которых трясутся стены и окна, пыль от проезжающей техники, но самое главное — у нас испортилась вода: если раньше к нам приезжали за чистой водой даже из Новокузнецка, то теперь мы и сами её пить опасаемся». Другая местная жительница, представившаяся Натальей, жалуется не только на плохую воду, постоянные взрывы, от которых ведёт фундамент и печку, но и на шум техники, пыль и запах солярки, бензина, который буквально висит над её участком, граничащим с санитарной зоной.

«Если раньше снег был белым, то теперь зимой на нём лежит слоем чёрная пыль», — рассказывает она. Не лучше ситуация и в дачном посёлке Новый, недалеко от которого работает разрез «Степановский», открывшийся в 2010 году. Санитарно-защитная зона здесь установлена 600 м, крайние дома также вплотную находятся к отвалам. «Свой дом здесь собираемся продавать, — делится переживаниями Галина Елисеева, которая больше десяти лет держит дачу в посёлке. — Мы находимся почти рядом с разрезом, взрывы слышим постоянно, от этого разрушается дом, повело стены. Конечно, в сухую погоду здесь и пыли много. Что заметила: в лесу стало мало грибов и ягод. Да и многие дороги посёлочные завалили какими-то отходами или крупным щебнем».

Кто кого защитит?

«Санитарно-защитная зона создаётся с целью защиты населения от влияния вредных производственных факторов (шум, пыль, вредные выбросы с промышленными ядами), — рассказывает Татьяна Галанина, председатель Кемеровского регионального отделения Российской экологической академии, доцент кафедры КузГТУ. — Но есть установленная зона с точным указанием размера (например, для крупных угольных предприятий — 1 км), а есть расчётная, которую рассчитывают для конкретного предприятия. И размеры такой зоны индивидуальны. Минимального размера крайней границы зоны тоже нет». Выходит, при определении границ санитарно-защитной зоны могут возникать нарушения.

Границы зоны можно даже сузить, если нужно. И если можно уложиться в расстояние от отвала до первого забора, то и выселять людей не нужно за счёт предприятия. Так и получается, что по бумагам люди живут вне зоны, а на самом деле испытывают все её «прелести». «Проживание в таких зонах пагубно сказывается на здоровье человека, — продолжает Татьяна Галанина. — Постоянный промышленный шум может привести к нервным и психическим расстройствам, пыль — к заболеваниям дыхательных путей, к сердечно-сосудистым нарушениям. Все вредные примеси, попадающие в воздух, с дождями оседают на землю, а это, в свою очередь, оказывает влияние на всё, что растёт на земле, в том числе овощи, фрукты, ягоды, которые выращивают люди.

Понятно, что такие «дары природы» лучше не есть. Часто в санитарно-защитной зоне находятся так называемые отстойники, куда предприятие сливает воду. Иногда они находятся рядом с природными источниками — озером, прудом, речкой. Купаться здесь тоже строго запрещено». Старший помощник Кемеровского межрайонного прокурора по надзору за исполнением законов в угледобывающей отрасли Юрий Моор советует людям, оказавшимся соседями разреза, обращаться в «угольную» прокуратуру и Роспотребнадзор: «В заявлении необходимо конкретно описать все свои жалобы. Только по заявлению мы можем выехать и проверить предприятие, а в случае выявления нарушений — наложить штрафы.

Однако по опыту скажу, что, как правило, в подобных случаях в большинстве своём нарушений со стороны предприятия нами не выявляется, всё оказывается в рамках закона. Например, к нам обратились жители посёлка, расположенного рядом с разрезом «Берёзовский», которые тоже жаловались на взрывы, шум. По результатам проверки оказалось, что разрез имеет право проводить такие взрывы". Но тут, думается, можно изменить тактику борьбы. Видимо, не нужно доказывать, что разрез чем-то мешает, не имея на это права. Куда важнее сосредоточиться на законности установленных границ санитарной зоны, за которую ни пыль, ни шум лететь не должны.