Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
31 июля 2015, источник: АиФ Кузбасc

«Придётся меньше потреблять». Экономист рассказал о нынешнем кризисе

Сергей Часовников объяснил, почему растут цены, в чем отличие кузбасского кризиса и как свести концы с концами.

«Кризисы, которые шли один за другим с 90-х годов, и инфляция развратили народ и отучили копить. Но нынешний кризис вынуждает кузбассовцев затягивать пояса, экономить доходы и сберегать», — считает кандидат экономических наук Сергей Часовников.

Власть ставит барьеры.

Анна Иванова, «АиФ-Кузбасс»: — Несмотря на то, что таких скачков курса валюты, как в конце 2014 г., уже нет, цены продолжают расти. По данным Кемеровостата, например, цены на продовольственные товары за год выросли на 20%. Каких скачков нам ещё ждать? Когда этот рост остановится или хотя бы затормозится?

Сергей Часовников: — За последний месяц выросли тарифы ЖКХ и цена на бензин. Это традиционное повышение, которое бывает один-два раза в год, после Нового года и летом. Новые расходы будут заложены в себестоимость всех продуктов, товаров и услуг, следовательно, через месяц-полтора вырастет всё в цене. На сколько процентов — прогнозировать сложно, думаю, не меньше чем на 8−10%.

Опять же по традиции в сентябре-октябре можно будет подешевле купить продукцию нового урожая. Но как только основная масса овощей будет распродана, а остатки уйдут на хранение, цены поползут вверх, т.к. появятся дополнительные издержки. Такое происходит из года в год.

— Аман Тулеев назвал «сложный период в экономике» одной из главных причин, почему он решил идти на губернаторские выборы: уголь и металл не нужны покупателям, ползучий рост цен и т. п. Сергей Николаевич, какие типичные российские проявления кризиса есть в Кемеровской области? В чём отличие кузбасского кризиса?

— Мы не сильно отличаемся от остальных регионов России: в Кузбассе точно так же повышаются цены, тарифы. Все тенденции у нас есть. Но ключевым моментом является ориентация региона на сырьевую составляющую. Если цена на «кузбасские ресурсы» скачет на мировом рынке, то это сильно бьёт по нашему карману. Однако ориентация на сырьевую составляющую — это не только причина проблем, но и возможность для будущего развития, построения промышленных кластеров.

Доля переработки угля должна расти, и одних обогатительных фабрик тут мало, это всего лишь первый передел. Далее — производство смол, из них — пластмасс, из них, скажем, корпусов для телевизоров и т. д. Т. е. на данном этапе наши предприятия освоили только самую раннюю стадию переработки, на которой добавочный капитал составляет лишь 3−5%. А основной капитал зарабатывается на высокотехнологичном переделе.

— Мы живём на угле. Что мешает не возить его вагонами через полстраны, а снимать сливки самим, зарабатывая на высоких технологиях? Бизнесменов с деньгами нет?

— Желающие вложиться в производство как раз есть. Мешает бюрократия или, по-научному, нерыночная институциональная среда. На Западе новую линию привезли, поставили, через месяц она уже работает. У нас, скорее всего, стартует через год. А это большой минус, т. к. за это время технология может устареть или появятся конкуренты на рынке. Нет таких условий, чтобы предприниматель пришёл, поставил колышек и заявил, что здесь будет стоять новый завод. Быть-то он, может, и будет, но затраты по бизнес-плану и реальные затраты могут отличаться в разы. Проблем много.

Во-первых, нет чёткого понимания, как конкретно будет выглядеть бизнес к моменту запуска: очень много параметров приходится менять из-за меняющихся потребностей рынка, которые, порой определяются состоянием политического баланса сил. Во-вторых, существует масса согласований, особенно касающихся земли и строительства, и нет гарантии, что могут потребоваться дополнительные процедуры, а это стоит денег. В-третьих, многие процедуры регламентируются нормативными актами, которые в открытом доступе достаточно непросто найти. Из таких моментов и вырастает административный барьер. Но есть позитивные сдвиги. Был недавно на инвестиционном форуме в Новокузнецком районе.

Администрация сама предложила простую схему для предпринимателей: если самостоятельно не справляетесь, обращайтесь, мы ускорим все процессы, связанные с пробиванием административных барьеров. Как ни парадоксально, но сама власть борется с барьерами, чтобы быстрее запустить предприятие и начать получать с него налоги. Потому что с доходами бюджета большие проблемы и администрация вынуждена адаптироваться.

Курс на сбережения.

— Видимо, подстраиваясь под экономические реалии, кузбассовцы стали по-другому использовать доходы. Выросла доля сбережений: в I квартале 2014 г. жители области тратили 4% дохода на сбережения, сейчас — 20%. В остальных позициях сокращение: с 74 до 65% упали траты на товары и услуги, с 14,4 до 12,7% — на оплату обязательных платежей, с 4,2 до 1,4% — на покупку валюты. На чём сейчас экономят кузбассовцы? Почему в пять раз выросла доля сбережений?

— Мы потихоньку съедаем старый жирок. И люди начинают осознавать, что проблема надвигается. Поэтому хорошо, что кузбассовцы начали создавать запасы. Они поняли, что пора прекращать так много тратить и потреблять, нужно создавать резервы. Например, Германия, после периода восстановления, в 70−80-е годы начала раскачивать политику сбережения. В итоге в стране был создан такой запас ресурсов, который позволил каждому немцу лет двадцать безбедно жить на этих накоплениях. Сейчас мы вряд ли повторим это чудо. Но нынешняя внешняя экономическая обстановка и недружелюбная политика по отношению к России стимулируют накопление ресурсов внутри страны. Судя по цифрам статистики, люди уже перестали жить только сегодняшним днём и стали задумываться о завтра.

— Лет 25−30 назад так все и жили: кто на чёрный день деньги откладывал, кто в чулок прятал, кто в банк нёс….

— А 90-е годы отучили нас думать о завтрашнем дне. Я помню, в 1994 г. инфляция была более тысячи процентов за год, и тогда главным «видом спорта» у человека было добежать до киоска и купить на свою зарплату хоть что-нибудь. Кризисы шли один за другим, и народ привык к тому, что раз в три-пять лет будет инфляционный скачок. Инфляция нас развратила и отучила копить. Сегодня психологически мы ещё не совсем вернулись в советский период, когда все копили. Чтобы копить, нужна уверенность в банковской системе.

А её нет, т. к. банки лопаются. Но кризис вынуждает население затягивать пояса и сберегать. Потому что люди боятся потерять работу. Потому что они испытывают сложности с количеством денег: зарплата может и не сокращается, но цены растут, и человек не может позволить себе прежние расходы. Со временем люди станут более рациональными, будут искать места, куда вложить деньги. Станут не только потреблять, но и инвестировать. В домохозяйстве есть несколько стадий развития финансов: потребление, накопление и инвестирование. Мы пришли ко второй.

— Но какой смысл копить, если деньги обесцениваются?

— Парадокс в том: чтобы научиться инвестировать, нужно научиться копить. А поскольку такого инструмента (привычки копить) нет, то и вариантов нет: откуда инвестировать, если ничего не накопили. Как свести концы с концами?

— Превышение доходов над расходами у кузбассовцев составляет всего 0,6%. А год назад эта разница была 3,1%. Какая идеальная разница между доходами и расходами должна быть, чтобы люди не жили впроголодь и не сводили концы с концами?

Идеальная разница — от 10%. Если она есть, значит, вы создаёте хоть какие-то резервы. Но чтобы прийти к этим 10%, нужно пересмотреть свой бюджет. Существует два пути, как получить положительное сальдо. Либо увеличивать доходы, либо сокращать расходы. Первое получается в растущей экономике, а в стагнирующей — второе. Я бы не сказал, что сейчас люди неправильно себя ведут. Вероятнее всего, большинство обременено обязательными платежами — ипотекой и кредитами, т. е. эти расходы меньше не сделаешь.

А расходы на отдых и развлечения придётся сократить. Для государства серьёзная проблема не в том, какая разница между доходами и расходами людей, а в том, какое количество становится безработными. Но это взаимосвязанные процессы. Скажем, если у вас разница между доходами и расходами отрицательная, и она продолжает увеличиваться, то вы рано или поздно столкнётесь с собственным финансовым дефолтом и потеряете работу. Тогда это станет государственной проблемой, т. к. человеку придётся платить пособие и поток налогов от него прекратится. Поэтому для государства тоже оптимально, когда эта разница будет 10% и больше.

— В конце 2014 г. вы советовали: «Придётся меньше потреблять». Что ещё посоветуете кузбассовцам, исходя из реалий сегодняшнего дня?

— К сожалению, этот совет будет актуален в ближайшее время. Вопрос «как долго?» пока ответа не имеет и сильно зависит от внешнеэкономической и политической ситуации.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей