Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
20 августа 2015, источник: АиФ Калининград

Без украшений, косметики и алкоголя. Как живут современные старообрядцы

Калининградские староверы строят первый в области храм.

Большинство знают о старообрядцах только, что те крестятся «двумя перстами», и что прославившиеся на всю страну отшельники Лыковы были этой веры. Современные староверы — совсем не аскеты. В жизни это обычные врачи, военные, учителя. Журналист АиФ-Калининград побывал на службе и познакомился с бытом и укладом староверов.

Необычные имена

История старообрядчества в Калининградской области началась в 2004 году, когда Виталий Норкин, еще не имевший духовного сана, стал объединять вокруг себя местных староверов. Община была небольшой, неофициальной, но довольно активной.

Молились тогда в квартирах, но соседи начинали смотреть косо, думали, что рядом живут сектанты. Когда Виталий попросил у Москвы священника для области, ему самому предложили обучиться. В 2007 году его поставили в священники.

Сейчас в общине уже около 50 постоянных прихожан. На воскресную службу приезжают из Калининграда, Советска, с Куршской косы и Немана.

Калининградские старообрядцы на первый взгляд ничем не отличаются от остальных: живут в квартирах с удобствами, и в семьях у них часто по одному — два ребёнка, а не по девять, как раньше. Разве что у некоторых дома старинные иконы и книги на старославянском, сохранившиеся с дореволюционных времён. В одной семье, например, хранится фолиант 1748 года, который передавали из поколения в поколение, рискуя жизнью и пряча от властей.

Да, пожалуй, ещё часто встречаются необычные для нашего слуха имена. В паспортном столе им вечно удивляются. У помощника главы общины Леонида Локтионова дед — Григорий Ермилович, бабка — Аграфена, а мать — Гликерия. Паспортистка почему-то записала её Людмилой.

В старину старообрядцы обязаны были знать свою родословную, чтобы сохранить чистоту веры. Леонид же изучал историю рода сначала из любопытства, поднимал архивы и церковные книги. Его предки жили в нынешней Волгоградской области. В 1930 годы церковь там разогнали. Люди собирались тайно в домах, но кто-то донес, и начались аресты. Дед, когда приехали за ним, выскочил босиком зимой в окно и прятался по хуторам. Второго деда всё-таки увезли, что с ним дальше было — до сих пор не знают.

А сам Леонид, как и многие современные старообрядцы, когда-то был партийным, больше того — замполитом. При Союзе эта должность и вера были несовместимы. Переломным стал 1988 год, когда произошло землетрясение в Армении. Его семья тогда жила в Ленинакане, а он находился в Грузии. Возвращался горными дорогами домой и ужасался: чем ближе к Ленинакану, тем страшнее были картины. На окраине города рыли могилы и хоронили массу людей — кого в гробах, кого в простынях.

«Я бежал к своему дому, слезы лились, потому что боялся, что там уже никого не осталось, — вспоминает он. — Начал молиться, чтобы спасся хоть кого-то из моих. На следующее утро нашёл их в палатке на территории бывшей воинской части. Стены дома, в котором они жили, устояли. Дом строили в начале 19 века русские казаки во время русско-турецкой войны. Когда всё стало хорошо, я стал об этих страшных моментах забывать. А потом, спустя годы, уже переехав в Калининград, одумался, что же я делаю? Так нельзя. Стал копать историю своих предков, начал вспоминать, кто я есть. И как только узнал, что в Калининграде есть община — решил присоединиться и помогать чем могу».

Тут почти каждая семья пережила драму. 86-летний дед Никола (Николай Прокопьевич Денисов) говорит его предки были донские казаки, в 17 веке переселившиеся в Казахские степи.

«Нас в советской школе учили, что царь был плохой. Неправда. Судите сами: казакам давали хорошие подъёмные и, в первые пять лет, освобождали от налогов. К людям относились по-человечески», — делает вывод он.

Николай Прокопьевич родился в 1929 году, в селе Алексеевка Семипалатинской области. Отца в тот год арестовали за то, что заступился за крестьян, у которых отбирали не хлеб, его уже не осталось, а семена. Беременную мать и детей выгнали из дома.

«Я учился в советской школе, стал неверующим, — продолжает он. — Но потом задумался — кто я. Читал много исторической литературы. Теперь стараюсь наверстать упущенное. Помогаю общине изо всех сил. Вот эти кресты, аналои и подставки для подсвечников я мастерил. А сейчас доделал престол. Разбираюсь в электрике, — окончил Новосибирский электромеханический техникум. Отдаю общине десятую часть пенсии. На жизнь мне хватает — сын помогает».

Строят часовню

Старообрядцев часто можно видеть в недостроенной часовенке в Борисово, на пустыре в 40 метрах от дороги. На её возведение копили семь лет. Рассчитывали только на себя.

Молятся фактически на стройке. Бородатые мужчины, в подпоясанных рубахах — справа. Женщины в сарафанах и платках — слева. Рядом стоят тачки, все в цементе, молотки и лопаты. В стройку каждый вкладывает, что может. Рядом с часовней собираются возвести трапезную и небольшую гостиницу для приезжих старообрядцев. А потом начнут возводить храм Благовещения Пресвятой Богородицы.

Приезжают в Калининград староверы из других областей. К примеру, инженер-электронщик из Санкт-Петербурга Михаил Богураев, когда бывает в Калининграде, обязательно заходит в этот храм. А женщина средних лет по имени Елена приехала из немецкого Ганновера.

«Мы стараемся не грешить, — рассказывает она. — Но вокруг столько соблазнов. Нам нельзя красить и стричь волосы, нельзя носить украшения».

Выясняется, что у Елены двое детей, а мужа сейчас нет.

«Нам не надо неверующих», — объясняет её мать, сама — из владимирских старообрядцев.

У них не обвенчают жениха и невесту, если кто-то из них — другой веры, путь даже православной. А жить невенчанными считается грехом. Единственный выход — одному из будущих супругов креститься в старообрядчество. И такие случаи здесь уже были. Также запрещены аборты и некоторые профессии: нельзя торговать алкоголем и сигаретами.

Традиционные старообрядческие семьи живут достаточно закрыто. Незнакомцу, тем более некрещёному, в гости к ним попасть почти невозможно. Они говорят, мол, а зачем — для пустых разговоров?

Традиционные кушанья старообрядцев

Паренки из овощей

С давних пор в семьях готовят в печи паренки. Для того, чтобы приготовить тыквенное и яблочное лакомство, овощи нарезают тонкими кусочками, выкладывают на лист, затем ставят в русскую печь на ночь. К утру угощение готово.

Для приготовления морковных, свекольных и калежных паренок овощи нарезают брусочками или тонкими ломтиками. Затем их укладывают в чугунок, добавляют немного воды, плотно закрывают крышкой и отправляют на ночь в печь. На следующий день остывшие паренки выкладывают на лист бумаги и снова отправляют запекаться. Утром следующего дня угощение готово.

Кулики

Тесто замешивается на кислом молоке или простокваше с добавлением соли по вкусу. Готовое тесто разделяют на небольшие порции (колобки) и раскатывают скалкой в форме округлых лепешек. Края лепешек защипывают. Затем кладут начинку — картофельную, творожную либо наливную, которая готовится на пахте (в пахту добавляется мука, соль по вкусу и яйцо. Замешивают до густоты сметаны). Сверху кулики покрывают взбитой сметаной с яйцом.

Заваруха-повалиха

В кипящую подслащенную воду всыпают просеянную пшеничную муку и проваривают ее до густоты манной каши. На смазанную жиром сковороду выкладывают горкой смесь, делают в середине углубление, наливают туда растопленный маргарин и запекают в духовке или в печи до румяной корочки. Подают с простоквашей.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку