Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
3 сентября 2015, источник: Газета.Ру

«Это очень опасно — считать себя эталоном для всего славянства»

Почему западные и восточные славяне отличаются от южных, насколько близки русские, украинцы и белорусы, а также кого можно считать славянами, рассказывает отдел науки «Газеты.Ru».

В журнале PLoS ONE вышла статья «Генофонд балто-славянских популяций: синтез аутосомных, митохондриальных и Y-хромосомных данных» с итоговыми результатами многолетнего исследования международной группы генетиков и лингвистов под руководством доктора биологических наук Олега Балановского (Институт общей генетики и Медико-генетический научный центр) и академика Рихарда Виллемса (Эстонский биоцентр и Тартусский университет). О том, что удалось выяснить про генофонд славян, «Газете.Ru» рассказал руководитель работы Олег Балановский.

— Олег, кто такие славяне? В разных кругах общества это слово понимается очень по-разному.

— В научных кругах это понятие однозначно. Лингвисты выделяют разные группы языков, одна из них называется славянской. Поэтому славяне — это народы, издавна говорящие на славянских языках, которые считают это язык родным. Другое дело, что народы, говорящие на языках одной группы, часто обладают культурным и антропологическим сходством. Так что, если история связала все эти три независимые грани народа, то лингвистическое понятие может иметь и более широкое применение.

Мы как раз это и исследовали: как народы, говорящие на славянских языках (славяне), связаны друг с другом и с окружающими народами генетически.

— Объект вашего исследования — балто-славянские популяции. Почему возникло такое объединение балтов и славян?

— Это тоже идет из лингвистики, потому что балты — это ближайшие родственники славян по языку. Они куда ближе к нам, чем германоязычные, романоязычные и другие народы нашей индоевропейской семьи. И лингвисты объединяют эти языки в одну группу — балто-славянскую. Поэтому мы генетически изучили и славян, и их ближайших родственников балтов.

Да и если посмотреть на карту, то ареал восточных славян граничит с ареалом латышей и литовцев, прижимая их к Балтийскому морю.

Поэтому их логично было включить в исследование и по географическому признаку. Но мы не ограничивались только балтами и славянами, а проводили их сравнение с другими народами Европы.

— Можно ли сказать по вашим результатам, что славяне — это генетически сходная группа?

— Западные и восточные славяне генетически очень похожи друг на друга. А южные славяне представляют собой особый генофонд. При этом южные славяне похожи на своих географических соседей, они генетически сходны с другими народами Балканского полуострова. Например, хорваты, сербы, болгары генетически похожи на живущих рядом румынов, греков, албанцев, которые говорят на разных неславянских языках. Точно так же западные и восточные славяне похожи как друг на друга, так и на соседние неславянские народы. Например, на балтоязычные народы — латышей и литовцев, и отчасти на финно-угорские народы.

То есть, славяне делятся на две группы — южные и западно-восточные (их можно назвать северными), и каждая из этих двух групп, в свою очередь, генетически похожа на своих географических соседей.

— Как складывался генофонд славян?

— Когда мы начинали это исследование, то надеялись, что сможем ответить на все вопросы, начиная с прародины славян — откуда они происходят, и кончая путями их миграций.

Но оказалось, что генетика, даже когда секвенирует полные геномы, не всесильна, и многие вопросы, которые ставят археологи и лингвисты, так и остались нами не разрешенными.

В частности, мы не можем сказать ничего нового относительно прародины славян.

Но что мы увидели, так это то, что в генофонде славян очень велик компонент дославянского населения. Например, когда шла волна заселения с Новгородской Руси на Русский Север, переселенцы приносили с собой язык, религию, но включали в себя — ассимилировали — то дославянское население, которое жило на этих территориях. И если это население численно преобладало, тогда генофонд образовавшейся популяции больше походил на дославянское население, чем на генофонд пришедших славян.

Как известно по данным археологии, славянские языки распространились очень быстро и стремительно, заняв пол-Европы. Но у славян просто не хватило бы людских ресурсов, чтобы заселить эти территории. И, похоже, что в генофонде всех славянских народов преобладает тот или иной дославянский компонент. А он был разным для северных (восточных и западных) и для южных славян.

Есть много других подобных примеров, славяне — это не исключение. Например, возьмем индоевропейские народы. Индоевропейские языки, как видно из названия, распространены в Индии и в Европе. Но генетически между Индией и Европой крайне мало общего, ну только то, что они относятся к европеоидной расе, к западноевразийским генофондам.

А объяснение такое — пока индоевропейцы расселялись по половине Евразии, они ассимилировали население, которое там жило до них, впитывало их генофонд, передавая им свой язык.

Когда это — по языку уже индоевропейское — население мигрировало дальше, снова происходило распространение языка лишь с небольшим распространением генетического материала. И так языки по цепочке распространились очень широко, а генофонд во многом остался таким же, каким он был до этой экспансии индоевропейцев.

Другой яркий пример — население Среднедунайской низменности, которое в X веке было ассимилировано пришедшими с востока, из степей, мадьярами. Они установили свою власть, передали свой язык, и так сформировались нынешние венгры. Но если мы посмотрим на их генофонд, венгры очень похожи на окружающие их народы Центральной Европы, и очень мало общего имеют со своими лингвистическими родственниками — с хантами и манси Западной Сибири.

То есть, такая ассимиляция, которую мы обнаружили у славян, не является чем-то особенным. Это, скорее, не исключение, а правило формирования очень многих генофондов.

— Поскольку вы рассматривали популяции в трех измерениях — генетика, язык, география — можно ли сказать, что из них играет главную роль в формировании этноса? Насколько мне известно, лингвисты считают, что это язык.

— Да, и мы тут полностью согласны с лингвистами и этнологами. Не генофонд, а именно язык чаще всего служит маркером этноса. Возьмем северных и южных русских. Давно известны большие генетические различия между ними. Но это один язык, и это один народ, который сплавился из двух разных источников. Можно привести техническую аналогию — медь и олово соединяются в бронзу, но из одной и той же бронзы можно сделать совсем разные предметы. Так и генетика определяет «состав сплава», а индивидуальность придают язык и культура.

Главное, что образует этнос, это самосознание людей, которое обычно сопровождается своим языком.

— Я как раз хотела спросить про северных русских. Бытует представление, что их вообще нельзя считать славянами, а скорее, финно-уграми. Это неверно?

— Смотря что понимать под славянами. Это мнение исходит из абсолютно неверного, но расхожего представления, что славяне — это некая генетическая и антропологическая общность, и те, кто не похож на ядро славян по каким-то параметрам, не являются славянами. Если же определять славян по языку, как это и делается в науке, то, раз северные русские говорят на русском языке и по самосознанию — русские, значит они славяне по определению.

А если встать на противоположную точку зрения, то можно перестать считать славянами, например, сербов — раз они на нас не похожи и т. д. Это очень опасный путь — ставить в центр свою популяцию и считать себя эталоном для всего славянства, а всех, кто не похож, считать чужаками.

— Не могу не задать вопрос на актуальную сейчас украинскую тему. Даже три вопроса: являются ли украинцы отдельным генофондом, различаются ли западные и восточные украинцы и насколько украинцы генетически близки к русским?

— Мы уже 10 лет сотрудничаем с украинскими генетиками, изучили и украинский и русский генофонды вдоль и поперек, и о структуре этих генофондов можем судить достаточно подробно.

Нас удивило, что украинский генофонд оказался достаточно гомогенным на обширной территории Украины, то есть западные украинцы генетически близки к восточным.

Конечно, если смотреть «под микроскопом», всегда можно уловить отличия — даже любые две деревни будут неодинаковы. Но если сравнивать с другими генофондами Европы, украинцы входят в число наиболее однородных. Сколько-нибудь существенных различий между западными и восточными украинцами мы не обнаружили, хотя смотрели очень подробно.

Что касается украинцев и русских: сейчас очень популярны самые противоположные точки зрения, но они исходят из не вполне научных и главное, политизированных источников. Как в таких случаях часто бывает, наука дает менее прямолинейный, но более точный ответ. Русские и украинские популяции генетически очень сходны. На полученных графиках их генофонды образуют два облака, которые находятся очень близко друг к другу. Они соприкасаются, проникают друг в друга по краям, но полностью не перекрываются.

Интересно в этом плане положение белорусов. Часть белорусских популяций генетически неотличима от украинцев, а часть неотличима от русских. Получается такая картина: если рассматривать всех восточных славян, то есть украинский генофонд, который переходит без резкой границы в русский генофонд, а третий восточнославянский народ — белорусы — как бы распределен между ними.

— А что касается русских — есть расхожая фраза «поскреби русского — найдешь татарина», она подразумевает, что большое влияние на русский генофонд оказало татаро-монгольское иго. Насколько я знаю, ваши исследования это представление опровергли, так?

— Да, эти результаты получены еще несколько лет назад и с тех пор только подтверждаются. Если говорить о влиянии монгольского генофонда, то такого влияния однозначно нет. Если же говорить о татарах, тут вопрос сложнее.

Татары сами генетически европейцы, они не похожи на популяции Центральной Азии, поэтому изучать их отличия от русских и других народов Восточной Европы сложно, но интересно. Но в любом случае, русские популяции генетически очень похожи, например, на популяции белорусов и поляков, которые с татарами массово не контактировали.

— Некоторые параученые, такие как Анатолий Клесов, привязывают гаплогруппы Y-хромосомы к определенным этносам. Вы в своей статье избегаете упоминать конкретные гаплогруппы. Понятно, что любая популяция состоит из носителей разных гаплогрупп, но можно ли назвать те, которые наиболее характерны для славян в целом и их отдельных ветвей?

— Конечно, можно. То, с чем имеет дело популяционная генетика, называется генетическими маркерами. Они изначально в классической генетике названы так потому, что маркировали гены — участки хромосом. А в популяционной генетике они используются для маркирования генетических потоков.

Еще основатель геногеографии Серебровский сравнивал генофонд с морем и его течениями. Но как в море нельзя провести четкую границу между пластами воды, так и генофонд представляет собой целостную совокупность. Упоминаний гаплогрупп мы не избегаем, и даже указываем R1a как характерную черту генофонда западных и восточных славян, а гаплогруппу I2a — как характерную черту генофонда южных славян — это, впрочем, давно известно. Мы редко называем отдельные гаплогруппы как раз потому, что анализируем весь генофонд, состоящий из множества маркеров.

Беда последователей Клесова не в том, что они внимательны к отдельным гаплогруппам, а в том, что они верят, что разные гаплогруппы — это разные популяции, разные народы или, как они говорят, рода.

И верят, будто эти рода жили сами по себе, имели каждый свою историю, свои миграции и свои войны, каким-то мистическим образом отделяя себя от носителей других гаплогрупп. Клесов уверяет, что славяне изначально имели только одну гаплогруппу — R1a (она действительно у славян самая частая), а потом впитали в себя все остальные. Это построение неправильно хотя бы потому, что в генофонде славян, как мы показали, преобладает ассимилированный ими субстрат, в том числе и основная часть гаплогруппы R1a ведет не к славянским, а к ассимилированным славянами популяциям.

— Насколько полно и насколько уникально ваше исследование?

— Опубликованная статья — это итог 15 лет нашей работы, в которой участвовали и исследователи из многих стран, в которых славянские и балтские народы составляют большинство населения — России, Украины, Белоруссии, Литвы, Хорватии, Боснии и Герцеговины, а также ученые Эстонии, Великобритании и консорциум международного проекта Genographic.

И это наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов. Уникально то, что в большой группе родственных народов изучен каждый народ, причем изучен по всем трем современным генетическим системам, да и вдобавок количественно оценено лингвистическое родство между ними. Так что, в ближайшее десятилетие вряд ли можно ожидать чего-то принципиального нового в области генетики и лингвистики славянских популяций.

Автор: Надежда Маркина

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей