Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
17 сентября 2015, источник: "Российская газета"

В Екатеринбурге 90-летний сторож разрисовал школьные стены

Екатеринбургская школа N 168 похожа на картинную галерею: на стенах переливается красками целый мир, где чего только нет — пески Каракума, 33 богатыря, мишки на севере, осенняя роща и океанские глубины.

Сотни квадратных метров росписей выполнил бывший ночной сторож школы Валерий Храмов, которому на днях исполнилось 90 лет.

— Нашей школе 27 лет, — рассказывает директор школы Татьяна Вяткина. — И на протяжении всего этого времени Валерий Александрович занимается росписью стен. Сначала в блоке начальной школы, потом постепенно живопись распространилась на все три этажа.

Как объясняет самодеятельный художник, каждому этажу — своя тема. Там, где занимаются малыши, царит сказка, нарисованы «портреты» Царевны-Лягушки, царя Салтана, авангардного взвода под командованием дядьки Черномора, Бабы Яги и конька-горбунка. Другой этаж — географический, с океанами и джунглями, которые иллюстрируют природное зонирование. Третий — исторический, с картинами из жизни неандертальцев, стрельцов Ивана Грозного и так далее. Больше всего художник гордится своими пейзажами.

— Работа, посвященная временам года, учит школьников беречь природу, — объясняет пенсионер. — Через эти рисунки я говорю им: «Любите природу, она источник знаний и всей нашей жизни». Если не относиться к ней добросовестно, то за год можно ее так замусорить, что миллионами разведутся змеи и черви, и природа умрет. Я рисую, чтобы этого не произошло. Вот, например, лесничий дежурит, следит за чистотой и сохранностью леса, выращивает животных. Вот мама-медведица ловит рыбу и кормит своих медвежат. А вот про меня сюжет: до пенсии я работал в школе искусств и воспитывал молодых художников, и здесь изобразил занятие на пленэре.

По его словам, за кисти он взялся, чтобы не сидеть в пустой школе ночь напролет без дела — и с тех пор перешел на ночной творческий образ жизни. Рисовал и рисовал, покрывая красками скучные стены. Сейчас, по приблизительным подсчетам, его творчество занимает тысячу кв. метров. Возможно, это рекорд, и екатеринбургская школа может претендовать на первенство в категории самых цветных учебных заведений.

— Одна стена — 10 метров и 3,40 высотой. Один удар кисточки покрывает краской один кв. сантиметр. А теперь подсчитайте, сколько миллионов мазков я нанес, сколько души в это дело вложил, сколько энергии, — задает задачу художник.

Зачем он это делал? От необоримой тяги к творчеству, когда «руки тянутся к перу, перо к бумаге». Преодолевая сопротивление руководства — сменяющих друг друга директоров, постоянно ухаживал за своими фресками, как за малыми детьми. На каждое ночное дежурство выходил, вооружившись кистями и красками, чтобы закрасить следы времени и плоды «рукоприкладства» юных вандалов.

— Школьники не сильно понимают, зачем все эти красоты на стенах. Усы подрисовывают, скверные слова пишут, гвоздиками тычут, пачкают, — жалуется техничка. — Да и краска со временем отваливается.

А художник жалуется, что эстетические ценности прививаются юному поколению не так быстро, как хотелось бы: «Записки мне подкидывали на вахту — “Даже я рисую лучше, чем ты”. Портят стены, что тут поделаешь?».

Кроме того, «километр росписей» вызывает ежегодные замечания со стороны пожарных инспекторов — из-за пожароопасной масляной краски. Так что доживут ли расписные стены до следующего учебного года — большой вопрос.

Как показывает жизнь, судьба такого самодеятельного творчества печальна. К примеру, в прошлом веке в Екатеринбурге трудился «народный дворник России и панк-скоморох всея Руси» старик Букашкин, его холстом стал весь город: он расписывал бетонные заборы, мусорные баки и гаражи. Самодельные книжки Букашкина вошли в библиотечные фонды, в том числе библиотеки Британского музея. В Екатеринбурге открыт музей его имени, где хранятся фотографии полусотни фресок, созданных Букашкиным сотоварищи. Но от самих «монументальных» росписей не осталось ровным счетом ничего….

За кисти он взялся, чтобы не сидеть в пустой школе ночь напролет без дела — и с тех пор перешел на творческий образ жизни.

Скоротечное искусство — к такому разряду искусствоведы относят четвертьвековые труды школьного сторожа. И судьба таких самодеятельных росписей, которые выполняются если и не с мастерством, то с душой, одна, и она незавидна: их больше нет. Эксперты смогли вспомнить один-единственный пример, когда труд энтузиаста не пропал: настенные самодеятельные росписи в цехах «Уралмашзавода» рабочие сохраняют и обновляют, считая частью истории «завода заводов».

— Обидно, что этот титанический труд школьного сторожа канет в Лету. Но что тут можно сделать, кроме фото- или видеофиксации? — размышляет Наталья Чикунова, директор Екатеринбургского музейного центра «Гамаюн». — Единственный выход — искать энтузиастов, которые готовы взять шефство над этими росписями. Быть может, школьный кружок рисования готов организовать школьный музей настенной живописи. Может, найдется какая-нибудь изостудия, практику в этой школе могут проходить студенты. Одним словом, надо искать волонтеров.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей