Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
В Femen объявили о распаде движенияАктивистка Femen Яна Жданова заявила, что на Украине движение больше не существует
8 октября 2015, источник: "Российская газета"

На Южном Урале частные дома престарелых получат субсидии

За последние десять лет в Челябинской области очередь в госучреждения стационарного социального обслуживания для пенсионеров и инвалидов выросла в пять раз.

В то же время частные пансионаты простаивают полупустыми. Региональные власти решили предоставить льготы и преференции бизнесу, чтобы сообща ликвидировать очередь.

От госзаказа до концессии.

Социальная сфера всегда была малопривлекательной для частных инвесторов: виной тому низкая рентабельность, высокие риски и монополия государства, предоставляющего услуги населению даже в том случае, если они априори убыточны.

— Пару лет назад соцсфера была неинтересна бизнесу, потому что прежнее законодательство лишь формально допускало наличие негосударственного сектора соцобслуживания, но никаких механизмов привлечения частных инвесторов не предусматривало, — говорит начальник управления министерства социальных отношений Челябинской области Александр Гусев.

По его словам, если раньше практически все учреждения, оказывающие социальные услуги населению, были казенными, то сейчас ситуация меняется в корне: привлечение частных инвесторов в соцсферу и совместная реализация проектов стали едва ли не главной задачей чиновников. В Челябинской области к этому оказались готовы. Для начала утвердили стандарты соцобслуживания, которые являются своеобразным эталоном качества услуг и фильтром от недобросовестных поставщиков.

— С помощью стандартов любой инвестор может оценить, стоит ли ему вообще идти в эту сферу, — комментирует Александр Гусев. — Если частная организация соответствует установленным критериям, она может быть включена в региональный реестр поставщиков соцуслуг и в этом случае претендовать на бюджетное финансирование.

Пока в областном реестре только одна негосударственная организация, занимающаяся стационарным обслуживанием пожилых людей. Обратившемуся туда пенсионеру предоставят койко-место в порядке очереди, а компании компенсируют расходы из бюджета.

Другой возможный вариант, работающий на сокращение очереди, — госзаказ и проведение голландских аукционов. Законодательство позволяет многие социальные услуги выставлять на торги. Не исключено, что в ближайшее время такие лоты появятся и в Челябинской области.

Однако пока региональные власти более предпочтительным видят заключение с частными инвесторами концессионных соглашений или совместную реализацию проектов в рамках государственно-частного партнерства (ГЧП). При этом готовы предоставить предпринимателям здания из фонда областного имущества по льготным ставкам аренды и без проведения торгов. Правда, затраты на ремонт и оснащение необходимым оборудованием лягут на плечи инвестора. Это, как известно, львиная доля расходов, но и их предлагается частично компенсировать путем обнуления ставки налога на прибыль.

Такой механизм еще и предусматривает в дальнейшем выкуп здания инвестором — в отличие от концессии, при которой, наоборот, обычно практикуется передача всего имущественного комплекса государству. Как сообщили в министерстве социальных отношений Челябинской области, проект концессионного соглашения еще не подготовлен: эта работа будет вестись только в диалоге с потенциальными концессионерами, коих пока тоже нет.

Затратное место.

В Челябинской области сегодня работают 18 госучреждений стационарного обслуживания, в которых проживают свыше четырех тысяч человек. За последние годы в регионе открыто несколько психоневрологических интернатов, современный геронтологический центр, но, несмотря на это, очередь продолжает расти. Если десять лет назад места в домах престарелых ожидали около сотни человек, то сегодня их в пять раз больше.

Прогнозы демографов неутешительны: в ближайшие годы число стариков на Южном Урале еще вырастет. Как показывает практика, не все родственники пожилых и больных людей в состоянии ждать полгода и больше, некоторые не готовы к прохождению медкомиссии и сбору объемного пакета документов. Гораздо проще и быстрее обратиться в частный пансионат, здесь главное — оплатить услуги.

На Южном Урале подобных учреждений около десяти. Речь об официально действующих организациях, которые у всех на виду: активно размещают рекламу, имеют сайты и платят налоги. Вместимость каждого — не более 40 человек. Точное количество коммерческих пансионатов определить сложно, ведь этот вид деятельности сегодня не регламентируется и не лицензируется. Можно просто переоборудовать садовый домик под частный пансионат, если клиенты найдутся.

Добросовестные предприниматели, арендующие здания с приличным ремонтом, не скрывают: обеспечить 100-процентную наполняемость частных пансионатов мало кому удается. Поэтому интерес бизнеса к гарантированному потоку клиентов, который может обеспечить государство, на самом деле большой. Но малый бизнес отчасти пугает сложность концессии и долгосрочность ГЧП, поэтому для него более предпочтителен простой механизм субсидирования затрат. Открыл бюджетное место — получи компенсацию из областной казны.

В Челябинской области сейчас обсуждают размер субсидии — пока речь идет о 14 тысячах рублей в месяц на одно койко-место. Отметим, что на уход за пожилым человеком в госучреждении направляется в среднем от 20 до 24 тысяч, причем в эту сумму не входят затраты на аренду здания, его содержание, не включена сюда и инвестиционная составляющая (закупка оборудования, расходных материалов), а также прибыль, которая имеет значение для частника.

— Для негосударственной организации согласие на получение такой субсидии — это верный путь к банкротству, — говорит директор частного пансионата в Челябинске Игорь Белов. — Работать придется себе в убыток, за гранью рентабельности.

Плата за содержание постояльца в таких учреждениях составляет на Южном Урале 25−30 тысяч рублей в месяц. В эту сумму зачастую не включаются расходы на медикаменты, которые родственники вынуждены закупать отдельно. По словам предпринимательницы Людмилы Хашовой, сегодня едва удается сдерживать стоимость услуг, чтобы не потерять клиентов, ведь цены на продукты, расходные материалы, постельное белье, бытовую химию с начала года выросли на 10−20 процентов.

— Мы и так оптимизировали расходы: никакой сверхприбыли в этом бизнесе нет и никогда не было, да и откуда ее взять? С больных старых людей? — говорит она. — Если бы государство разрешило такой вариант — помимо бюджетной субсидии доплату со стороны родственников, он был бы востребован.

Владелица частного пансионата в Копейске Лилия Шустикова отмечает, что наличие господдержки предполагает не только высокую ответственность, но и необходимость соблюдения стандартов соцобслуживания.

— Чтобы открыть бюджетные места, порой требуется полная реорганизация, — говорит она. — Есть требования, которые практически невыполнимы, к примеру, размер площади на одного проживающего. Сейчас в комнате размещаются 3−4 человека, тогда как по нормативам там должно быть не более двух. Но в этом случае пансионат вместо 40 человек сможет принять от силы 20. Тогда вообще не выживем.

Менталитет мешает.

Пока местные компании торгуются за увеличение размера субсидии, возможно, на рынок социального обслуживания Южного Урала зайдут крупные сетевые фирмы из Москвы и Санкт-Петербурга, где данный вид услуг развит достаточно хорошо. Не исключено заключение концессионных соглашений даже с компаниями с участием иностранного капитала.

— В Челябинской области пока мало кто из предпринимателей хочет вкладываться в этот бизнес, хотя в Центральной России он уже успел укрепиться, — рассказывает Игорь Белов. — Среди причин, тормозящих его развитие в регионе, — провинциальные стереотипы: большинство южноуральцев не определит родителей в дома престарелых в силу менталитета и боязни косых взглядов со стороны. В результате негативная оценка накрепко прилипла и к нашему бизнесу, но уверен, что скоро она изменится.

Повлияет ли на устои жизни в регионе интенсивное развитие частных пансионатов и рост качества услуг в них, покажет только время. Пока же большинство семей в сложной ситуации решается нанять сиделку, хотя ее услуги стоят почти в два раза дороже — 1,5 тысячи в сутки вместо 800 рублей за день размещения в недорогом частном доме престарелых.

компетентно.

Татьяна Никитина, министр социальных отношений Челябинской области:

— Существует три формы социального обслуживания населения: стационарное, полустационарное и обслуживание на дому. Сегодня мы не можем в полном объеме оказывать услуги в стационарных учреждениях. Область каждый год наращивает количество мест, но очередь все равно остается и даже увеличивается. При этом согласно поручению президента РФ к 2018 году она должна быть полностью ликвидирована.

Тем временем.

Первые бюджетные места планируется открыть в одном из ведущих частных пансионатов Челябинска уже в начале следующего года.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей