Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Роспотребнадзор дал советы посетителям барбершоповВедомство опубликовало детали, на которые следует обращать внимание при посещении мужских салонов красоты
9 октября 2015, источник: Русская служба Би-би-си

За что тунисскому Квартету дали Нобелевскую премию мира?

Би-би-си спросила экспертов о тенденциях при выборе лауреатов премии и о том, что означает ее последнее присуждение.

Источник: Reuters

Нобелевский комитет присудил премию мира тунисскому Национальному квартету посредников за их вклад в переход страны к демократии.

Группа представителей четырех общественных организаций была образована в 2013 году — через два года после так называемой Жасминовой революции, давшей начало «арабской весне».

Квартет «основал альтернативный, мирный политический процесс, когда страна была на пороге гражданской войны», сказала председатель нобелевского комитета Каси Кулман Файв.

Русская служба Би-би-си спросила экспертов о тенденциях при выборе нобелевских лауреатов мира и о том, что означает ее присуждение тунисскому Квартету.

Константин Эггерт, ведущий и обозреватель радиостанции «Коммерсант FM», эксперт института Legatum в Лондоне

Во-первых, это первая премия, которая присуждена при новом председателе нобелевского комитета, а при прежнем Торбьерне Ягланде очень много было, мягко говоря, неоднозначных решений.

Это решение, по-моему, вполне логичное и однозначно положительное в свете того, что происходит сейчас на Ближнем Востоке. Тунис — действительно одна из немногих стран региона, которой удалось избежать кровавой смуты на своей территории. Более того, стоит вспомнить, что Тунис — это колыбель так называемой «арабской весны», и сегодня ситуация там неидеальная, но действительно намного лучше, чем в ряде других стран Ближнего Востока.

Нобелевский комитет как бы говорит — вот как нужно разрешать гражданские конфликты, вот как нужно избегать гражданской войны. И мне кажется, что именно в этом смысле нынешняя премия очень уместна и своевременна.

Парадоксальным образом премию можно было присудить не только Квартету, но и собирательному образу тунисского учителя. Дело в том, что созданная французами и затем сохраненная в середине 50-х годов властями независимого Туниса система образования, построенная по французскому образцу, в стране охватывает всех, основывается на светских принципах и по сути дела в значительно большей степени, чем во многих других арабских странах, создает граждан. Поэтому эта премия, несомненно, — это успех не только непосредственно Квартета, но и политической и образовательной системы Туниса.

Мне кажется, что громкие имена еще будут в истории Нобелевской премии мира, однако, скорее всего, при нынешнем председателе, который является председателем консервативной партии Норвегии, немножко изменится стилистика премии. Я думаю, что больше внимания будет уделяться не популярным среди западных левых героям развития третьего мира, а политзаключенным, людям, ведущим политический диалог и соответствующим организациям.

Я полагаю, что на самом деле присуждение премии Малале Юсуфзай [пакистанская правозащитница, лауреат премии 2014 года] было, может, и неплохим, но все-таки несколько преждевременным — девочке всего 17 лет, но, конечно, оно было символическим — в хорошем смысле этого слова. Надеюсь, что при новом секретаре норвежского нобелевского комитета премия вернет себе ту репутацию, которую она в значительной степени растеряла за последние годы секретарства Торбьерна Ягланда.

Василий Кузнецов, руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН

Я оцениваю это как в высшей степени справедливое решение, потому что действительно Квартет сыграл очень важную роль в том, чтобы минимизировать насилие в современном Тунисе, в том, чтобы успешно завершился этот переходный демократический период, чтобы была установлена демократическая форма власти. Это очень правильное решение, потому что на фоне того, что происходит сегодня в арабском мире, на фоне разрушения государственности Ливии, гражданской войны в Сирии, дестабилизации Ирака, «Исламского государства», войны в Йемене, Тунис оказывается единственным примером успеха.

Конечно, говорить о том, что этот тунисский опыт может быть распространен на другие страны сложно, потому что были попытки использования его в Ливии, но нельзя забывать, что вот эти четыре организации, которые входят в Квартет, — это организации гражданского общества. Именно благодаря активному гражданскому обществу Тунису удалось то, что ему удалось.

На сегодняшний день, к сожалению, ситуация такова, что сложно говорить о том, чтобы кто-то из политических или духовных лидеров Ближнего Востока мог бы претендовать на эту премию. Может быть, в будущем [может претендовать ] Барзани [Масуд Барзани — лидер Демократической партии Курдистана]. Ведь вклад, который вносят курды в борьбе с ИГИЛ [другое название экстремистской группировки «Исламское государство"] — конечно, очень важен.

В данном случае премия вручена за некое реальное достижение — в стране с 11-миллионным населением не допустили гражданской войны. К сожалению, лидеры глобальных держав всегда, во-первых, более противоречивы, во-вторых, чего уж греха таить, вряд ли что президент Обама, что президент Путин может сегодня претендовать на премию мира.

Федор Лукьянов, глава Совета по внешней и оборонной политике, политолог

Из всех вариантов, которые обсуждались букмейкерами и теми, кто пытается предугадать шансы, этот выбор, конечно, наименее противоречивый и наиболее естественный.

По сути подхода нобелевский комитет сегодня хочет, чтобы решения его влияли на текущую политику, то есть каким-то образом стимулировали те процессы, которые членам комитета кажутся необходимыми. Этот подход всегда проявлялся, но особенно в последние годы мы видим достаточно высокую политизацию в том смысле, что они не боятся иногда очень рискованно устремляться в самую гущу текущей политики.

И в этом смысле выбор тунисских общественных деятелей — вариант почти беспроигрышный, потому что это все-таки не политики, как, например, Барак Обама, премия которому, я думаю, войдет в историю как некий конфуз и очень странное, ничем не объяснимое решение. Это люди, которые действительно внесли вклад в мирное развитие, а самое главное — и, я думаю, это стало причиной присуждения — что при том кошмаре, который творится сейчас на Ближнем Востоке, Тунис позволяет хотя бы отчасти считать себя успешным, то есть там есть какая-то положительная динамика.

Нобелевский комитет просто очень хочет показать, что не надо опускать руки, что есть свет в конце тоннеля на Ближнем Востоке.

Тот же пример Обамы показывает, насколько ошибочна тактика присуждения премии «большим именам», насколько это ошибочный подход. С Обамой вообще странная ситуация была, там премию дали авансом, и сейчас вспоминать об этом вообще несколько странно.

Поэтому поиск людей и организаций, которые вносят вклад в позитивное развитие мира, но при этом не могут или, во всяком случае, не должны дискредитировать себя дальнейшей деятельностью — то есть это не действующие политики: либо отставные, либо просто общественные фигуры — это, скорее всего, будет правилом, так как действующим политикам в современном мире ну очень уж рискованно давать такие премии.

BBC В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. "Русская служба Би-би-си" не несет ответственности за их содержимое.
Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку