Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
23 октября 2015, источник: Meduza

Норвежский сериал «Оккупация». Коротко. О чем говорится в политическом триллере о завоевании Норвегии Россией

В Норвегии уже месяц показывают «Оккупацию» — самый дорогой сериал в истории страны. Речь в нем идет о том, как Россия оккупировала Норвегию «в целях защиты энергетической безопасности ЕС».

Источник: Meduza

По заданию «Медузы» Александр Поливанов посмотрел на норвежском языке первые четыре серии «Оккупации» и рассказывает, о чем они и как в сериале, который уже вызвал недовольство российского посольства в Норвегии, показана Россия.

Предуведомление: Поскольку норвежский канал TV2 показал пока только четыре серии из десяти, все высказывания в тексте носят предположительный характер: не исключено, что и основа сюжета, и образ России в фильме сильно изменятся к концу сериала. Материал также содержит спойлеры — если вы хотите посмотреть «Оккупацию», его лучше не читать. Правда, пока непонятно, выйдет ли когда-нибудь «Оккупация» по-русски и можно ли будет посмотреть сериал легально (да и нелегально) хотя бы с английскими субтитрами.

В чем сюжет сериала? В недалеком будущем «зеленые», находящиеся у власти в Норвегии, решают полностью отказаться от добычи нефти и газа. Это создает нестабильность в Европе, которая лишается поставок топлива из Норвегии. Россия «вынуждена» отреагировать и ввести ограниченный контингент войск (скорее даже спецслужб) в Норвегию, чтобы возобновить и проконтролировать производство на нефтегазовых платформах. Формально Россия (почти) не вмешивается в дела другого государства, но сами жители считают это оккупацией — тем более, что российские спецслужбы не торопятся уходить даже после возобновления добычи. На фоне политических дел разыгрывается несколько личных драм.

О чем сериал? Многие (в том числе и в Норвегии) считают, что главная тема сериала — страх скандинавской страны перед русскими и опасения относительно ее независимости. Это не так. Главная тема сериала — о том, как легко «ломается» демократия в столкновении с недемократической системой. Этот мотив показан на разных уровнях — от премьер-министра до владельца ресторана и журналиста. Едва ли не перед каждым героем сериала встают базовые демократические вопросы: может ли власть обманывать народ и заключать сделки под дулом пистолета? Можно ли поступиться свободой прессы ради борьбы с терроризмом? Всегда ли правилен принцип верховенства закона и независимости судебной от исполнительной власти? Хороши ли все средства для поимки преступника? От этого недалеко и до базовых нравственных вопросов: можно ли сотрудничать с оккупантами — например, обслуживать их в ресторане? можно ли считать «оккупацией» то, что, на первый взгляд, не затрагивает твоих личных свобод? может ли быть оправдано насилие, если оно направлено на оккупантов?

В этом смысле неважно, что в сериале показана именно Россия. Речь идет об агрессивной внешней недемократической силе — неслучайно автор идеи писатель Ю Несбе говорил, что если бы Норвегия граничила не с Россией, а, скажем, с Китаем, то он бы выбрал в качестве «образа врага» именно Китай.

Как показана в сериале Россия? Как агрессивная недемократическая страна с очень сильными спецслужбами. По сюжету сериала не проходит и часа с тех пор, как премьер-министр Норвегии объявляет о закрытии нефтяных и газовых месторождений, а его уже похищают хорошо вооруженные и говорящие на русском языке спецназовцы. Они действуют жестко, их стиль проведения переговоров — ультиматумы. Они не останавливаются перед убийством, хотя фактически Норвегия оказывается в оккупации в результате всего лишь одного выстрела (жертвой стал случайный свидетель похищения премьер-министра).

Они организовывают слежку за подозрительными с их точки зрения норвежцами, требуют выдачи попросивших политическое убежище чеченцев — в общем, ведут себя как «хозяева ситуации». При этом, повторим, российские спецслужбы очень эффективны — когда норвежцы не могут раскрыть теракт, они обращаются к россиянам, и выясняется, что те уже все знают — и имена, и мотивы, и даже выследили преступников с помощью дрона.

Влияет ли на образ россиян в фильме ситуация на Украине и в Сирии? Соблазн так подумать есть. Российские спецслужбы в фильме ведут себя так, как вели себя «вежливые люди» в Крыму, а посол России в Норвегии (ее прекрасно играет Ингеборга Дапкунайте) нет-нет да и произносит слова, которые мы могли бы услышать от министра иностранных дел Сергея Лаврова и президента Владимира Путина.

Оккупацию Норвегии она объясняет «интересами народа», а само вторжение называет «обеспечением безопасности». Да и вообще Россия не оккупировала Норвегию, а просто «любезно согласилась помочь» ей возобновить производство. Жесткость героини Дапкунайте ассоциируется с жесткостью Путина на внешнеполитических переговорах.

И все же допущение об украинском или сирийском «следе» кажется ошибочным. Наброски к первым сериям Несбе сделал еще в 2008 году, несколько лет ушло на согласования и производство фильма. Снималась «Оккупация» до событий в Сирии и во время событий на Украине — вряд ли большие изменения вносились по ходу съемок. Скорее надо искать отсылки в более старым историческим сюжетам — например, в присоединении к Советскому Союзу Прибалтики, которое тоже произошло без военных действий и при формальном соблюдении законности. Тем не менее, нельзя исключать, что сами актеры, размышляя как сыграть ту или иную сцену, думали о внешнеполитической ситуации.

Что в сериале непривычно для россиянина? В принципе, все.

Журналистов, наверняка, поразит то, как легко местным сотрудникам СМИ взять интервью у премьер-министра — один из журналистов умудряется сделать это едва ли не несколько раз за день. Сам премьер-министр явно боится прессы, но не отказывается от интервью и дебатов, причем в самый ответственный момент.

Сотрудников правоохранительных органов может удивить то, как «связаны руки» у местных полицейских. Они даже не могут провести выемки в местной газете, которая опубликовала интервью с террористом.

Для российского глаза необычно и то, как показана власть в Норвегии. Премьер-министр — это прежде всего человек, а не политик. Со своими слабостями, со своими заботами помимо исполнения рабочих обязанностей. У него беременная жена (в третьей серии она рожает), премьер нянчится с маленьким ребенком — и это в то время, когда его страну оккупировали.

Взгляд на каждого героя сквозь призму его личных проблем, отношений с детьми и супругами, их общий «негероизм» очень необычен для России. Никто не кидается грудью на амбразуру, а власти отказываются от обострения конфликта с Россией, так как понимают, что их армия намного слабее и война приведет к жертвам. Сцена, в которой премьер-министр репетирует речь в туалете, — в порядке вещей. Или вот еще один характерный эпизод: один из главных героев, работающий охранником премьер-министра, узнает, что, возможно, скоро война. Он звонит жене и просит забрать из школы ребенка. Она ему отвечает: нет, сегодня твоя очередь, не хочу ничего знать о твоей работе, у меня дела.

Как на сериал реагируют в Норвегии? Его смотрят и очень активно обсуждают. Уровень дискуссии тоже удивителен: например, колонку в газету пишет лидер норвежских «зеленых» Расмус Ханссен. Он вежливо отдает должное создателям сериала, но объясняет, что не надо в одном из главных героев «Оккупации» видеть его, Расмуса Ханссена; позиция персонажа, в котором угадывается политик, в чем-то похожа на его, а в чем-то совершенно отличается. Многие сериал критикуют — и за «натяжки», и за создание образа врага, и за нелицеприятное изображение Норвегии (российские спецслужбы, не имея на это никаких прав, задерживают одного из норвежцев прямо в День независимости, главный праздник в стране). Все это, понятное дело, только увеличивает рейтинг сериала.

«Оккупацию» стоит посмотреть? Да.