Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
30 октября 2015, источник: "Российская газета"

Пермскому омбудсмену стали чаще жаловаться на ЖКХ

В 2015 году в Пермском крае увеличилось количество обращений в адрес регионального уполномоченного по правам человека. По сравнению с прошлым годом, на шесть процентов.

Источник: "Российская газета"

При этом больше всего жалоб связано с нарушением экономических и социальных прав, почти вполовину увеличилось число обращений, связанных с культурной тематикой. А вот притеснений пермяков в политической или гражданской сферах стало гораздо меньше.

Какую помощь получают у омбудсмена пермяки, «Российской газете» рассказала уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина.

— Татьяна Ивановна, с какой тематикой приходят в вашу приемную жители края?

Татьяна Марголина: В этом году обращения граждан в основном носят социальный характер. В первую очередь это вопросы ЖКХ и здравоохранения. Достаточно много случаев, связанных с нарушением прав военнослужащих. Есть жалобы на работу полиции и судопроизводство.

Информация о самых серьезных проблемах в обществе доходит до нас с помощью коллективных жалоб. И это понятно, ведь писать их заставляют именно неразрешимые ситуации. Для меня это сигнал, что тогда речь идет о системной проблеме.

О самых серьезных проблемах омбудсмену доносят путем коллективных жалоб — писать их заставляют самые неразрешимые ситуации.

Как правило, особенного внимания требуют ситуации, если на прием приходят не женщины, которые быстрее и эмоциональнее реагируют на проблемные ситуации, а мужчины. Так, к примеру, было в Красновишерске и Оханске, где инициаторами обращения были как раз представители сильного пола.

В этих районах органы местного самоуправления решили перевести часть домовладений на индивидуальное теплоснабжение, подразумевающее демонтаж существующей системы централизованного. Люди воспротивились грядущим изменениям, посчитав, что в условиях наших уральских зим это не безопасно. Тем более, что такие планы местной власти не оставляли им права выбрать между индивидуальным и коллективным способом отопления.

Мы обратились в администрацию губернатора края и в надзорные органы. В настоящее время возможность получения тепла за счет центральной системы теплоснабжения в Красновишерске сохранена полностью, в Оханске частично.

— Как скоро краевые власти реагируют на ваши замечания?

Татьяна Марголина: В Прикамье, судя по статистике в общем по регионам РФ, процент восстановленных прав выше, чем в других регионах. Как раз потому, что у нас власть оперативно реагирует на наши обращения. Более того, правительство Пермского края первым в стране приняло специальный регламент реагирования на ежегодный доклад уполномоченного по правам человека. И эта тенденция транслируется и на уровне муниципалитетов и поселений.

Приведу пример, когда в Кудымкаре и в Октябрьском районе люди обратились с жалобой, что вынуждены жить в практически непригодных для жизни домах. Правительство создало комиссию, привлекло к решению вопроса профессионалов на общественной основе. Хотя, замечу, прямой ответственности у правительства за это нет.

— Одной из самых актуальных стала в 2015 году медицинская тематика. Какие проблемы можно отметить особо?

Татьяна Марголина: Здравоохранение продолжает оставаться одной из тех сфер, где время от времени возникают системные сбои. В этом году было много обращений по вопросам расторжения контрактов с руководителями медицинских учреждений. (Напомним, по решению министерства здравоохранения Пермского края осенью не продлены трудовые отношения более чем с тридцатью руководителями медучреждений, из них с шестнадцатью главврачами больниц. — прим. ред.).

Мы обсуждали тему гарантии защищенности этой категории работников с заместителем председателя правительства края Ольгой Ковтун. Принято решение, что во всех медицинских учреждениях кандидатура руководителя будет утверждаться на конкурсной основе, а трудовой контракт — заключаться сроком не на год, как это было раньше, а на три или пять лет. И тут речь идет не только о социальной защищенности или незащищенности руководителя, но и о перспективах развития всего учреждения. Ведь оно должно иметь долгосрочный план развития, а если у руководителя горизонт планирования ограничен годом, то это сужает перспективы всего коллектива.

При этом надо выработать объективные критерии оценки качества работы и результативности руководителей учреждений.

Кроме того, в медучреждениях решено создать резерв руководящих кадров, и высвобожденные ранее руководители тоже будут иметь возможность участия в конкурсах.

— Какие, на ваш взгляд, критерии оценки руководителя обязательно должны присутствовать в этом перечне?

Татьяна Марголина: Не буду касаться сейчас чисто профессиональных качеств, хотя, конечно, надо обязательно учитывать приоритеты — снижение смертности, увеличение продолжительности жизни.

Но есть пункты, на которых я буду настаивать. Должность главврача — публичная, поэтому надо подумать, как при назначении руководителя учитывать общественное мнение.

Ведь если много людей жалуется на деятельность учреждения — это проблема. К примеру, я приезжаю в Чердынь, и мне выдают целый список так называемых узких медицинских специалистов, на прием к которым в силу разных причин невозможно попасть. Это свидетельствует о недоступности медпомощи. И это зона ответственности не только муниципальной власти, но и главврача.

Если к нам идут жалобы на неэтичное отношение врача к пациенту — а их в этом году по краю было достаточно много — значит, здесь что-то системно не урегулировано. И очень важна профилактическая работа. Ведь это ответственность руководителя учреждения.

Поэтому считаю, будет правильным учитывать при назначении в том числе и жалобы населения.

— Какие из них особенно часто встречаются в Вашей почте?

Татьяна Марголина: Продолжают поступать жалобы от жителей отдаленных территорий на проблемы межуровневого взаимодействия медицинских учреждений при транспортировке пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Кроме того, есть жалобы на длительное, от месяца до трех, ожидание приема в краевом онкологическом диспансере. Причем даже для пациентов с соответствующим диагнозом. И это недопустимо.

Мы уже обсудили эти проблемы, но, считаю, будет целесообразным обсуждить их еще раз в ноябре на медицинском форуме.

Бурно обсуждается ситуация с жильем для детей-сирот. К части домов, сданных для них в Перми, например, не подведена вода. Много и других вопросов.

Татьяна Марголина: В июле по моей инициативе состоялось межведомственное совещание по проблемам социальной интеграции детей-сирот при переселении в специализированный жилищный фонд на территории края. И уже при его подготовке стали очевидны вопросы, требующие решения и последующего внимания общества.

Например, налицо неготовность и неумение повзрослевших сирот самостоятельно проживать в собственном доме. Начиная от управления домашним бюджетом до соблюдения норм правопорядка. В настоящее время министерством социального развития края организовано социальное сопровождение таких молодых людей на местном уровне.

Я уже побывала в домах, где живут дети-сироты в нескольких районах края, посмотрела, какая складывается практика. Будем наблюдать, как развиваются дела и достаточно ли просто усилить социальное сопровождение, или пора решать вопрос по-другому.

Кстати, мы пристально изучили вопрос — есть ли у сироты право выбора того или иного дома для проживания. И выяснили, есть. На сегодня муниципалитеты предложили министерству ЖКХ и строительства рассмотреть возможность точечного приобретения жилых помещений для лиц данной категории.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку