Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Ученые заявили об опасности вымирания умных людейБыть умным невыгодно в эволюционном плане — дети умных родителей будут оставлять меньше потомства
4 февраля 2016, источник: "Российская газета"

Гостей Нацмузея Татарстана пустят в запасники

В этом году Национальный музей Татарстана планирует приоткрыть для посетителей «святая святых» — фондохранилище. Большинство экспонатов, находящихся здесь, никогда не выставлялось. Корреспонденту «РГ» посчастливилось побывать в этом удивительном месте.

Век тому назад

Не секрет, что на выставках мы видим лишь малую часть того, что хранится в музеях. Сколь большой ни была бы экспозиционная площадь, ее не хватит, чтобы показать все, что скопилось за века. И Национальный музей РТ (НМ РТ), один из крупнейших и старейших в России, тому яркое подтверждение. В его запасниках более 900 тысяч экспонатов!

Чтобы попасть в сокровищницу, нужно пройти через главное выставочное здание во внутренний двор музейного комплекса. В одном из его корпусов и располагается фондохранилище. Разумеется, здесь действует строжайшая пропускная система. И далеко не все научные сотрудники Нацмузея РТ могут сюда войти. Теперь руководство учреждения думает, как сделать запасники более открытыми для посетителей. Ну, а пока в качестве разведчиков пригласили журналистов, так сказать, протоптать тропинку.

Главный хранитель НМ РТ музея Фания Степанова перед началом экскурсии дает маленькую справку. Музей открылся 5 апреля 1895 года. В основе собрания 40-тысячная коллекция ученого и мецената Андрея Федоровича Лихачева, а также экспонаты научно-промышленной выставки 1890 года. Собственно, с этого момента в хранилище и стали стекаться предметы.

— Ежегодно мы получаем 2−3 тысячи экспонатов, — рассказывает главный хранитель, заместитель гендиректора НМ РТ Фания Степанова. — Их сортировка и маркировка требует большого труда. В зависимости от характеристик они распределяются по отделам: документальный, книжный, изобразительный, вещевой и научно-естественный.

К сожалению, условия хранения оставляют желать лучшего. Запасники нуждаются в современном оборудовании для регулирования температуры и обеспечения необходимого микроклимата. Старинные вещи защищают от пыли, просто прикрывая бумагой. Мебель в помещениях начала XX века и сама уже годится в экспонаты.

Дедушка самовара

Если вы думаете, что в запасниках оседают исключительно находки археологов и дары коллекционеров антиквариата, то ошибаетесь. Здесь вполне могут оказаться вещи из ваших чуланов и антресолей. И в первую очередь это относится к вещевому фонду. Уж его-то хранители понимают, что даже самый обыденный предмет со временем превращается в ценный экспонат.

Мы находимся в небольшой комнате, заставленной по периметру высокими, под самый потолок стеллажами. А на полках плотными рядами стоят самовары, колокольчики, подсвечники, граммофоны. Такой концентрации истории не найдешь ни в одной музейной галерее. Вот уж где она в буквальном смысле расставлена по полочкам!

А в центре на столе заведующая отделом Елена Адрианова разложила специально к нашему приходу еще пару десятков примечательных экспонатов.

— Вещи всегда окружают человека. Они настолько быстро видоизменяются и уходят из повседневной жизни, что мы подчас этого даже не замечаем, — говорит она. — Всего здесь около пятнадцати тысяч единиц хранения. Это бытовая утварь, техника, мебель. Есть у нас очень интересная коллекция самоваров. В основном тульских мастеров.

Первым делом хранитель познакомила нас с дедушкой русских самоваров — сбитенником. В нем, как легко догадаться, варили некогда популярный в Российской империи сбитень — согревающий медовый напиток с травами и пряностями. Здесь же хранится и прабабушка современных мультиварок — самовар-кухня. От обычного такое приспособление отличается тем, что у него нет краника. В нем варили супы и каши. Некоторые были разделены на четыре отсека, что позволяло одновременно готовить разные блюда. Самовары-кухни были незаменимы в дальних поездках.

Проследить историю технической мысли в вещфонде можно и на примере осветительных приборов. Начиная со старинного деревенского «гаджета» под названием светец. Это металлическая подставка для лучины. А какие подсвечники делали! Например, винтообразные, похожие на большую металлическую стружку. Просто, стильно и функционально. Когда свеча уменьшалась, ее с помощью специального подъемника выкручивали вверх по спирали. А вот более изысканный вариант — бронзовый подсвечник в виде фонарщика, который взбирается по лестнице, чтобы зажечь фонарь.

На самых нижних полках стеллажа — предметы, которые совсем недавно стали превращаться в антиквариат. Пишущие машинки.

— Наша коллекция изрядно пополнилась в 1990—2000 годах, — говорит Елена Адрианова. — Когда у людей появились компьютеры, они понесли машинки нам.

Теперь они, незаменимые еще каких-то тридцать лет назад, вполне органично смотрятся по соседству с патефонами и керосиновыми лампами.

Секрет свистящих стрел

Хранитель Ильсур Газизуллин знакомит нас с этнографическим материалом, собранным в запасниках.

— Перед нами коллекция русских прялок. По ним можно легко определить губернию, — уверяет он. — Вот Северная Двина, вот Ярославская губерния, а вот мореный дуб, значит, Нижний Новгород.

Через секунду Ильсур Газизуллин уже достает огромный деревянный круг с загадочными отверстиями, которые закручиваются от центра и образуют спираль. Это якутский народный календарь. Каждая дырочка — день недели. А праздничные и воскресные дни отмечены деревянными шариками.

— Хотелось вам немного и «степь» показать, — переходит хранитель к следующей теме. — Я сам из семьи ногайцев. У нас хорошая коллекция седел и луков. А вот свистящие стрелы (с дырочками в закругленных наконечниках. — Прим. автора) — мои любимые экспонаты. Но я никогда не слышал, какой звук они издают в полете. И у меня есть идея: я буду держать щит, а кто-нибудь в меня выстрелит. И тогда будет ясно, это просто психологическое оружие, которое пугает человека, или трассер, указывающий направление стрельбы.

Все-таки хранители — это какая-то удивительная порода людей, они не похожи на обычных музейных экскурсоводов.

Какое же хранилище без древних свитков и манускриптов! В фонде музея более 1600 редких документов. Главный раритет — тарханный ярлык крымского хана Сахиб-гирея, который правил в Казани в 1523 году. Единственный сохранившийся документ эпохи Казанского ханства. Написан он на татарском языке в арабской графике. Подобные ярлыки давали право на налоговые льготы.

Еще один ценный экспонат — ввозная грамота XVI века, данная казанским воеводой Долгоруковым помещику Змееву. Перед нами разворачивают пятиметровый свиток-столбец во всю его длину. Впечатляет. Чтобы составить такое полотно, понадобилось 14 склеек. Заканчивается документ черной восковой печатью с изображением змея Зиланта и надписью «Царство Казанское».

От колибри до самолета

Недолгий переход по узким коридорам со сводчатыми потолками, и мы оказываемся в тропиках. Экзотические птицы и звери смотрят на нас из застекленных шкафов. Зрелище завораживающее и жутковатое. Это отдел естественной истории. По словам хранителя Фарида Казакова, здесь более семи тысяч экспонатов. Это минералы и палеонтологические находки, но самое интересное — зоологическая коллекция: чучела животных. Самое старое из них, чучело волка, было изготовлено в Москве в 1897 году. Многие закупались за границей. Например, коллекция колибри «прилетела» в Казань из Британии. В нее вошли 32 птички удивительной красоты. Самая маленькая, относящаяся к знаменщикам мохноногим, весит всего два грамма.

Есть здесь и коллекция бабочек, многие из которых по размерам превосходят этих птиц. К примеру, размах крыльев совки агриппы достигает 32 сантиметров.

Казалось бы, чем еще можно было здесь удивить? Но хранителям это удалось. Под конец экскурсии нас провели по лабиринтам запасников в просторное помещение, где мы увидели… самолет. Легендарный деревянный самолет времен Великой Отечественной войны По-2. Когда-то он входил в основную экспозицию музея, и горожане его очень любили. Но после пожара 1987 года самолет перебрался сюда.

— Он сделан на казанском авиационном заводе в 1945 году. Но в войне не участвовал, — рассказывает Елена Адрианова. — А подобные ему аппараты доставили немало хлопот немцам. Поначалу враги их презрительно называли «Рус фанер». Но позже за сбитый По-2 летчиков стали награждать железным крестом и выдавали по пять тысяч марок.

По соседству с ним расположился не менее легендарный кабриолет ГАЗ «А». Это первый серийный советский легковой автомобиль. Практически точная лицензионная копия американского Ford-A. Его выпустили в 1935 году. Автомобиль подарил казанцу-строителю за трудовые заслуги сам нарком тяжелой промышленности СССР Серго Орджоникидзе. А уже в 1971 году его передали Нацмузею. Старожилы утверждают, что экспонат подвезли прямо к входу.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей