Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 марта, источник: "Российская газета"

Родным погибших в рухнувшей казарме ВДВ отказали в льготах

Власти Челябинской области оставили без льгот родителей двух солдат, в июле прошлого года погибших под обломками казармы омского учебного центра ВДВ.

Неоднозначная ситуация вскрылась лишь через несколько месяцев после трагедии, когда мать одного из десантников, устав от «отписок» чиновников, обратилась за помощью к общественности.

По словам Оксаны Лебедевой, после трагедии военные постарались помочь всем чем могли — сразу же выправили весь пакет документов, выплатили компенсацию и страховку. Сами посоветовали обратиться в соцзащиту для получения удостоверения члена семьи погибшего военнослужащего. Поэтому когда чиновники ответили отказом, она решила, что это какая-то ошибка.

— Сказали: Ничего вам не положено! В приказе же написано: «Смерть наступила в госпитале в период прохождения военной службы по призыву», — вспоминает Оксана диалог с чиновниками соцзащиты родного Озерска.

Рядовой Валерий Лебедев стал 24-м погибшим при обрушении казармы, он скончался на третьи сутки после ЧП. А потому посмертные документы на него оформили иначе, чем на остальных военнослужащих. «Наверное, в этом все дело», — решила Оксана. И пошла в военкомат, где обещали немедленно отправить запрос в часть и внести в документы необходимые сведения.

Однако связавшись с родными другого погибшего мальчика из Челябинской области — Азата Шангареева, женщина узнала, что дело не в формулировках приказа. В особом статусе и связанных с ним льготах отказали и им. На каком основании, родители разбираться не стали.

— Не до того нам тогда было, — вспоминает Эльвира Шангареева. — Не положено — значит, так тому и быть. Поинтересовались, правда, почему нашим товарищам по несчастью в соседней Башкирии льготы дали. Но нам сказали: это ведь республика — там свои законы.

В аппарате уполномоченного по правам человека решили разобраться в ситуации, разослали запросы в шесть регионов, откуда призывались погибшие, и выяснили, что в льготах отказали только в Челябинской области. В Омске сотрудники соцзащиты работали с членами семей погибших прямо на дому, оформив все необходимые документы почти без их участия. Четко сработали социальные службы Башкирии. В других регионах право на льготы подтвердили в течение первых двух недель.

— Это показатель отношения к матери погибшего солдата, — сетует советник регионального уполномоченного по правам человека Владимир Солнцев. — Из военной прокуратуры обращение Оксаны передали в прокуратуру области, там его просто переслали в министерство социальных отношений, а полученный от чиновников ответ об отказе в льготах — обратно заявительнице. В результате на жалобу военному прокурору ответила инстанция, на которую собственно ему и жаловались.

Когда количество направленных Оксаной Лебедевой и аппаратом омбудсмена писем достигло критической массы, в прокуратуре региона все-таки занялись проверкой и… неожиданно пришли к выводу о «необоснованном отказе в присвоении родителям погибших соответствующего статуса, выдаче удостоверения и предоставлении социальных гарантий». Соответствующее сообщение опубликовано на сайте надзорного ведомства 3 марта. Но даже выводы прокуратуры не заставили чиновников изменить позицию. В ответ на запрос «РГ» начальник управления соцгарантий и льгот министерства социальных отношений Челябинской области Любовь Истомина сообщила, что пока родители погибших солдат не выйдут на пенсию, рассчитывать на господдержку они не вправе.

— Перечень лиц, имеющих право на соцподдержку вне зависимости от состояния их трудоспособности, прописан в пункте 2 статьи 21 Федерального закона «О ветеранах» и является исчерпывающим, — сообщила Истомина. — Родители военнослужащих, погибших при исполнении обязанностей военной службы, в него не входят. Поэтому родные Азата Шангареева и Валерия Лебедева получат право на льготы вместе с правом на установление пенсии по потере кормильца. В соответствии с пенсионным законодательством РФ это произойдет по достижении матерью возраста 50 лет, а отцом — 55 лет.

С таким прочтением закона не согласились ни в аппарате омбудсмена, ни в прокуратуре.

— Налицо избирательная трактовка законодательных норм, и мы готовы доказать это в суде, — заявила старший помощник прокурора Челябинской области Наталья Мамаева.

Пункт 3 статьи 21 Закона «О ветеранах» распространяет действие «исчерпывающего перечня» на членов семей военнослужащих, органов внутренних дел, противопожарной службы, уголовно-исполнительной системы и органов государственной безопасности, погибших при исполнении служебных обязанностей. Неужели, ссылаясь на первые два пункта статьи 21, в министерстве социальных отношений не заглянули в третий?

Теперь с исками к минсоцу готовы обратиться прокуратура и фонд «Право матери», куда разуверившись в помощи госорганов, обратилась Оксана Лебедева.

Стоит отметить, что родителям погибших ребят отказали не бог весть в каких благах — 50-процентной льготе при оплате коммунальных услуг, ежегодном санаторно-курортном лечении и проезде к месту отдыха, а также в ежемесячной денежной выплате в размере 1699 рублей.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы участвовать в обсуждении новостей