Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 апреля 2016, источник: Sputniknews.kz

Булат Сыздыков: Батыр редко отдыхал

АСТАНА, 29 апр — ИА Новости-Казахстан. Ровно год с тех пор, как не стало певца и замечательного музыканта Батырхана Шукенова. Sputnik попросил известного гитариста и композитора, бывшего музыканта группы «A`Studio» Булата Сыздыкова рассказать о своем друге и товарище, с которым они вместе начинали музыкальную карьеру.

Чудо-саксофонист

Булат Сыздыков познакомился с Батырханом Шукеновым в 1979 году, в ансамбле Розы Рымбаевой «Арай».

«Батыр в это время учился в Ленинграде, в Институте культуры по классу саксофона, — рассказывает Булат. — В 1979 году Батырхан прилетел в Алма-Ату на прослушивание в наш состав. Пришел к нам на репетицию с пианистом. Они поиграли. Батыр еще шутил, говорил: «Я еще и петь могу». И когда мы услышали, как играет Батырхан, у нас даже не было ни тени сомнения, мы сразу сказали «да».

Дружба музыкантов началась с очень сильного удивления. Объяснялось оно просто — Батыр умел играть на саксофоне.

«Не так много вообще было музыкантов, которые играли бы на саксофоне, — вспоминает Булат Муратович. — А казахов-саксофонистов не было. Батырхан оказался первым. И мы были, конечно, поражены. Да еще он в то время так уже хорошо пел. И вот таким образом мы стали работать вместе. Так, с ансамбля “Арай”, начался его творческий путь».

Любовь к музыке и целеустремленность, по словам друга юности, сочетались в характере Батырхана с мягкостью и бесконфликтностью.

«На гастролях мы всегда жили с ним в одном номере, — рассказывает Сыздыков. — А в другом номере жил наш музыкальный руководитель Байгали Серкебаев, который сейчас руководит группой “A`Studio”, и Владимир Миклошич. Такая у нас была боевая четверка. Я хорошо знаю, с какой завидной регулярностью он занимался на инструменте, сколько времени уделял внимания вокалу. И слушал очень много музыки. Любимым певцом его был Стиви Уандер».

Ценнейшим качеством Батырхана был профессионализм. Шукенов без проблем читал ноты прямо с листа, понимал товарищей практически без слов, на лету.

«Аранжировки мы делали прямо на ходу, — вспоминает музыкант. — В те годы был популярен джаз-рок. Вот в этом стиле мы и стали работать. Нам посчастливилось приобрести хорошую аппаратуру «Роланд». И в начале 80-х мы стали лауреатами Всесоюзного конкурса артистов эстрады. Это был самый престижный конкурс того времени. Победили мы, исполняя инструментальную музыку. Это было почти невозможно. Мы разделили первое место с группой «Автограф».

Опасные гастроли

Вместе с Батырханом Булат Сыздыков объездил весь Советский Союз. Артистов, как водится, встречали цветами и аплодисментами. Но случались и гастроли, связанные с настоящей опасностью.

«Мы давали концерт в районе Чернобыльской АЭС через полтора-два месяца после аварии на четвертом энергоблоке, — вспоминает Сыздыков. — Нам выдали экипировку. И мы дали не один, а несколько концертов».

Но по-настоящему страшно было в Афганистане, в 1983 году. Тогда музыканты отыграли «приличное», по словам Булата Сыздыкова, количество концертов в Кандагаре, Кундузе, Баграме, Кабуле, в других городах воюющей страны.

«Передвигались мы, в основном, военным самолетом Ан-12, — говорит музыкант. — Сначала нас хотели возить из города в город на вертолете, но это оказалось очень опасно. Нас могли подбить. И было принято решение вертолетами артистов не возить. Мы поднимались по спирали из Кабульского аэропорта — то есть самолет набирал высоту не сразу, а по спирали».

Концерты играли в основном в госпиталях, в полевых условиях.

«Раненых выносили на носилках, — вспоминает Булат Сыздыков. — Кто-то без рук, без ног, без глаз. В общем, ужас. И вот лежали, слушали концерты, которые мы давали. А Роза пела. Что греха таить — приходилось пить спирт. Нас просто заставляли его пить, потому что можно было заразиться всем, чем угодно — от гепатита до холеры. Как-то военные его называли… По-моему, «золотой вертолет».

Сверхъестественные нагрузки

По словам друга юности, много времени и сил у Батырхана Шукенова отнимала благотворительность. Не случайно он был послом доброй воли ЮНЕСКО. Батырхан возил помощь в детские дома. Потом стал активно участвовать в телепроектах.

«Нам, конечно, все это нравилось, но Батыр все-таки был возрастной музыкант — 52 года, — говорит Сыздыков. — Он быстро пошел вверх, занимал первые позиции. Он был профессионалом. Я считаю, что он перегружал себя в последнее время. Более того, я конкретно знал, что у него были проблемы с сердцем».

Врачи поставили Батырхану диагноз «ишемия». Но к их рекомендациям артист редко прислушивался.

«У Батыра сердце иногда покалывало, — вспоминает Сыздыков. — Мы ему говорили: “Батыр, давай, может, полежишь в больнице?” При мне такой случай был. Батыр вдруг тяжело задышал. Потом — раз, и все прошло. Отпустило его, он забыл. И дальше работает. При этом в последние годы он очень много ездил, поскольку его сын и супруга жили в Америке, в Сарасоте. Бывало так, что сразу из Америки он уезжал на гастроли. Вы представляете такие перелеты, такие нагрузки?».

По словам музыканта, бешеный ритм жизни был вызван совсем не стремлением заработать.

«Шоу-бизнес — это некая игра. И если ты выбываешь из нее, возвратиться туда уже не так просто, — говорит Сыздыков. — Люди тебя могут быстро забыть. Поэтому каждый человек старается задержаться как можно дольше. Батырхан хотел донести свое искусство до людей. А так он был достаточно обеспеченным человеком. Он мог бы и без телепроектов с гастролями спокойно почивать на лаврах. У него были и квартиры, и машины, и дом в Америке».

После Батырхана Шукенова осталось много незавершенных песен. Сейчас Булат Сыздыков при содействии алматинских музыкантов и Центра им. Батырхана Шукенова записывает неизвестные песни своего друга юности.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей