Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
4 июня 2016, источник: Коммерсантъ-Online

Бог ринга

На 75-м году жизни скончался Мохаммед Али — человек, который, кажется, вряд ли когда-то потеряет статус величайшего боксера в истории, а еще — одной из самых ярких, самых удивительных личностей в истории спорта в целом.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Трагедией смерть Мохаммеда Али, у которого еще в 1980-е обнаружили болезнь Паркинсона и который в последнее время неоднократно попадал в больницу в тяжелом состоянии, была не только для родной Америки — для всего мира. В 1970-е его бои показывали даже в СССР, не признававшем профессиональный бокс, считавшим его жестоким развлечением, не имеющим ничего общего со спортом. Но для Али делалось исключение. Еще более жестоко было бы лишить людей счастья увидеть в ринге этого супертяжеловеса — быстрого, пластичного, с неожиданно вылетающими ударами.

Талант Мохаммеда Али был очевиден всем с юности, когда он выступал в любительском боксе. Выступал под именем Кассиус Клей. За победами на национальном первенстве и римской Олимпиаде 1960 года последовал переход в профессионалы и чемпионский бой в 1964-м со страшным противником Санни Листоном в совсем молодом возрасте.

«Порхать, как бабочка, жалить, как пчела», — эта фраза, сказанная перед тем поединком со смотревшим на него свысока Листоном в ответ на вопрос о тактике на матч, была первым среди его легендарных афоризмов. Бой он выиграл. А буквально на следующий день после триумфа еще раз оказался на первых полосах газет, объявив о том, что принимает ислам и превращается из Кассиуса Клея в Мохаммеда Али. Цель этого поступка была понятна: организация Nation of Islam, с лидерами которой дружил новый чемпион, входила в число наиболее активных борцов за права чернокожего населения США.

Еще спустя четыре года он, уже знаменитость, суперзвезда, шокировал всех снова, когда отказался служить в армии, а, демонстративно проигнорировав призыв, сказал, что «не будет бросать бомбы и стрелять в ни в чем не повинных вьетнамцев» — притом, что в его родном Луисвилле к людям с темным цветом кожи относятся, «как к собакам». Боксерские организации одна за другой накладывали санкции на Али. Он потерял титул, возможность выходить на ринг и чудом избежал заключения.

Вернулся в бокс Мохаммед Али в 1970-м — и, выиграв у Джерри Куорри, уступил в Madison Square Garden еще одному выдающемуся супертяжу Джо Фрейзеру. В 1973-м он проиграл опять — сломавшему ему челюсть Кену Нортону. Тогда, пожалуй, впервые заговорили о том, что Али — переживший дисквалификацию, уже достигший достаточно солидного по тогдашним меркам для боксера возраста (на четвертом десятке многие думали о пенсии) — потерял прежний блеск. Это было заблуждение. На самом деле настоящий его взлет был впереди.

Али взял реванш и у Нортона, и у Фрейзера, а в мае 1974 года в Киншасе состоялся его матч против неуязвимого, крушившего всех подряд Джорджа Формена, вошедший в историю как «Рубка в джунглях». Участники получили феноменальные по тем временам гонорары — по $5 млн, а сама рубка была такой, что о ней потом посвящали поэмы и песни. Али, стоя у канатов, защищался от жутких по мощи ударов Формена, а, дождавшись, когда оппонент устанет, перешел в контрнаступление и закончил бой досрочно.

Впрочем, «Триллер в Маниле» — третий его поединок против Фрейзера, прошедший в 1975 году, — был, возможно, еще более жестоким и зрелищным. Али выдержал и это испытание.

Настоящий закат его карьеры наступил лишь в 1978 году — после того как 36-летний Мохаммед Али уступил невысоко котировавшемуся Леону Спинксу. В 1981-м он, наконец, навсегда попрощался с боксом, а в 1984-м стало известно, что у Али обнаружили болезнь Паркинсона. Она была платой за бесстрашие в ринге, обратной стороной грандиозных заработков и грандиозной славы.

С тех пор в супертяжелом весе появилось немало новых замечательных чемпионов. Но никого из них — ни Майка Тайсона, ни Эвандера Холифилда, ни Леннокса Льюиса, ни Владимира с Виталием Кличко — ставить рядышком с Мохаммедом Али, называть ровней ему экспертам и фанатам не приходило в голову. Как никому не пришло в голову спорить с тем, что именно он — несмотря на уже почти полную неспособность говорить, трясущиеся руки — должен зажечь огонь Олимпиады в Атланте. Особенной Олимпиады — в 1996-м, в год столетия Олимпийских игр. Америка подарила миру множество спортивных гениев и спортивных фрондеров, но главным гением и главным фрондером, видимо, навсегда останется Мохаммед Али.

Арнольд Кабанов

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей