Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
15 июня 2016, источник: АиФ Екатеринбург

Цена «вышки»: в уральских вузах 20 июня стартует приемная кампания

Абитуриенты померяются баллами, полученными при сдаче ЕГЭ, и те вчерашние школьники, кому посчастливится поступить, в ближайшие четыре-шесть лет снова засядут за учебники и конспекты….

Средний конкурс.

В этом году свердловские школы выпустят около 18,1 тысячи человек — на тысячу больше, чем в прошлом году. При этом количество бюджетных мест в вузах региона фактически не изменилось. К числу поступающих добавятся выпускники школ прошлых лет, колледжей и абитуриенты из других регионов. Нехитрый подсчёт показывает, что средний конкурс у нас составит два или три человека на одно бюджетное место. Впрочем, не обольщайтесь: на некоторые специальности он составит 15−20 соискателей.

Приёмные комиссии обещают учесть индивидуальные заслуги абитуриентов: участие в волонтёрских движениях, наличие значка ГТО, аттестат с отличием и призовые места в олимпиадах. Но если в прошлом году за все эти достижения можно было получить 20 баллов, то в этом — не более 10.

На заметку: самое большое количество бюджетных мест в этом году предоставляют Уральский федеральный, педагогический и экономический университеты.

Что касается платного обучения, ряд свердловских вузов не стали повышать в этом году его стоимость, но кое-где «прайсы» изменились. Помониторив расценки в различных высших учебных заведениях Екатеринбурга, мы пришли к выводу, что в среднем год очного обучения на первом курсе может обойтись вам в 110−120 тысяч рублей. Конечно, это не дёшево, и без помощи родителей будет не обойтись. Но для сравнения: в МГУ эта цифра составляет 350 тысяч рэ. Впрочем, и средний конкурс там семь человек на место.

И ещё: по закону абитуриент может подать документы сразу в пять вузов, но в случае поступления зачислят вас только в один, в который вы отдадите в конечном итоге оригиналы документов. Кроме того, поинтересуйтесь: есть ли у вуза лицензия (соответствует ли его диплом государственному образцу). От этого в том числе зависит — будет ли у вас отсрочка от армии.

Раньше — лучше.

«Правильный выбор профессии — очень важный шаг, — считает Елена Чечунова, заместитель председателя Свердловского Заксобрания. — Сегодня, к сожалению, мы видим, что многие уральцы после окончания вузов трудятся не по своей специальности. Скорее всего, они совершили в своё время ошибку, кто-то сейчас жалеет о потерянном времени. Именно поэтому особое значение имеет ранняя профориентация человека. Наш проект «Уральская инженерная школа» как раз и направлен на то, чтобы юноша или девушка вступали во взрослую жизнь уже с какими-то знаниями. Ребята посещают наши промышленные предприятия, знакомятся с работой крупных заводов, благодаря чему могут сделать вывод — какую дорогу выбрать… «.

Между тем, по показателям прошлых лет, большой популярностью у уральских абитуриентов сегодня пользуются экономика, менеджмент, международные отношения, политология, реклама, связи с общественностью. По-прежнему высок конкурс на IT-технологии и радиоэлектронику, из года в год стабильно востребованы строительство и энергетика.

С неба на землю.

Показательный момент: в последнее время выпускники уральских вузов стали реальнее оценивать свои возможности. По данным агентства HeadHunter, молодые специалисты без опыта работы рассчитывают на первых порах получать в среднем 22−25 тысяч рублей. (Ещё пару лет назад они мечтали не менее чем о 30 тысячах.) Показательно также, что работодатели оценивают способности молодёжи примерно в такую же сумму. Например, в Екатеринбурге среднее вознаграждение неопытным спецам предлагается в размере 25 тысяч целковых.

При этом какой конкретный вуз окончили юноша или девушка — зачастую значения вообще не имеет! «Работодатели могут, конечно, отдавать предпочтение выпускникам определённых вузов, но в вакансиях об этом пишут редко, — отмечает представитель HeadHunter Елена Таращук. — На территории УрФО не более 1−2% предложений, где в требованиях озвучен желаемый диплом кандидата. В нашем исследовании мы изучили размер среднего ожидания выпускников крупнейших вузов Урала».

Стоит также отметить, что, несмотря на предпринимаемые федеральными и региональными властями меры, на Среднем Урале сохраняется дисбаланс между гуманитарными и техническими специальностями. Свердловская область — край промышленный, однако юристов, экономистов и разного рода «лириков» в ней по-прежнему выпускают больше, чем технарей: вузы промышленного края готовят 60% гуманитариев и лишь 40% технарей.

Впрочем, речь идёт не только об инженерах. На многих заводах и фабриках не хватает высококлассных пролетариев. Этот момент, несомненно, нужно учитывать молодым людям перед выбором будущей профессии.

Соцзаказ.

Сделают ли выпускники школ Среднего Урала верный профессиональный выбор, зависит во многом от взрослых. Но его величество случай тоже играет свою значительную роль.

Вопрос «кем быть?» рано или поздно встаёт перед каждым подростком. Как правило, легко на него отвечают те школьники, рядом с которыми оказываются взрослые авторитетные люди, способные своим примером, опытом задать профессиональное направление. «Один из самых благоприятных путей — династический, — считает доктор педагогических наук Август Белкин. — Если родители увлекают ребёнка своей профессией, формируют его представление о ней, выбор однозначно будет осознанный. То же самое можно сказать и о любом взрослом человеке, пользующемся авторитетом у подростка».

Но по этому пути входят в профессиональную жизнь далеко не все выпускники школ. Значительная часть выбирает будущую специальность «случайно»: по принципам «поступлю, куда все», «это престижно», «там неплохо платят» и так далее. Ничего страшного в этом нет, другое дело, что шанс найти себя, состояться в профессии в этом случае гораздо меньший.

«Случай играет в жизни выпускника школы большую роль, при этом не надо забывать, что случай нечто иное, как пересечение закономерностей, — уверен Август Белкин. — Моя собственная судьба тому пример. В своё время я успешно сдал экзамены в юридический институт и имел великий шанс быть туда зачисленным. Но звонок моего дяди, работающего в прокуратуре, — “Только не в юридический!” — всё изменил. Я поступил на исторический факультет, учился с большим удовольствием и с еще большим удовольствием работал в школе. Хотя, если бы мне сказали, что я буду учителем, я бы от души хохотал».

По мнению Августа Соломоновича, большая роль случая вовсе не означает, что взрослые не должны ничего делать. Значимость профориентации никто не отменял. Причём ни для кого не секрет, что строится она в том числе на социальном заказе. Ничего дурного в этом нет. Соцзаказ гарантирует создание условий для формирования интереса к тем или иным специальностям, закреплению этого интереса и возможность получить какие-то навыки на «допрофессиональном» этапе.

Воспитание «физиков».

Соцзаказ Среднего Урала очевиден. Здесь в течение многих лет складывалась странная для промышленного региона тенденция: «лирики» из числа выпускников уверенно побеждали «физиков». В таких условиях планировать будущее уральских предприятий промышленности было бы излишней самоуверенностью.

Переломить ситуацию была призвана комплексная программа «Уральская инженерная школа», подразумевающая подготовку будущих кадров для уральской промышленности, начиная даже не со школьного, а с дошкольного возраста. Введение уроков профессиональной ориентации, открытие кружков технического творчества и площадок по робототехнике (их сегодня в Свердловской области более 50), привлечение вузов и сузов к работе с потенциальными абитуриентами — всё это и многое другое уже принесло свои плоды. В этом году более 30% выпускников уральских школ подали заявку на сдачу ЕГЭ по физике во время государственной итоговой аттестации. Очевидно, что результаты экзамена по этой дисциплине абитуриенты намерены использовать для поступления в вуз или в суз на технические специальности.

Заметим, что ни о каком профориентационном насилии речи не идёт. Если подросток не будет увлечён техническим творчеством, никто не сможет заставить его стать «физиком». Но возможность попробовать свои силы в этом деле — это своего рода удочка, которую ребёнок получает в руки. Ловить же ей рыбу или взять в руки другой инструмент — решать только ему. Небольшой ещё опыт области показывает, эта самая удочка оказывается востребованной. Недавний пример: участники финала форума юных инженеров «Семихатовские чтения» представили более ста разработок. И члены экспертной комиссии отметили высокий уровень и оригинальность идей и проектов школьников.

Считать не научили.

Александр Татаркин, директор Института экономики УрО РАН, академик:

— Коль скоро мы развиваемся в условиях рынка, то не должны забывать предупреждение классиков о том, что рыночная экономика — это экономика подготовленных людей. Которые имеют склонность к предпринимательству, инициативности, новационным решениям. Которые не боятся их, а наоборот, приветствуют, развивают, внедряют. В этом плане мы очень серьёзно отстаем от других стран. Не только потому, что среда неблагоприятная, но и потому, что менталитет у нас такой — коллективистский, общинный. Практика стран с развитой рыночной экономикой показывает, что рынок — это в большей степени индивидуализм, чем коллективизм. Поэтому нам так тяжело и трудно приспосабливаться к сегодняшним условиям.

И финансовая система, и сфера обслуживания должны быть направлены на поддержание и сохранение реального сектора — промышленности, производства. Вот тогда начнёт развиваться импортозамещение, и технологический прогресс будет основан на объективных экономических расчётах, а не на личных желаниях и «хотелках». И инновационное развитие будет осуществляться не под лозунги, а своим естественным ходом — в большом, среднем и малом бизнесе. Нужно воспитывать экономически грамотного человека, который умеет считать и понимает, что затратить надо значительно меньше, чем получить. Мы продолжаем готовить чрезмерное количество экономистов и юристов, однако массовой подготовки — экономической, повседневной, когда каждый человек умеет считать и принимать экономически грамотные решения, — так и не получили. Мне кажется, это самая главная беда. Посмотрите сверху донизу — и вы везде найдете эту проблему.

Победы и промахи.

Алексей Ефремов, уральский художник, пейзажист:

— На мой взгляд, всегда будут востребованы педагоги, медики. Те профессии, без которых люди не могут жить. Одно время в большом количестве уральцы шли в экономисты, бухгалтеры. Но сегодня многие из них сидят без работы. А вообще главное, я считаю, чтобы специалист был хороший. Тот же токарь, если он грамотен и адекватен, без работы не останется, и в будущем его ждут хорошие перспективы. При выборе профессионального пути дети смотрят вокруг себя — на свое окружение, на родителей. Выпускники будут стучаться в те двери, которые открыли для них родители. Если человек окончил музыкальную или художественную школу, какую-то спортивную секцию, то определённая профессия у него уже есть. Можно в этом направлении двигаться дальше. Именно родители создают для своих детей определённую базу. Бывает и такое, что выпускники идут учиться за компанию. Ошибка ли это? Может, и да, но ведь жизнь состоит не только из побед, но и из промахов. Главное — иметь возможность их исправить.

Любимое дело.

Алексей Мосин, доктор исторических наук:

— На мой взгляд, всегда повышенным спросом на рынке труда будут пользоваться врачи, юристы, учителя, учёные. Без этих профессий, что называется, никуда. Люди этих специальностей необходимы в любом государстве — независимо от происходящих вокруг событий. Их ценили и будут ценить при любых политиках и президентах.

Что касается профессий, которые будут популярны в будущем, то здесь многое зависит от пути, по которому пойдёт развитие нашей страны. Политическая ситуация в мире сейчас очень напряжённая. Это прекрасно видит каждый из нас.

Если мы продолжим отгораживаться от всего мира, то это будут люди одних специальностей, а если наоборот — начнём своё возвращение в мировое сообщество, то престижными станут совсем другие профессии. Предсказывать здесь то же самое, что гадать на кофейной гуще. Большое влияние на сегодняшних школьников оказывают, конечно же, их родители. Но здесь старшему поколению нужно быть осторожными, не проявлять сильно большого рвения. Нередко мамы и папы настаивают на одной профессии, а человек, возможно, совсем для другого дела родился. Поэтому важно правильно сориентировать ребёнка. Ведь самое большое счастье для любого человека — когда занимаешься своим любимым делом.

Надо помочь.

Ольга Селькова, психолог:

— Чтобы сделать правильный профессиональный выбор, хорошо бы пройти анкетирование, тесты, призванные показать, к чему есть склонности и способности и какое занятие приносит удовольствие. Кроме того, родители могут понаблюдать за ребёнком, что в принципе ему нравится, чем он занимается подолгу. Определить склонности помогут и школьные предметы. Если школьнику легко даются химия и биология, то направление, куда стоит пойти учиться, становится понятным.

Бывает так, что выпускник, поступив учиться, спустя время понимает, что это не его. В таких случаях я всегда советую доучиться первый курс, потому что потом легче перевестись, нежели заново поступать. Что толку, если ребёнок бросит учёбу после первого семестра и будет болтаться без дела? За первый курс он лучше узнает азы студенческой жизни и, возможно, более конкретно определится, чем хочет заниматься в будущем.

Что касается поступления и учебы, то тут важно продумать адаптацию ребенка к новому виду деятельности. Родителям важно объяснить, что это не халява и не свободная жизнь. Если ребенок уезжает в другой город, то родителям следует поехать вместе с ним, помочь определиться с инфраструктурой — найти магазины, кафе, место жительства. У современных детей, несмотря на взрослый внешний вид, отсроченное взросление. И потом родители должны помочь ребёнку с адаптацией на новом месте.

В открытом океане.

Александр Кердан, писатель:

— Бабушка мне в детстве говорила: «Иди, Лёша, учись — или на музыканта или на повара. Люди всегда будут рождаться и умирать. Без работы никогда не останешься». Лёша, правда, бабушку не послушал. А если серьёзно, то такие профессии, как инженер, врач, педагог, всегда будут на виду. Потому что на них стоит наша жизнь.

Сегодня мы наблюдаем, что советская система профориентации полностью разрушена. Какую профессию выбрать — решается в узком семейном кругу, а это на мой взгляд, совершено неверно. Раньше мы в старших классах посещали уроки труда: мальчики строгали, девочки шили. С молодых лет люди знали, что у них получается лучше, и уже понимали — чего хотят от этой жизни. Сейчас выбор профессии стал личным делом каждого.

Советская система подразумевала трудоустройство человека после окончания института. А что мы видим сейчас? Молодые специалисты оказались в открытом океане. Им сложно после окончания вуза найти работу по профессии, они по большому счёту никому не нужны. Даже студенты-заочники оказались по сравнению с ними в привилегированном положении, потому что пока одни учились, другие работали и получали необходимый опыт.

Также в вопросах трудоустройства не должно быть компанейщины. Был у нас период, когда все за компанию ринулись в бухгалтеры, экономисты и юристы. В результате в стране — острая нехватка людей рабочих специальностей.

Думаю, что основную роль в профориентации школьников должно играть государство. Если мы наладим систему, при которой у будущего специалиста будет выбор — по какому пути пойти, то перекос в сторону той или иной профессии останется в прошлом.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей