Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
24 июня, источник: АиФ Екатеринбург

На Среднем Урале «молодеют» инфаркты

В оказании помощи при коронарном синдроме выделяется «золотой час».

Источник: AP 2016

На минувшей неделе стало известно, что заведующая отделением неотложной кардиологии Свердловской областной больницы № 1 Юлия Шилко признана «Лучшим кардиологом России». Сегодня Юлия Владимировна рассказывает читателям «АиФ-Урал» о том, почему инфаркты молодеют и как защитить себя от острого коронарного синдрома.

Инфаркт на ногах.

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Юлия Владимировна, звание «Лучший кардиолог России» для вас бремя или крылья?

Юлия Шилко: Начну с того, что в моей жизни ничего не поменялось. Я как работала с полной самоотдачей, так и работаю. А звание… Наверное, всё же крылья. Хотя вот сегодня больная умерла в отделении, и о крыльях уже не думаешь.

— Но ведь в вашем отделении неотложной хирургии такое случается.

— Случается. Но всё равно умираешь с каждым больным.

— Раз уж мы об этом заговорили. Какова сегодня ситуация со смертностью от сердечно-сосудистых заболеваний?

— Она стабилизировалась. Больничная летальность снижается, и общая смертность не нарастает. Хотя она остаётся на лидирующей позиции среди всех причин смертности: сердечно-сосудистые заболевания, онкопатология, травмы и отравления.

— Я слышала, что немало больных с инфарктами погибают не доезжая до больницы. В чём причина?

— Время от момента возникновения приступов загрудинной боли, ангинозной боли до попадания в стационар или хотя бы до первого медицинского контакта, когда начинает оказываться помощь, очень важно. Драматично. Критично. Если мы упускаем время, с каждой минутой погибают всё новые и новые клеточки миокарда, расширяется зона «умершего» миокарда.

А фактор времени зависит от двух причин: от того, как наши пациенты вовремя обращаются, от того, насколько они грамотны в медицинской сфере, и от того, как слаженно работает система маршрутизации больного.

— И насколько грамотны пациенты?

— К сожалению, не сильно грамотны.

— Но ведь, в отличие, например, от инсульта, где симптомы могут быть стёрты, инфаркт проявляется болью.

— Она тоже может быть неярко выражена. Бывают и безболевые инфаркты: просто идёт слабость, потливость, какой-то дискомфорт. Могут быть и атипичные болевые синдромы, которые наши больные не могут оценить. Скажем, бывает, что у пациента болят… локти. И он ходит с этими болями, работает, а когда всё-таки попадает к нам, мы видим рубцовые изменения. Время-то упущено. И даже не часы — дни. Человек на ногах перенёс инфаркт с неявной клинической картиной, с атипичной локализацией болевого синдрома. Могут быть желудочные варианты инфаркта миокарда. Болит желудок, а это инфаркт.

Так что в любом случае при появлении каких-то непонятных, новых, тревожных симптомов лучше перестраховаться и вызвать скорую помощь. Гипердиагностика в наших «инфарктных делах» лучше, чем что-то пропустить, потерять время, а значит, потерять здоровье, а возможно, и жизнь.

Строгий маршрут.

— «Золотое время» при инсультах — три-четыре часа. А при инфарктах?

— Чем раньше, тем лучше. Есть «золотой час» вмешательства при острых инфарктах миокарда и при тяжёлых предынфарктных состояниях. Это «золотой час» и тромболитической терапии, когда мы растворяем тромб. И «золотой час» мероприятий в наших рентгеноваскулярных центрах. В это время — начала дебюта инфаркта миокарда — мы можем вовремя вмешаться и не дать ему развиться. По сути, предотвратить инфаркт. А вообще ишемическое время должно быть сокращено до двух часов. Вмешательства и лечения — до 12 часов. Мы же областная больница, к нам пациенты ещё должны доехать. Поэтому, допустим, к нам приезжает пациент с болью. А если болит, значит, миокард ещё живой. «Умерший», ушедший в некроз миокард уже не болит. Когда есть боль, мы говорим, надо спасать, там есть ещё что-то живое.

После 12 часов, если прошёл болевой синдром, мы ведём пациента консервативно. Потом проводим коронарографию, смотрим, какая ситуация в инфарктной артерии, надо ли вмешиваться большой операцией аортокоронарного шунтирования или надо делать маленькую операцию рентгеноэндоваскулярным методом, устанавливая стент.

— Юлия Владимировна, с Екатеринбургом понятно — здесь большое количество клиник, скорая под боком. А как с маршрутизацией пациентов обстоят дела в нашей обширной области?

— Вся скорая помощь лечебных учреждений области ориентирована в плане подготовки к оказанию помощи при остром коронарном синдроме. Это такое собирательное понятие — инфаркт и предынфарктное состояние. К чести нашего здравоохранения, с 2012 года в области появилось три новых, активно работающих ангиографических центра: в Краснотурьинске, Каменске-Уральском и в Ирбите. Плюс давно с хорошим ангиографическим центром работает Нижнетагильская больница — огромное количество пациентов проходит через них. К каждому из этих центров прикреплена своя территория, откуда в них везут пациентов с острым коронарным синдромом.

Но область-то огромных размеров, поэтому путь даже до этих центров может занять большое количество времени. И чтобы его сэкономить и начать оказывать помощь, каждое лечебное учреждение области оснащено тромболитическими препаратами. Чтобы хоть как-то восстановить проходимость артерии на месте, при первом контакте с больным. Так что полноценное лечение острого инфаркта миокарда начинается уже на уровне скорой помощи или лечебного учреждения, и хотя бы частично восстанавливается проходимость коронарной артерии. Иными словами, останавливается инфаркт. Мы отыгрываем время, и дальше пациент должен в течение 24-часового интервала попасть в любой ангиографический центр. Эта маршрутизация очень чётко, строго выстроена.

Инфаркт молодеет.

— Инфаркт возрастное заболевание?

— Считается, что это удел более зрелых людей — после 50 лет. В детородном возрасте женщины болеют реже — женские половые гормоны защищают организм от развития инфаркта. А после 55−60 лет женщины сравниваются по количеству инфарктов с мужчинами. Причём у женщин они протекают тяжелее, с большим количеством осложнений.

Но сегодня, надо признать, инфаркты значительно помолодели. У нас есть пациенты и 23−25 лет. Происходит это за счёт факторов риска, которыми мы мало пока занимаемся. Мы пытаемся на всех углах говорить: «Думайте о себе. Обратите внимание, чем болели ваши родители». Генетическая предрасположенность к инфарктам миокарда есть, но она может быть поправима. Это не генетическое заболевание, наследуется лишь предрасположенность.

Поэтому надо за собой следить. Контролировать уровень холестерина, уровень артериального давления, уровень сахара в крови. Проанализировать свой образ жизни. Иногда на вопрос: «Как вы переносите нагрузки?», наши пациенты отвечают: «У меня нет никаких физических нагрузок». Дома диван, пульт от телевизора, на работе — кресло, компьютер. И машина у порога. Ни о какой двигательной активности в этом случае речи не идёт.

— То есть профилактика инфаркта классическая — движение плюс правильное питание?

— Конечно. Питаемся же мы абсолютно неправильно. По рекомендации ВОЗ мы должны получать до 800 граммов овощей и фруктов в день. Кто же у нас на Урале это соблюдает? Но хотя бы стремиться к этому надо, снижая в рационе продукты, богатые жирами животного происхождения.

Меня, кстати, часто спрашивают, что такое факторы риска. Это те дорожки, которые приведут вас к развитию ишемической болезни сердца. А сложившись вместе, превратятся в проторенную дорогу, которая приведёт к инфаркту или инсульту.

— Я правильно понимаю, что переизбыток двигательной активности, физических нагрузок тоже ни к чему хорошему не приведёт?

— Большой спорт, конечно, не приносит полноценного здоровья. Кто не занимался спортом, тому уже не надо пытаться ставить рекорды. Идеальны динамические нагрузки: ходьба, бег в комфортном темпе, езда на велосипеде, плаванье, лыжи.

— А как же любимая ваша скандинавская ходьба?

— Конечно! У нас ей теперь занимается вся областная больница, мы теперь все ходим с палками. Скандинавская ходьба показана для многого, при сердечно-сосудистых заболеваниях особенно.

Хороши все двигательные, аэробные нагрузки. Считается, что здоровый человек должен до шести километров в день ходить. Но мы, конечно, не проходим такие расстояния. Значит, опять же, нужно хотя бы приближаться к этому. Понимаю, что это уже набившая оскомину фраза, но нужно двигаться в сторону здорового образа жизни.

— Юлия Владимировна, а стрессы относятся к факторам риска инфаркта миокарда?

— Относятся. Но наша жизнь — не гуляние по саду в шляпках, поэтому нужно учиться преодолевать стрессы, справляться с ними. Учиться отсекать мелкое, переключаться.

Кстати, стресс со знаком плюс тоже заставляет сердце учащённо биться, увеличивает потребность миокарда в кислороде. Но хочется верить, что положительные стрессы всё же не должны привести к инфарктам. Во всяком случае, наши пациенты рассказывают о пережитых отрицательных потрясениях, и никто ещё не сказал, что инфаркт развился после радости по поводу премии или рождения ребёнка.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы участвовать в обсуждении новостей