Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 августа, источник: Kapital.kz

Иностранцы едут в Казахстан за «детьми из пробирки»

20 лет исполнилось первому ребенку, рожденному в Казахстане посредством ВРТ — вспомогательных репродуктивных технологий.

Источник: Kapital.kz

Для медицины — это сравнительно небольшой срок. Всего два десятка лет назад стало возможным появление на свет «детей из пробирки» в нашей стране, однако сегодня, как выяснилось, именно в этой сфере отечественные врачи-репродуктологи могут весьма успешно развивать медицинский туризм.

С легкой подачи Луизы Браун…

Первого в мире ребенка, зачатого вне организма женщины 38 лет назад, назвали Луизой. Девочка стала живым олицетворением того, что теперь науке, медицине подвластна сама природа. Диагноз «бесплодие» уже не так страшит супружеские пары, а женщины, которые так и не сумели встретить любовь, могут стать матерями и без наличия партнеров. Да, это оказалось возможным. И сегодня сфера репродуктологии, а точнее ее важная часть — ВРТ, набирает все большую популярность среди казахстанцев.

Причина высокого спроса одна: и мужчины, и женщины по-прежнему переживают серьезные проблемы с деторождением естественным путем. По информации врача акушера-гинеколога, главного врача международного клинического центра репродуктологии Persona Шолпан Карибаевой, ежегодно в нашей стране с бесплодием сталкиваются порядка 30 тысяч пациентов. Как минимум 8 тысяч из них нуждаются во вспомогательных репродуктивных технологиях. Причем речь идет не только о женщинах.

Времена, когда из-за слабого здоровья прекрасной половины человечества и неспособности зачать и выносить ребенка, разрушались браки, прошли. Сегодня, по наблюдениям врачей, трудности с зачатием потомства все чаще испытывают мужчины. Но и для них ученые-медики нашли выход, разработав определенные технологии, способные, условно говоря, оживить самый нежизнеспособный сперматозоид. Все это и позволило значительно улучшить статистику деторождения в Казахстане за последние годы.

«Во-первых, нужно сказать, что Казахстан — одна из немногих стран постсоветского пространства, где уровень рождаемости сегодня превышает тот уровень, который мы имели на этапе развала Советcкого союза. В 90-ые годы мы наблюдали снижение рождаемости, мы знаем, что в Российской Федерации есть так называемый “русский крест” (демографический кризис в РФ начала 1990 г. — Ред.), когда рождаемость была значительно ниже, чем смертность и каждый год население соседней республики снижалось. В этом плане в Казахстане не было такого снижения, которое бы превышало уровень смертности. Сегодня мы имеем уровень рождаемости на уровне 22−24%, то есть это выше, чем в европейских странах и выше, чем во многих постсоветских странах. Но это, конечно, не основание для того, чтобы успокаиваться. Сегодня еще очень много семей, которые имеют всего одного ребенка. Существует также проблема незамужних женщин, проблема неполных семей. По статистике, сегодня, каждая четвертая женщина рожает ребенка вне брака. И если мы говорим о проценте бесплодия в 15%, то при том, что в Казахстане ежегодно заключается 150−160 тысяч браков, это значит, что 20 тысяч из них сталкиваются с проблемой бесплодия. И здесь просто необходимо участие медиков», — говорит профессор, президент Казахстанской Ассоциации репродуктивной медицины Вячеслав Локшин.

И если в социальном плане за показатели ответственны лишь сами потенциальные родители, а в некоторых случаях и государство, то касательно достижений в репродуктивной медицине — здесь казахстанские врачи более чем преуспели.

ВРТ на выбор: от пробирки до заморозки клеток

Итак, вспомогательные репродуктивные технологии — это те технологии, при которых зачатие происходит вне организма человека, или как говорят, обеспечивается рождение «ребенка в пробирке». Другими словами, мужская и женская половые клетки встречаются не в организме женщины, а в условиях этой самой пробирки, после чего эмбрион переносится в полость матки. ВРТ предполагают самые разные технологии — ЭКО (экстра-корпоральное оплодотворение), процедура ИКСИ (искусственное оплодотворение), когда имеется проблема с мужским фактором бесплодия и сперматозоид насильственно вводится в яйцеклетку. В случае, когда у женщины есть проблема с созреванием яйцеклетки, или ее возраст не позволяет получить полноценную яйцеклетку, предлагается программа донорства ооцитов, аналогичное донорство возможно, если у мужчины неважная сперматограмма. При показаниях к суррогатному материнству — когда женщина не может вынашивать ребенка, у нее удалена матка или есть определенные проблемы, которые ведут к многочисленным выкидышам, казахстанские врачи могут организовать и такую программу. Наконец, сегодня стала возможной так называемая социальная криоконсервация клеток женщин, когда женские половые клетки замораживаются до того времени, пока их хозяйка не решится на рождение ребенка.

«За последнее десятилетие мы действительно достигли определенных успехов в заморозке женских половых клеток. В клиниках есть большая база, банк. И сегодня женщина в 35 лет, если откладывает деторождение на более поздний период, или пациентке предстоят какие-то онкологические методы лечения — лучевая терапия, химиотерапия — она может прийти в клинику, заморозить свои половые клетки и через 5−10 лет воспользоваться ими. Сегодня эта методика доступна и отработана гораздо лучше, чем 10−15 лет назад. И весьма актуальна. Ну, не выходит женщина замуж, не хочет использовать незнакомую сперму, в этом случае можно действительно заморозить свою клетку и дождаться человека, от которого женщина захочет иметь детей. Это можно будет сделать и в 45, и даже в 50 лет», — считает Локшин.

«К ВРТ мы обращаемся в самую последнюю очередь. Для того, чтобы помочь супружеской паре забеременеть, мы сначала используем консервативные методы лечения. Это и стимуляция овуляции, помогаем работе яичников, затем переходим к этапу оперативного лечения, у нас очень хорошо работает методика эндоскопических операций — лапароскопия, гистероскопия, и уже в самую последнюю очередь мы обращаемся к вспомогательным репродуктивным технологиям. И нет такого, что мы используем только что-то одно. Все по показаниям. Обычная программа ЭКО, конечно, идет на первом месте, когда у женщины отсутствуют маточные трубы или она не может забеременеть естественным путем по непонятным причинам, здесь нужна стандартная процедура ЭКО. Когда добавляется мужской фактор, применяется программа ЭКО ИКСИ, ее мы используем в 30%-40% случаев, делаем инъекцию одним сперматозоидом непосредственно в яйцеклетку. Около 10% — у нас наблюдается по программам суррогатного материнства, столько же женщин обращается к донорам, когда имеются проблемы с яичниками, или женщина находится в не репродуктивном возрасте, но желает быть мамой. Еще одна методика, которую мы также применяем в ВРТ — это энсиминация или донорство спермы, эта услуга у нас также достаточно популярна», — делится информацией акушер-гинеколог, главный врач международного клинического центра репродуктологии Persona Шолпан Карибаева.

По данным Казахстанской Ассоциации репродуктивной медицины, ежегодно в нашей стране реализуют свыше 6 тысяч программ ВРТ. Для сравнения — по информации европейской Ассоциации репродукции человека, в странах ЕС на миллион населения осуществляется 1 тысяча программ. То есть по логике Европы, в Казахстане нужно говорить о 17 тысячах программ.

Цена материнства

Однако при действующих ценах на вспомогательные репродуктивные технологии, пока это маловероятно. В 2010 году Министерство здравоохранения РК ввело квоты на ВРТ. С тех пор их количество увеличилось в 8 раз. На долю госбюджета сейчас приходится порядка 850 программ, только в этом году на эти цели будет потрачено 680 миллионов тенге. Но этого мало. Слишком дорого стоит счастье материнства.

«Программа ЭКО сегодня стоит от 200 тысяч тенге, когда проводится без стимуляции, в естественном цикле, до 400−450 тысяч тенге — без лекарств. Если с медикаментами прибавить, средняя стоимость программы — 750−800 тысяч тенге. Переводим в валюту, получается примерно 2 тысячи евро. Нужно сказать, что столько же стоит программа в Российской Федерации без применения лекарственных препаратов. И скажем, 10 тысяч долларов стоит программа в США. 5−6 тысяч долларов она стоит в Израиле. Именно поэтому сегодня ЭКО в Казахстане популярно не только среди граждан нашей страны, но и среди жителей других государств, особенно Центрально-Азиатских, а также среди иностранцев, которые работают в Казахстане. Мы подвели статистику, выяснилось, что за 20 лет ЭКО в Казахстане пролечены граждане 46 государств и частота использования ВРТ нерезидентами страны составляет примерно 10%. Когда анализировали — за чем чаще всего иностранцы обращаются — проблемы с суставами, операции на сердце и так далее — ЭКО оказалось на первом месте», — рассказал Вячеслав Локшин.

Популярность ВРТ в Казахстане среди иностранцев объясняет не только привлекательная по сравнению с другими странами стоимость. Речь идет также о доступности данных услуг. К примеру, во Франции законом запрещено донорство ооцитов, в Германии этот вопрос сильно зарегулирован, в других странах ВРТ трактуют с религиозной точки зрения, что также предполагает определенные ограничения. Казахстан же — светское государство, которое приняло Кодекс «О здоровье народа и системе здравоохранения», где прописаны все права граждан на применение вспомогательных репродуктивных технологий.

Тем не менее, врачи вынуждены констатировать факт: если для иностранцев цена на ВРТ является более чем привлекательной, то для казахстанцев эти услуги большей частью все еще остаются финансово недоступными. А после пережитой августовской девальвацией прошлого года — особенно.

«Если мы работаем по программе ЭКО, то эта сумма делится на две части. Первая — применение препаратов, которые на сегодняшний день достаточно дорогостоящие. Как только девальвация произошла, цена на препараты поднялись вдвое, так как вырос доллар. Все лекарства закупаются за рубежом, сумма на медикаменты поднялась автоматически, но при этом сами центры наши сумели сдержать стоимость, несмотря на то, что все реактивы, все расходные материалы стали стоить очень дорого. Таким образом, 60% цены ВРТ мы отводим на препараты и 40% — это стоимость самой процедуры ЭКО. А там уже в зависимости от того, обычная это программа или нет, нужна стимуляция или естественный цикл, нужна дополнительная процедура ИКСИ или нет — все это дополнительные затраты», — объясняет Шолпан Карибаева.

Казахстанцам, имеющим определенные проблемы с деторождением, придется мириться с подобным положением вещей. ВРТ — это не те методики, которые должны применяться относительно условно каждого десятого гражданина страны. Это весьма узкий, высокоспециализированный вид медицинской помощи и соответственно никто не будет производить препараты специально для 6 тысяч программ в Казахстане. На сегодняшний день все медикаменты производятся в развитых странах — Швейцарии, США, Голландии, Франции и, естественно, что их цена автоматически следует за курсом доллара и евро. Еще один фактор импортозависимости — оборудование. Вся техника, которую используют врачи при ВРТ — зарубежного производства.

«Все, что используется, производится в Дании, Америке, Швейцарии. То есть мы не покупаем даже то оборудование или расходники, которые произведены в третьих странах. Ответственность слишком высокая перед супружеской парой. Поэтому и себестоимость программы существенно выросла. На чем можно сэкономить? К сожалению, заработная плата. Мы не смогли поднять заработную плату нашим сотрудникам даже в соответствии с девальвацией, инфляцией, которые происходят в стране. Хотя наши специалисты очень высокой квалификации и это, безусловно, следовало бы сделать. Я думаю, что ничем не удастся дальше сдерживать цены, потому что все составляющие современной медицины, в соответствии с изменениями курсов основных валют, будут меняться» — прогнозирует глава Казахстанской Ассоциации репродуктивной медицины Вячеслав Локшин.

Но как бы ни формировалась ценовая политика на вспомогательные репродуктивные технологии, игра, как говорится, стоит свеч. Это понимают супружеские пары, которые за возможность стать родителями готовы заплатить и платят нужные суммы. К слову, по наблюдениям врачей, процент вероятности рождения больного ребенка посредством того же ЭКО крайне мал. И дело не только в том, что роженица предварительно и в течение беременности проходит тщательное обследование на предмет возможных недугов, но и в том, что «ребенок из пробирки» хорошо чувствует, что его действительно ждут и очень любят.

«Было проведено очень много исследований в европейских странах, и в Казахстане тоже, когда детские невропатологи изучали детей, рожденных через ЭКО и деток, которые родились естественным путем. И было четко замечено, что здоровье детей, рожденных посредством ВРТ, абсолютно ничем не отличается. Более того, они больше любимы, больше желанны. Их родители убеждены в том, что они самые умные, самые талантливые. Такие дети начинают разговаривать чуть ли не с 6 месяцев. Эти дети очень долгожданные, достаются с таким трудом, столько денег, столько сил и надежд было затрачено. Конечно, это все обеспечивает огромную любовь ребенку, и он отвечает им взаимностью своим здоровьем», — говорит главный врач международного клинического центра репродуктологии Persona Шолпан Карибаева.

В целом по Казахстану в текущем году планируется рождение 12 тысяч детей благодаря успешному применению ВРТ.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы участвовать в обсуждении новостей