Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 сентября, источник: "Российская газета"

Мост над Амуром отметит вековой юбилей

Даже тем россиянам, кто никогда не бывал на Дальнем Востоке, хорошо знаком Амурский мост — он, стрелой летящий над великой рекой, запечатлен на пятитысячной купюре. В наших краях ни один переход не сравнится с ним длиною: 2,6 километра, а с подъездными эстакадами — и вовсе четыре. В эти дни мосту исполняется ровно сто лет. Венец Транссиба.

5 октября 1916 года над волнами Амура сомкнулись звенья Великого Сибирского пути. «Свершилось заветное для всей Сибири, которая отныне связана сталью в одно неделимое целое с матерью-Россией», — телеграфировал в Ставку императора хабаровский городской голова Александр Плюснин.

Молодой машинист Семен Гольберт провел по новенькому мосту увитый зеленью первый поезд, за что был жалован пятью золотыми рублями. Поездка оказалась короткой — до левого берега и обратно. Но значила она очень много: наконец-то мост связал две части Транссиба, и теперь от океана до океана можно было проехать в вагоне.

А ведь задача перед русскими инженерами и строителями стояла сложнейшая: за 26 месяцев протянуть 2600-метровую переправу — крупнейшую из всех, что были тогда на железных дорогах и Европы, и Азии.

Проект был необычайно смел: Амур перекрывала цепочка металлических ферм, а его протоку с говорящим названием Бешеная — железобетонная эстакада, хотя мостостроители того времени не признавали железобетон. Круглосуточно, 10-часовыми сменами пахали пять тысяч человек: специалисты — минеры, кессонщики, каменщики, клепальщики, и работный люд — вольнонаемные, арестанты.

Ажурные фермы делали в Варшаве. Через три моря и два океана везли во Владивосток, и уж оттуда пролеты, каждый весом свыше тысячи тонн, доставляли в Хабаровск.

Поправку в сроки внесла Первая мировая война. Морской путь, где теперь рыскали немецкие эсминцы, стал ненадежным. Опытных рабочих начали призывать в действующую армию.

И все же берега соединили! За рекордные три года и три месяца. К слову, второй мост через Амур, у Комсомольска, длиной в полтора километра, строили шесть лет — с 1969-й по 1975-й.

Фугас под великий путь

Последнее звено Транссиба было тяжело ранено в Гражданскую войну. 5 апреля 1920 года партизаны, отступая с боями из Хабаровска, взорвали два пролета — стремились отрезать путь на другой берег японским интервентам. Среди тех, кто решил пожертвовать «Амурским чудом», был командир отряда Демьян Бойко-Павлов, который в свое время считался лучшим клепальщиком на его строительстве.

Фугасный подрыв — и обе фермы одним концом упали в воду, а другим — по-прежнему держались на опоре. Магистраль, соединяющая берега Балтийского моря и Тихого океана, оказалась разорванной на целых пять лет.

Мост пытались вернуть к жизни, правительство Дальневосточной республики выделило на это 400 тысяч золотых рублей. Сил и денег не хватило. Лишь в 1922-м восстановление пошло полным ходом. Водолазы обследовали лежащие на дне части пролетов. Из обломков собрали одну ферму. Другую привезли из европейской России. Запасной пролет моста через Ветлугу слегка отличался очертаниями, но по величине и конструкции отлично подошел.

Задержал дело необыкновенно сильный подъем Амура в 1923 году. Но следующей весной встала на постоянные опоры одна, а через год — вторая ферма.

22 марта 1925-го вновь открылось сквозное движение по Амурскому мосту. «Эта гордая дата облетит весь мир на волнах радио, — написала газета “Дальневосточный путь”. — От нее чихнет буржуазный цилиндр и улыбнется приветом рабочая кепка…».

На прежних опорах

За долгую жизнь кружевной красавец-мост изрядно потрудился.

— Конструкции, спроектированные по нормам 1907 года, были рассчитаны на поезда весом 300−400 тонн. А в начале 1980-х мы уже пропускали составы весом четыре тысячи тонн — в десять раз больше, — вспоминает бывший главный инженер ДВЖД Владимир Крапивный.

Мост ветшал: уже не выдерживал металл, пучился бетон, летели заклепки. По эстакаде поезда едва ползли — со скоростью 15 километров в час. И все чаще раздавались предложения прекратить движение. И значит — как в Гражданскую — остановить Транссиб.

Реконструкция моста в эпоху дикого капитализма — в 1990-е — стала еще одним инженерным чудом. Новые пролетные строения возводили на дореволюционных опорах, нарастив ледорезную часть быков. А рядом, буквально в паре метров, по-прежнему шли поезда.

Великие русские инженеры спроектировали свой шедевр так искусно, а рабочие соорудили столь прочно, что современные мостостроители дают ему еще 100 лет гарантии. А вот из 18 ажурных ферм сохранилась лишь одна. Эта 127-метровая конструкция стала первым и главным экспонатом музея Амурского моста.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы участвовать в обсуждении новостей