Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
26 октября 2016, источник: АиФ Кузбасc

Страшный детский дом?

Психолог — о сиротах, приёмных родителях и даре воспитания.

Наталья Гееб

С 2010 по 2015 гг. в Кузбассе закрыли 15 интернатов на 690 мест. Власти объясняют: детей усыновляют, приёмные семьи стали ответственнее, у них есть льготы. Но в некоторых случаях почему-то детей возвращают обратно в приюты… Что не так с нашими сиротами и родителями, мы выясняли у Натальи ГЕЕБ, педагога-психолога детского дома «Аистёнок» г. Калтана.

Настоящая трагедия.

— Наталья Николаевна, сокращение количества детских домов часто называют оптимизацией, мол, денег содержать детей нет, надо сделать так, чтобы их воспитывали в приёмных семьях. Вы согласны с этим? И, как вам кажется, возможна ли жизнь без детских домов вовсе?

— Задача «пристроить» детей-сирот в Кузбассе стояла всегда. В последнее время количество людей, желающих взять в свою семью приёмного ребёнка, действительно увеличилось. Но это произошло благодаря СМИ (заметки о детях в газетах сделали своё дело), работе детских домов, волонтёров и просто неравнодушных людей. Я не думаю, что детские дома «оптимизируют» и уплотняют из-за нехватки средств. Уплотнение в принципе противоречит законодательству: по современным требованиям в группе детского дома не должно быть больше восьми-десяти человек.

Вот, например, наш детский дом уникален. Уже восемь лет наши детки живут по, так называемому, семейному типу. Это значит, что все групповые комнаты перепланированы и обустроены в «квартиры», т. е. дети не живут в «казармах» по 16 человек, у каждого своя комната (если есть братья или сёстры, то они могут жить вместе). В семейной разновозрастной группе живёт не больше десяти человек, и в этих блоках всё оснащено как в обычной квартире: есть туалет и душ, кухня, гостиная, рабочий кабинет, гардероб и необходимая мебель и техника.

А учатся дети в городских школах и кружках. Мальчики и девочки полностью интегрированы в общество. На них не висит ярлык детдомовца.

Хочется верить, что будущее без детских домов возможно. Но, думаю, если они и останутся, то форма и содержание должны измениться. Не надо ждать, когда родителей лишат их родительских прав, нужно помогать таким семьям заранее, чтобы дети не страдали, временно помещать их в детские дома. Я вижу будущее так.

— Бытует мнение, что дети-сироты или брошенные дети всегда являются сложными подростками, которым не хватило родительского тепла в детстве, поэтому они вымещают свою обиду на других людях и даже на себе. Так ли это?

— Частично соглашусь. Да, это дети, которых недолюбили. С одной стороны, они ждут ласки и внимания, с другой стороны — могут постоять за себя. Но сказать, что они все в результате вымещают свою обиду на других, нельзя, это заблуждение. Все реагируют на боль по-разному. Кто-то винит окружающих, кто-то себя, а кто-то просто смотрит на этот мир добродушно и с надеждой.

За свою практику я не могу вспомнить ребят, которые выросли бы бандитами. Положительных примеров больше. Я работаю также и с подростками из семей и точно говорю, что проблем с «семейными» детьми не меньше. Мои девочки, которых предали в своё время мамы, получили высшее педагогическое и экономическое образование, сейчас работают. У многих большие семьи. Самая распространённая причина социального сиротства — алкоголизм или наркомания родителей. И что приятно, большинство наших выпускников не повторяют ошибки своих родителей.

Конечно, есть печальные случаи, когда дети после совершеннолетия пытаются вернуться к своим горе-родителям, восстановить отношения, а те их не принимают. Вот это настоящая трагедия.

— Чего на самом деле чаще всего не хватает детдомовцам — заботы и внимания или же каких-то материальных вещей, которыми государство не всегда может обеспечить приют?

— Всё, что касается нехватки вещей для детей-сирот, — это миф из глубокого прошлого. Наше государство хорошо заботится об обеспечении детдомов. Внимания детям тоже предостаточно, а вот заботы маловато. Ведь забота — это нечто длительное, очень близкое к теплоте семьи. Многие подменяют заботу вниманием. А это совсем не то, что нужно брошенным детям.

Однажды к нам приезжали гости из Москвы и привезли ребят в один известный магазин. Там предложили им выбрать, что хотят. Дети есть дети — обрадовались, понабрали подарков. Но гостинцы в итоге у кого-то потерялись, у кого-то сломались — забылись и подарки, и гости. А вот приезд со спектаклем наших шефов из Кемерова оказался незабываемым — дети долго не хотели отпускать актёров.

Хочешь ребёнка? Выноси глиняного.

— Недавно вы получили награду всероссийского конкурса «Психолог-педагог России-2016» за индивидуальный подход к приёмным родителям. В чём он заключается?

— На конкурсе я представляла технологию подготовки будущих приёмных родителей. Традиционно в школах усыновителей только читают лекции, беседуют и проводят практические занятия, чтобы научить мам и пап общаться с приёмным ребёнком. Мой подход немного отличается. В первую очередь я работаю с мотивацией родителя, потому что именно в незрелости желания взять ребёнка из детдома заложен риск, что взрослые вернут его назад. Мы с родителями начинаем «вынашивать» своего будущего малыша, вылепливая его из глины. Уникальность этой технологии в том, что родитель в процессе «вынашивания» осознаёт нужность или ненужность ребёнка для себя. Это очень важно! Результатом этого курса занятий становится осознанная мотивация и профилактика вторичного сиротства.

Раньше, когда мы этой теме мало уделяли внимания, возвратов было больше, а за 2016 год не было ни одного.

— Как вы считаете, почему многие семьи боятся брать в семью приёмного ребёнка?

— Дело не в страхе, а в серьёзном подходе к этому решению, в мотивации. Вопрос «Зачем мне этот ребёнок?» очень важный. Считаю, что, чтобы быть приёмным родителем, нужно обладать даром, потому что это профессия. Эмоциональный импульс или жалость — плохие советчики. Чтобы детей в приёмных семьях не били, не обижали, мы и работаем с мотивацией и дружим с нашими родителями. А примеров жестокого обращения кровных мам и пап со своими чадами можно тоже привести множество — родительская патология встречается не только среди приёмных.

А бояться тут нечего. Однажды к нам пришла в детский дом женщина. Когда мы её увидели, сразу поняли, чья она мама! Они были похожи как две капли воды с Леночкой! Внешнее сходство поражало. Да и девочка в новую маму вцепилась так, как будто ждала её всю жизнь. Так Лена нашла новую семью. Другой пример: приехала супружеская пара, и они нашли у нас сразу трёх детей! Приёмная семья живёт счастливо.

— Сын одного моего знакомого несколько раз оказывался в детском доме, потому что мешал папе жить (он считался трудным подростком), а маму лишили родительских прав. Как можно убедить родителей не отказываться от своих же детей?

— Дети — это наше зеркало. Если ваш ребёнок трудный, значит первопричина в вас, а не в нём. Неприятно осознавать свою вину и ответственность, но это так. Если родитель это осознает, то это уже шаг к решению проблемы. Самые страшные формы жестокого обращения с детьми по последствиям — это эмоциональное игнорирование и психологическое насилие (оскорбление, унижение). Некоторые родители это называют строгим, но так необходимым воспитанием. Но вина за ребёнка всегда на родителе. И начинать что-то менять необходимо с себя.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей